Глава 1720. Древо Хаоса Девяти Революций

Зловоние отличалось от обычного.

Все, кто сейчас сражался, являлись лучшими в различных вселенных, существами, стоящими на вершине. Они могли двигать горы, наполнять океаны и разрушать вселенную одной мыслью. Как на них могла повлиять простая вонь?

Но на Аохэня она подействовала.

Вонючий Тофу Бу Фана был улучшен бесчисленное количество раз. Его вонь проникала глубоко в мозг, и от нее невозможно было избавиться. Даже Святой Великого Пути не мог избавиться от этого запаха.

Уголок рта Аохэня дернулся. Он почувствовал, что давление на него усилилось. Вонь действительно подрывала его силу. Если аромат пищи мог влиять на разум соперников в битве, то эта вонь влияла исключительно на настроение.

Аохэнь чувствовал, как его желудок забурчал. К счастью, за последние бесчисленные годы он ничего не ел, поэтому его не могло вырвать. Но поскольку его состояние было подпорчено, он почувствовал, что железная марионетка перед ним становится все сильнее и сильнее.

Как Святой Великого Пути высшего уровня, занимающий пятидесятое место в рейтинге, он подвергался давлению и даже избиению со стороны марионетки. Это приводило его в ярость.

«Как я мог проиграть такому вероломному и ничтожному парню? Как он посмел использовать марионетку против меня?»

Аохэнь метнул в сторону Бу Фана взгляд, однако увиденное заставило его сердце учащенно забиться. Он увидел, как Бу Фан взял палочками кусок Вонючего Тофу, засунул его в рот и с удовольствием съел.

От вида удовольствия на его лице у Аохеня свело живот.

«Эта штука невероятно воняет, и все же он положил ее в рот? Неужели этого парня ударил по голове осел? Неудивительно, что Королева Проклятий не наказала его… Он даже не готовит изысканную еду! То, что он приготовил, совершенно отвратительно!»

Эта сцена была передана во все комнаты через проекционный массив. Все, кто следил за ходом битвы, видели, как Бу Фан ест Вонючий Тофу. Даже через массив они могли ощутить неприятный запах. Лица многих людей потемнели.

Грохот!

Уайти шлепнулся на землю, разбив поверхность планеты.

Хотя Аохэнь выглядел тощим и со всклокоченными волосами, его физическая сила была огромной. Каждый его удар нес в себе силу, способную разрушить горы. Вскоре он смог преодолеть удары Уайти и даже подавить его.

Если бы не Вонючий Тофу Бу Фана, он, вероятно, закончил бы битву.

Бум!

Он выбросил еще один удар. Сильный порыв ветра толкнул Уайти, заставив его отступить назад.

Бу Фан был немного удивлен, поскольку Уайти, по его мнению, встретился с трудным соперником. Однако Аохэнь обладал силой Святого Великого Пути высшего уровня, поэтому было понятно, что Уайти не смог его победить.

Аохэнь завис в воздухе, поднял руку и взмахнул ею. Внезапно возникла ужасающая сила, которая столкнула бесчисленные камни и грязь и бросила их в Уайти.

Он был диким. Он хотел запечатать Уайти в этой планете. Такова была судьба каждого противника, с которым он сражался раньше — почти все противники, которых он побеждал, в итоге оказывались запечатанными в планетах. Это не только покажет его силу, но и распространит его господство и славу по всему Городу Пустоты.

Он бросил холодный взгляд вдаль. Его глаза сверкнули, когда он увидел, как Бу Фан вылавливает кусок Вонючего Тофу, с которого капает масло.

Грохот!

Огромное количество силы проклятия вырвалось из его тела, превращаясь в гигантскую птицу, и полетело в сторону Уайти.

— Все кончено! — прокричал Аохэнь. Он собирался успешно защитить славу района Б!

Внезапно его носа коснулся отвратительный вонючий аромат. В следующий момент перед ним медленно возник Бу Фан, который смотрел на него с ничего не выражающим лицом.

— Все кончено? Нет… Это только начало, — покачал он головой.

Аохэнь нахмурился.

— Фокси, — тихо позвал Бу Фан.

