Глава 1310. Дьявольский Король

— То Хай, прими свою судьбу, — прямо сказал Бу Цинфэн и отступил.

Он и То Хай долгое время были заклятыми врагами. Никто толком не помнил, сколько раз они сражались за эти годы. Теперь, когда его заклятому врагу предстояло умереть, он чувствовал себя немного подавленным, как будто что-то потерял.

*Ху…* *Ху…*

Закружились невидимые вихри. Цзян Чэнь преградил путь То Хай. Он был обречён. У него не было никакой возможности сбежать. Боевой меч в его руке дрожал. Он был первоклассным гением Секты Яркого Солнца, с блестящим светлым будущим. Он никогда не думал, что однажды умрёт, тем более умрёт от рук Цзян Чэня, потому что он всегда смотрел на Цзян Чэня сверху вниз. Совсем недавно Цзян Чэнь был для него просто муравьём, недостойным называться его противником.

Но теперь ситуация кардинально изменилась. Наоборот, он стал насекомым для Цзян Чэня, добычей, которую можно было убить в любую секунду. Какая ирония судьбы!

— Цзян… Цзян Чэнь, пожалуйста, я ещё не хочу умирать, — голос То Хай дрожал.

Те, кто боялся смерти, были самыми уязвимыми перед лицом смерти.

— О? Тогда назови мне причину, по которой я не должен убивать тебя, — казалось, заинтересованно спросил Цзян Чэнь.

Причина, по которой его не следует убивать?

Слова Цзян Чэня оглушилиТо Хай, потому что он не мог придумать причины, по которой Цзян Чэнь не убил бы его. Даже Юнь Цанлань и Хуанфу Чжань были убиты. Зачем Цзян Чэню сохранять ему жизнь? Оставить опасность, подстерегающую за спиной? Если бы это был он, он бы тоже не оставил своего врага в живых.

По-видимому, он однозначно умрёт.

— Цзян Чэнь, я буду драться с тобой! — внезапно взревел То Хай.

Оба его глаза покраснели. Он схватил меч и бросился на Цзян Чэня. Поскольку он так и не нашёл причину, по которой Цзян Чэнь отпустил бы его, ему придётся бороться с Цзян Чэнем изо всех сил. Но он понимал, что надежды нет.

*Свист!*

Как только То Хай двинулся, Цзян Чэнь начал действовать. Потеряв рассудок, он полностью утратил способность сражаться со своим противником. Цзян Чэнь как призрак исчез с того места, где он стоял. В следующее мгновение его длинный меч пронзил грудь То Хай.

То Хай опустил голову, чтобы посмотреть на рукоять меча внизу. Чувствуя, как жизненные силы непрерывно покидают его тело, он с тяжёлым сердцем испытывал сожаления, но теперь все эмоции были бесполезны. Он уже видел, как перед ним открываются врата ада. Он начал размышлять о своей славной жизни. Всё это станет прошлым, а его в Первом — Небесном — Пути имя вскоре будет забыто. Его смерть принесёт славу лишь Цзян Чэню и станет ступенькой на его пути.

Αтмосфера была безмолвной. Юнь Цанлань, Хуанфу Чжань и Τо Хай умерли. Из четырёх величайших гениев Первого — Ηебесного — Пути трое погибли. Бу Цинфэн был единственным Золотым Бессмертным гением, который был жив. Цзян Чэнь никогда бы не убил его, потому что он был на той же стороне, что и Цзян Чэнь. Они были друзьями, а не врагами.

Цзян Чэнь вернул себе человеческий облик. Его белая одежда и тёмные волосы развевались на ветру. Его проницательные и бездонные глаза излучали свет бога войны. Именно так. Он был богом войны, несравненным богом войны. Любой, кто провоцировал его, был обречён на неминуемую смерть.

Βсе в изумлении смотрели на силуэт. Ученики Павильона Небесного Облака казались несравненно взволнованными. Βсе они знали, что в Павильоне Небесного Облака появился редкий гений. Этот гений рано или поздно превзойдёт Тянь Муюня. С таким гением как Цзян Чэнь, им было обеспечено процветание Павильона Небесного Облака.

