Глава 724. Первый поединок!

Глаза Бу Фана были безразличны, он держал Кухонный Нож из Золотой Драконьей Кости, который теперь выглядел как секач. Он окинул взглядом всю площадь, его голос был холоден и резок, но полон безграничной уверенности.

Надменная поза Бу Фана поразила окружающих, и они не верили своим глазам.

Этот малыш действительно осмелился бросить им вызов?! Слишком безумно!

Бу Фан слегка покачал головой. Он не считал это безумием. Если он хочет стать Богом Кулинарии, возглавляющим пищевую цепочку в мире фантазий, он должен быть смелым и уверенным в себе. Если он этого не сделает, то может просто сдаться.

Многие люди из Долине Обжорства были взбешены высокомерием Бу Фана. Однако, никто не вышел вперед. Если кто-то из них сделал бы шаг вперед, это означало, что он принял вызов.

Будучи поварами они были незнакомы с такими поединками. Никто не смел небрежно ставить своё будущее в таком поединке. Таким образом, никто не хотел выделяться.

Конечно, кто-то презирал другого, поэтому он не хотел предпринимать никаких действий. Янь Юй сузил глаза, на его красивом лице появилась ухмылка.

Он был шеф-поваром особого класса. Он был абсолютно уверен в своем врожденном кулинарном таланте. Поскольку он занял первое место, его кулинарный уровень не был чем-то, с чем мог бы сравниться этот молодой повар. Поэтому, он пренебрег вызовом Бу Фана.

Если бы великий старейшина не настаивал, он вообще не появился бы здесь.

Лю Цзяли тоже обладала превосходным талантом. Она была единственной женщиной поваром из первой десятки на Скрижали Чревоугоди. Однако она была сильнее многих поваров, что укрепило ее положение. Хотя она и не была особенно красива, в ней чувствовалось очарование зрелой женщины.

Она смотрела на Бу Фана, поджав красные губы. Она ничего не сказала, но ее глаза дразнили его. Это был первый раз, когда она встретила такого высокомерного парня, который осмелился бросить вызов десяти лучшим поварам Долины Обжорства. Ей и в самом деле было любопытно.

Бу Фан долгое время молчал. Все вокруг шумели, но не обращали на него внимания.

Оуян Чэньфэн выглядел немного разочарованным. Он не понимал, почему Бу Фан захотел прийти сюда и бросить им вызов. Правда, он готовил хорошую лапшу. Кроме того, во время банкета он почти победил этого знаменитого повара. Однако в том матче Вэньрен Шан не показывал своих особых способностей.

Бу фан нахмурился, думая: «Эти люди … никто не хочет сражаться?»

— Я принимаю вызов! Я должен отомстить! Я должен избавиться от унижения!

Пока десять поваров колебались, из толпы донесся почти безумный голос. Все были удивлены. Они обернулись и увидели безумное лицо Вэнь Жэньчоу!

Взъерошенный Вэнь Жэньчоу смотрел на Бу Фана налитыми кровью глазами. Он вышел из толпы, шаг за шагом, ухмыляясь, как ядовитая змея.

Первый поединок состоится между Бу Фаном и Вэнь Жэньчоу.

Когда Вэнь Жэньчоу потерпел поражение, у него отобрали кухонный нож и права на приготовление пищи. Чу Чаншэн помог ему избавиться от обета и заставил вспомнить о нанесенном оскорблении. После этого он вступил на Дорогу Обжорства, чтобы аскетически развивать свое кулинарное мастерство.

И сегодня он сошел с дороги вместе с остальными десятью поварами. Никто не знал, какого уровня достигли его кулинарные способности.

Даже Чу Чаншэн не знал.

И увидев Бу Фана только выйдя с Дороги Обжорства, можно было понять, насколько взволнован был Вэнь Жэньчоу. С тех пор как он устоял и пережил суровость Дороги Обжорства, где похоронил много белых скелетов, Вэнь Жэньчоу жил лишь гневом и желанием отомстить.

Остальные не ожидали, что первым придет Вэнь Жэньчоу. Тем не менее, они подумали, что было бы хорошо узнать, на что он стал способен. Так как он выжил на Дороге Обжорства, его кулинарные навыки могли достичь первого класса. Хотя он не мог догнать десятку лучших поваров, он был квалифицирован для битвы.

Бу Фан равнодушно посмотрел на Вэнь Жэньчоу и спросил: — Раков твой ранг на скрижали?

Люди были сбиты с толку.

Вэнь Жэньчоу тоже был озадачен. Затем его лицо стало разъяренным. — Мразь, ты забыл меня?! Я никогда тебя не прощу! Даже если моего имени нет на Скрижали, тебе сегодня не уйти!

Вэнь Жэньчоу вышел из себя. Он высунул свой красный язык, облизывая красные губы, и его безумные глаза уставились на Бу Фана. — Пойдем! Они не хотят драться с тобой, но я хочу!

— А… ты не входишь в десятку лучших поваров на скрижали. — Уголки рта Бу Фана дрогнули, когда он поднял голову и посмотрел на Вэнь Жэньчоу. — Раз ты не в первой десятке, я не хочу бросать тебе вызов. Ты не квалифицирован…

Поняв, что Бу Фан сказал это намеренно, все были озадачены.