Маленькая лиса, которая вдалеке ела Вонючий Тофу, замерцала и в следующее мгновение появилась перед Бу Фаном, упав в его объятия. Она усмехнулась, и из ее рта вырвался сильный запах Вонючего Тофу.

В самом начале она решительно отказалась пробовать тофу. Однако, съев один кусочек, она уже не могла остановиться. Конечно, все блюда Бу Фана были вкусными независимо от того, ароматные они были или вонючие.

Бу Фан погладил Фокси по голове. Затем он поднял ее, нацелил на Аохеня и легонько похлопал её по ягодицам: — Прикончи его.

Когда его слова стихли, во рту Фокси начало собираться огромное количество энергии. В следующее мгновение ее челюсти разошлись, а затем из них вырвался мощный энергетический снаряд. Это была фрикаделька Демона Души в сочетании с вонючим тофу, которая содержала удивительную разрушительную силу.

— Что это? — Зрачки Аохеня сузились. Он отступил назад и поднял руку. Сила проклятия потекла по его ладони, он сжал ее в кулак и нанес удар по энергетической оболочке, извергаемой маленькой лисой. Он собирался пробить ее своим кулаком!

Грохот!

В мгновение ока его кулак ударил по оболочке, и из нее вырвался чудовищный смрад. Зловоние, окутавшее энергетическое ядро, стало еще более резким.

Лицо Аохеня застыло. В следующее мгновение вся мощь снаряда обрушилась на него. В последний момент перед тем, как его сбило с ног, он успел только крикнуть: — Воняет!

В земле появилась большая траншея. В конце ее лежал Аохень со всклокоченными волосами, его аура сильно колебалась. Он был повержен. Слезы стыда текли из его глаз, а все его тело было пропитано зловонием.

Все, кто наблюдал за этой сценой через проекционный массив, были ошеломлены до потери речи. После минутного молчания они разразились бурными возгласами.

— Боже правый! Аохень был побежден?!

— Предыдущие девять побед были достигнуты марионеткой этого парня?

Некоторые дворяне были ошеломлены, а некоторые болтали без умолку. Они не хотели в это верить, но то, что произошло на их глазах, не оставляло им другого выбора.

Рейтинг на хрустальной табличке снова изменился. После десяти последовательных побед Бу Фан наконец-то поднялся в первую сотню. Наконец-то он оставил свое имя на вершине скрижали. В то же время он получил право бороться за проход в район Б.

Бу Фан посмотрел на Аохэня, по лицу которого текли слезы унижения. Вытащив Уайти из кургана грязи, они покинули поле боя.

Даже Аохэнь, занимавший пятидесятое место, потерпел поражение. Кто еще мог остановить Бу Фана? Неужели для этого нужны были эксперты, входящие в первую десятку?

Во всей боевой яме царила суматоха. Спустя много лет, наконец, появился представитель района С, который получил право сражаться за билет в район Б. Это вызывало восторг у дворян района С.

Отборочный бой отличался от рейтингового. Он проходил в центре боевой ямы, и все дворяне могли наблюдать за поединком своими глазами.

Бу Фан вернулся в свою комнату. Вскоре после этого в его дверь постучали. Он открыл её и снова перед ним предстал охранник в черных доспехах, но на этот раз он протянул Бу Фану холодное приглашение.

— Господин, поздравляю вас с десятью победами подряд. Это билет на отборочный бой. Пожалуйста, храните его в надежном месте. Вы проведете три отборочных матча и чтобы попасть в район Б должны выиграть все три, — сказал он Бу Фану.

Бу Фан кивнул и взял билет. Когда охранник ушел, он закрыл дверь. Он подошел к кожаному дивану и сел, и все его тело словно погрузилось в него. Ощущение того, что он завернут в мягкую подушку, придавало ему уют.

Билет представлял собой карточку из неизвестного материала, на которой была нанесена сила проклятия. Поиграв с ним некоторое время, Бу Фан убрал его.

У него было три дня на отдых перед началом отборочного боя. За это время он мог восстановить свою энергию. Однако его это не особо волновало. В конце концов, в рейтинговом сражении он почти ничего не делал. Максимум, что он сделал, это перенес Фокси в десятом матче и выстрелил пушечным ядром.

