Глава 258. Лезвие, убившее демоническую рыбу

Сяо Каченг был третьим по положению в семье Сяо, но его статус мог считаться лишь незначительным в сравнение с Сяо Кэйюном и Сяо Менгом.

Его деловое чутье не шло ни в какое сравнение со способностями Сяо Кэйюня,а, а уровень культивации безнадежно отставал от Сяо Менга. В своей родной семье он чувствовал себя пустым местом, и это нисколько не уменьшало его рвущихся наружу амбиций.

Именно поэтому, увидев, в каком бедственном положении оказался Сяо Кэйюн, он ни сколько не испугался и не стал тревожиться. Наоборот, во всей его фигуре чувствовалось возбуждение и восторг.

«Если Сяо Кэюн погибнет, если он превратится в мясной фарш, тогда я, Сяо Кэйюн, стану главным представителем семьи Сяо в южном городе и получу наконец-то то, что заслуживаю по праву.»

Его нисколько не беспокоила фигура Бу Фана, помчавшегося на помощь его брату. Что этот паренек о себе возомнил. Неужели он думает что сможет справиться с пылающей демонической рыбой дракона седьмого ранга. Да ее клешня превратит этого паренька в котлету вместе с Сяо Кэйюном.

Сяо Каченг не имел и малейшего представления о уровне культивации Бу Фана, но чего может достичь юноша столь же молодой как и Яньюй. Даже самый сильный представитель семьи Сяо, в этом возрасте сумел добраться лишь до ранга боевого короля.

А средце Сяо Яньюй этом взволнованно дрожало. Хотя она и попросила Бу Фана о помощи, она нисколько не ожидала, что Бу Фан ринется на чудовищную рыбу сам. Яньюй хотела, чтобы БУ Фан помог, но не хотела, чтобы он хоть сколько нибудь пострадал.

А между тем фигура , устремившегося на помощь Бу Фана превратилась в черную нить стремящуюся вперед. Под его ногами мерцала, высвобождаемая им духовная энергия, устремляя своего владельца с невообразимой скоростью вперед.

Бу Фан перескакивал с крыши на крышу, разрушая черную черепицу зданий южного города.

Воздух будто потяжелел.

В руке Бу Фана закрутился зеленый туман, а его зрачки сузились сосредоточенно уставившись вперед.

Сяо Кайюн, не мог больше держаться, и испустил пронзительный вопль. Черная энергия больше не сдерживаемая истинной энергией Каюна начала пожирать его, заставляя тело Кайюна гнить заживо.

Бу Фан, успевший к этому времени приблизиться на достаточно близкое расстояние, ощутил смердящее зловоние, исходящее от тела Кайюна и непроизвольно нахмурился.

Вшуух!

Банг!

Раздался звук удара. Поднялась огромная волна, сравнимая с нахлынувшим цунами.

Все уставились на то место, де еще недавно стоял Кэйюн и Буфан. Сердце Яньюй почувствовала сильный укол, будто в одночасье выпившей из нее все соки.

«Неужели все так закончится», думала она.

Сяо Ю не в силах стоять склонился к земле, он был белее смерти. «Отец, отец, отец», он никак не мог, никак не хотел верить, что это клешня только, что раздавила его отца.

Все члены семьи Сяо ощущали отчаяние и глубокую печаль, они отказывались верить в то что произошло, но это только усиливалось их сердечную боль. Все кроме Каченга, Каченга чувствовал свой триумф, он ощущал, что перед ним открывается целое море, целая бездна новых возможностей. Будто сняли груз с его груди мешавший до того вздохнуть ему спокойно.

Ни жива ни мертва стояла Лин Эр. Она побелела до кончиков пальцев, до кончиков губ, сердце ее рухнуло, душа разбилась в мелкие осколки, у нее не оставалось сил ни на крик ни на слезы. Она стояла словно приведение, не находящее себе место, поддерживаемая родственниками, чтобы не упасть в обморок.

АРРРРРР!

Раздался яростный полный боли и злобы рев чудовища. Оно с яростью посмотрела на то место, где секунду назад им был прихлопнут муравей. Что-то было не так, почему-то оттуда оно чувствовала жгучую непонятную боль.

Крянг!

Из-под клешни выстрелил золотистый луч света, взмывший к небесам.

Крянг!

Еще один луч света. Пробился сквозь клешню, заставляя чудовище испытать дикую боль.

Глаза всех неверяще уставились на происходящее.

Множество световых лучей с хрустящим крошащим звуком пробились из клешни, к небесам, распускаясь в воздухе словно золотистый лотос. От клешни чудовища оторвалась громадный кусок, вздымая исполинские волны, и выпуская целые фонтаны крови, кровавыми каплями дождя устремившиеся вниз.

От каждого удара, протягивался световой след, подобный лепестку лотоса, в центре которого отважно стояла крохотная фигурка Бу Фана. Обеими руками он держал огромный золотой нож. С его кончика распространялась истинная энергия. Волосы Бу Фана подвязанные лентой, развевали яростные порывы ветра.

Самое удивительное, что несмотря на кровавый ливень в центре которого стоял Бу Фан, он оставался чистый и элегантный словно гордый лотос расцветший посреди разверзшегося ада.

Зато кровавый ливень насквозь пропитал так и не прекратившего стонать Сяо Кэйюна. Покрытый кровью, беспомощный, стонущий, он был похож на кровавого человека.

Его положение было не завидно. К сильному запаху его собственного гниющего тела примешивался стойкий запах крови.