Ученики трёх других великих сил горевали. Они понесли огромные потери во время экспедиции в древнюю гробницу. Смерть трёх великих гениев определённо нанесла большой удар по высшим представителям их главных сил. После такой провокации в Первом — Небесном — Пути уже никогда не будет спокойно. Смерть Юнь Цанланя и Хуанфу Чжаня была чрезвычайно знаменательной. Они были молодыми мастерами в своих семьях, самыми важными фигурами, поскольку на них было возложено будущее и надежда семей. Теперь всё пропало.

— Сын Неба восходит. Три величайших гения стали его ступеньками.

— Я предвижу большой хаос в Первом — Небесном — Пути. Три великие силы никогда не оставят это дело в покое, что по-прежнему очень опасно для Цзян Чэня.

— Это настоящее чудо. Цзян Чэнь действительно бросает вызов небесам. Я уверен, что он все ещё способен творить новые чудеса. Хотя есть много людей, которые хотят его смерти, он до сих пор ещё жив, не так ли?

…………….

Множество мастеров изумлялись. Все они знали, что репутация Цзян Чэня поднимется на вершину, как только он покинет древнюю гробницу. Будучи сыном неба, он должен был возвыситься среди молодого поколения.

— Цзян Чэнь, ты заплатишь огромную цену за то, что сделал сегодня. Твоя смерть будет очень трагичной, — угрожал гений в полушаге от Золотого Бессмертного из Семьи Хуанфу.

*Свист!*

К сожаленью, как только его слова затихли, меч Цзян Чэня ударил сверху. Не успев даже вскрикнуть, он был убит на месте. Многие качали головами и вздыхали из-за поступка гения. Должно быть, у него серьёзные проблемы с головой. Разве он не просил смерти, угрожая Цзян Чэню в тот момент? Цзян Чэнь осмелился убить даже Хуанфу Чжаня, будет ли он долго думать над тем, чтобы убить другого мастера?

— Похоже, эти гении в полушаге от Золотого Бессмертного слишком самонадеянны. В таком случае я уничтожу вас всех. Это приумножит потери ваших сект, — Цзян Чэнь был жесток и безжалостен.

Он всегда был резким в вопросах убийств.

— Что? — услышав то, что сказал Цзян Чэнь, большинство мастеров в полушаге от Золотого Бессмертного внезапно закричали. Ужас отразился на каждом из них.

— Цзян Чэнь, ты хоть представляешь, что делаешь? — заговорил человек из Секты Яркого Солнца.

— Ну конечно, — Цзян Чэнь не потрудился продолжить разговор.

Он размахивал своим Небесным Святым Мечом. Один за другим свет меча устремлялся к мастерам в полушаге от Золотого Бессмертного. Выражение их лиц резко изменилось. Они были беспомощны. Они ничего не могли сделать, кроме как ждать прихода своей смерти.

— Ага…

— Ага…

— Ага…

Вскрикнув несколько раз, все мастера в полушаге от Золотого Бессмертного трёх главных сил погибли на месте. Другими словами, все великие гении трёх великих сил, которые пришли в древнюю гробницу, были мертвы. Это было невообразимо и невыносимо. Молодое поколение представляло собой истинное будущее и опору для крупной силы. Убийство этих гениев было сродни подрыву их основы. Можно было себе представить, как разозлятся три главные силы, узнав о случившемся.

Более слабые ученики трёх великих сил перепугались до смерти. Несмотря на свой гнев, они не осмелились бы сказать больше ни слова. В их сердцах Цзян Чэнь был безумным дьявольским королём, который убивал людей. Любые лишние слова, вероятно, приведут к смерти не только того, кто их произнесёт, но и всей группы. Судя по силе Цзян Чэня, это вполне реально, если он захотел бы похоронить их всех здесь. Поэтому никто из них не посмеет начать провоцировать этого великого дьявольского короля.