Поскольку у него было три дня на отдых, он решил переместиться в Систему Сельхозугодий. Он нашел Ни Ханьсаня, чтобы посмотреть на результаты его исследований.

В эти дни Ни Ханьсань в основном занимался скрещиванием, и ему удалось добиться некоторых результатов.

Когда Бу Фан нашел его, он выглядел очень усталым. Его глаза были запавшими, губы сухими, а ментальная сила почти истощилась. Он протянул Бу Фану золотое зернышко и, не оглядываясь, пошел в деревянную хижину и уснул на лежаке.

Бу Фан изучал семя в руке. Он почувствовал от него странную энергетику. Конечно, ему еще предстояло проверить, насколько оно необычно. Так получилось, что в ближайшие три дня ему нечем было заняться, поэтому он остался на ферме, чтобы сделать это.

Бессмертное Дерево качалось, чайное дерево Великого Пути Девяти Революций сияло ярким светом, а кровавые лобстеры в Реке Жизни размахивали своими клешнями. Вся ферма выглядела живой.

Он выкопал яму, положил в нее семя и засыпал землей. Затем он полил его водой из истока Источника Жизни. Вода мгновенно впиталась в почву. Через некоторое время из семени вырвалась величественная аура жизни, а из почвы пробился нежный росток.

Бу Фан тихонько воскликнул. Он заметил, что в этом росточке было что-то необычное. Хотя росток только вырвался из земли, Бу Фан ощутил в нем жизненная сила Божественного Императора. Если он продолжит расти, то без проблем достигнет уровня Чайного Дерева Очищения Души.

Дело в том, что этот бутон обладал огромным потенциалом, потому что в нем сочетались характеристики Бессмертного Дерева, Чайного Дерева Девяти Революций Великого Пути и Чайного Дерева Очищения Души.

Он не ожидал, что Ни Ханьсань сможет вырастить такое замечательное растение. Он сел на землю, скрестив ноги, вытянул руку и послал Закон Времени в бутон.

Бутон рос все больше и больше со скоростью, видимой невооруженным глазом. Всего за несколько мгновений оно превзошло по размерам Чайное Дерево Девяти Революций Великого Пути и Бессмертное Дерево, поднявшись так высоко в небо, что его кроны уже не было видно. Кроме того, его аура была величественной, и в ней бурлила воля, которая была абсолютно предана Бу Фану.

— Какая сильная аура… — Уголки рта Бу Фана слегка приподнялись. Сила этого нового чайного дерева была настолько сильной, что оно было не слабее Чайного Дерева Очищения Души уровня Святого Хаоса.

Вдруг Лотос Бечувствия, росший на Бессмертном Дереве, сорвался, превратился в поток света и упал на новое чайное дерево. Его лепестки изящно трепетали.

Бу Фан не забыл о Лотосе Бечувствия. Он имел очень загадочное происхождение и был очень полезен для него, поэтому он постоянно держал его при себе. Возможно, в какой-то момент ему придется его использовать. Конечно, он не хотел, чтобы это случилось, ведь тогда он окажется в очень трудной ситуации.

— Раз ты такое величественное и сильное… Я назову тебя Древом Хаоса Девяти Революций — произнёс Бу Фан, заложив руки за спину.

Сочетая в себе характеристики Чайного Дерева Девяти Революций Великого Пути, божественность Чайного Дерева Очищения Души и бессмертие Бессмертного Дерева, это Хаотическое Дерево Девяти Революций стало несокрушимой опорой его Системы Сельхозугодий!

Дерево покачивало ветвями, словно понимая слова Бу Фана. В то же время от него исходило огромное количество духовной энергии, которая распространялась по всей ферме, заставляя энергию в воздухе снова кипеть. Теперь любое существо в этом измерении начинало по уровню приближаться к Божественным Владыкам.

Проведя несколько дней на ферме и наблюдая за ростом Древа Хаоса, Бу Фан наконец вспомнил, что ему еще предстоит участвовать в отборочном сражении, поэтому покинул ферму.

Вернувшись в свою комнату, Бу Фан проверил время. Уголок его рта дернулся. Через проекционный массив он увидел, что отборочный бой уже начался.