Но в этот момент глаза всех были прикованы к Бу Фану, сердце всех бились в такт с движениями храброго юноши отважно вставшего на борьбу с монстром с одним лишь только кухонным ножом.

Сплаш.

Произошло что-то невообразимое. Все, кто это увидел дрожали от шока и нетерпение.

Огромная клешня чудовищной демонической рыбы была перерублена всего одним взмахом ножа этого поразительного юноши да кто он такой?!

Граааааааа!

Из пасти монстра послышался резонирующий полный боли вопли, заставивший тела десяти экспертов затрястись от ужаса.

Но еще больше они были поражены силой этого юноши.

«Кто черт возьми он такой, откуда у столь юного молодого человека может быть такая сила. Это же демоническая пылающая рыба дракона седьмого ранга, ее защита вне понимание обычных боевых экспертов. Какова должна быть сила удара, чтобы перерезать ее всего с одного удара.»

Боевые эксперты видели и не верили. Они сами в десятером едва ли смогли нанести хоть сколько-нибудь существенный вред этому монстру, а теперь перед ними стоял пацан, которому удалось совершить то о чем они не смели даже и мечтать всего с одного удара.

Это битва обещала быть волнующей и полной опасностей.

Один из боевых императоров хорошо знакомых с Сяо Кэйюном подкрался к нему с сзади, и схватив его, что есть силы поспешил унести пострадавшего товарища со ставшего непредсказуемого поля боя.

«Смотри Янью , мой отец жив, и Господин БУ тоже. Это просто невероятно.», в глазах Сяо плясали искорки восторга и воодушевления. Он и сам не мог сдержать свою радость и обильно жестикулирая выражал крайнюю степень своего восторга.

Янью смогла сделать вдох. Только сейчас она поняла, что все это время не смела сделать и вдоха, с затаенным дыханием наблюдая за ходом схватки.

Видя с каким непоколебимым спокойствием Бу Фан встретил своего противника, она ощутила спокойствие и уверенность и в своем сердце.

«Разве господин Бу, не красив, разве господин Бу не замечательный, как он снес этому чудищу клешню всего один ударом, как круто он смотрится.»

Сяо Ю словно непоседливая обезьяна носился по небольшому пятачку крышу, всячески извещая мир о своем неуемном восторге.

Почти все члены семьи Сяо ощутили как у них отлегло. От сердца. Они наконец-то смогли вздохнуть спокойно. Сяо Кэйюн остался жив, более того они видели, что глава их семейства остался цел и невредим.

Единственный, кто диссонансом выделялся на фоне радостных лиц было Сяо Каченг. Его лицо было перекошено в злобной кривой уродливой усмешке, словно он только что проглотил дохлую жабу. Несколько минут назад он уже мысленно торжествовал свою победу и примерял на себя положение первого в семье Сяо южного города, как откуда ни возьмись появился этот юноша и спас его родственника. Мало того, что Сяо Кеййюн остался жив, он также сохранит и свое положение в семье Сяо.

Еще его беспокоило, что он посмел так презрительно думать об этом юноше. Если бы кто бы то ни было увидел его презрительное выражение в ту минуту, когда он уже списывал Бу Фана со счетов, это доставило бы Сяо Каченгу массу неудобств.

Подумать только парень, одним ударом смог перерубить клешню чудовища седьмого ранга . Что за силой он обладал. И за чем только черт принес его на голову Каченга. Если бы не вмешательство Бу Фана Сяо Кайюн погиб бы,а Каченг бы занял более почетную ступеньку в семье Сяо. Он чувствовал как в нем вскипает гнев и ярость по отношению к этому пареньку.

Вшух, вшух, вшух!

Послышался свист десяти тел . Десять боевых императоров покинули место действия, с интересом наблюдая за местом готовящейся битвы.

Внезапно произошло нечто, что захватило их внимание еще сильнее.

Пламенеющая демоническая рыба дракона, скалясь своими многочисленными рядами бритвенно острых зубов и пятилась назад. Это выглядело так будто огромная рыба отступала.

Бу Фан крутанул золотой драконьий нож в руках и направил ее на рыбу. Та скалилась и рычала, но в ее реве было все меньше и меньше гнева и все больше и больше страха.

Все, кто это видел не могли понять , что произошла почему огромная чудовищная рыбина отползала от столь маленького и незначительного юноши.

Дело было в золотом ноже из драконьей кости. Сделанный специально для того, чтобы справляться с различными высокоуровневыми ингредиентами в том числе и из духовных чудовищ, он содержал в себе крупицу драконьей мощи.

Именно эта драконья мощь заставила зверя почувствовать опасность, заставила его вынырнуть из пучины неистовства и гнева в которую он был погружен, и почувствовать страх за собственную жизнь.

Тем временем снаружи южного города устроились пять теней в соломенных шляпах, наблюдающих за происходящей битвой.

«Черт возьми, почему на попалась такая трусливая демоническая рыба, надо ее немножечко подбодрить», тень, которой принадлежала голос достала черный лук и противно засмеялась.

Она зарядила лук черной стрелой, а две другие фигуры, смазали наконечник стрелы содержимым из черных флакончиков.

«Это должно привести нашего монстрика в чувство.»

Тетива была спущена. Выпущенная стрела угодила прямо в спину трусливо пятившегося монстра.

Как только это произошло, глаза чудовищно рыбы вновь покраснели и словно забыв о страхе перед драконьей моью чудовищная рыба взревела заставляя вибрировать стены южного города.