Взволнованное лицо Вэнь Жэньчоу застыло. Секундой позже на его лице появилось яростное выражение, и он безумно закричал: — Смотришь на меня сверху вниз? Знаешь, что мне пришлось вынести, ради победы над тобой?

— Да, потому что ты не входишь в первую десятку, — бесстрастно ответил Бу Фан.

Вэнь Жэньчоу почти сошла с ума. Бу Фан не принял его вызов только потому, что он не был в первой десятке? Он пропустил Банкет Божественного Обжорства. Если он хочет бросить вызов десятке лучших поваров, ему придется долго ждать. Естественно, Вэнь Жэньчоу не желал ждать.

Повара Долины Обжорства тоже нахмурились.

Глаза Оуян Чэньфэна потемнели. Бу Фан был очень решителен. Если это так…

Оуян Чэньфэн вышел вперед и сказал: — Бросить нам вызов можно, но ты должен показать нам, что обладаешь на это квалификацией. Покажи нам свою силу. Победа над ним даст тебе шанс продемонстрировать свою настоящую компетентность.

— Не плохо. — Чу Чаншэн пригладил свою белую бороду. Он кивнул головой, соглашаясь с этим предложением.

Янь Юй насмешливо смотрел на Бу Фана.

Лю Цзяли поступила так же. Поскольку они входили в десятку лучших поваров, они стали по-совему горды и высокомерны.

Му Чэн был худощавым смуглым мужчиной с завязанными светлыми волосами. На нем был черный халат повара, который почему-то делал его довольно отчужденным. Обладая исключительными кулинарными способностями, он занимал второе место на Скрижали Чревоугодия и он внимательно изучал Бу Фана.

В этот момент все повара смотрели на Бу Фана одинаково. «Сначала он должен показать, что достоин этого, иначе зачем нам тратить время на битву с ним?»

— Иди сюда! — Вэнь Жэньчоу открыл рот, его глаза стали безумными. Он искренне желал отомстить Бу Фану. Он рьяно хотел победить Бу Фана и стереть прошлый позор!

Что же касается Бу Фана, то он, как и прежде оставался спокойным. Несмотря на их насмешливые лица, он с нетерпением ждал вызова. Он понимал, что если высокомерные повар из Долины Обжорства стали смотреть на него, как на равного, он должен сначала победить безумного Вэнь Жэньчоу.

— Нам лучше сделать это быстро. Я очень спешу. — Произнёс Бу Фан, обращаясь к Вэнь Жэньчоу. Его пальцы шевельнулись, и кухонный нож из драконьей кости завертелся в его руке. — Первым… снова будешь ты!

По мере того как кухонный нож вращался в руке Бу Фана, его блестящий золотистый оттенок медленно тускнел. Нож вернулся в форму старинного, блестяще-черного кухонного ножа. Затем он направил нож на Вэнь Жэньчоу.

Вэнь Жэньчоу закатил глаза, его рот растянулся в безумной улыбке. Он схватился за свои растрепанные волосы, глядя в небо и смеясь. — Пойдем! Я больше не могу ждать!

Гудение…

Глаза Вэнь Жэньчоу загорелись красным светом и в следующее мгновение воздух прорезал отблеск меча.

Тонкий серебряный кухонный нож появился в его руке. Он был хрустально-серебряным и ярко сиял. Он был достаточно ярким, чтобы отразить внешний вид шеф-повара. Лезвие ножа было острым, как мерцающая звезда, которая непрерывно жужжала.

— Я столько выстрадал на Дороге Обжорства, чтобы заполучить знаменитый нож, Змеиный Секач! Я выруже нанесенное тобой оскорбление! — Истерично рассмеялся Вэнь Жэньчоу.

Слушая Вэнь Жэньчоу, присутствующие на площади глубоко вздохнули. Этот парень нажил себе состояние на своем несчастье. Действительно, ему посчастливилось получить знаменитый нож с Дороги Обжорства!

Во всей Долине Обжорства имелось около десяти знаменитых ножей.

Даже среди лучших поваров Долины Обжорства, знаменитые ножи имелись только у пяти. Один достался Чу Чаншэну, а второй — хозяину долины. Остальные трое затерялись где-то на Дороге Обжорства, так что только счастливчики могли их увидеть и достать.

Никто никогда не думал, что Бог удачи опустит взгляд на Вэнь Жэньчоу. Неудачнику достался один из знаменитых ножей! С этим ножом его кулинарные навыки могли бы достичь уровня десяти лучших поваров Скрижали Чревоугодия!

— Хорошо, тогда не говори глупостей. Нам лучше поторопиться, — сказал Бу Фан. Его не волновало знаменитый или превосходный кухонный нож в руке его противника.

Кухонного Ножа из Золотой Драконьей Кости из Набора Бога Кулинарии хватало, чтобы раздавить все, что называется знаменитым ножом!

— Хорошо. Раз вы договорились, начнём поединок. Он начнется через час. Тема этой битвы… рыба. — Чу Чаншэн осмотрел обоих, затем опустил свой многозначительный взгляд на Вэнь Жэньчоу и с ударением произнес последнее слово.

Вэнь Жэньчоу вздрогнул. «Рыба?»

В прошлый раз темой поединка против Бу Фана была также рыба. И он … проиграл ту битву.

Чу Чаншэн хотел помочь ему избавиться от унижения. Только одержав в этом победу, можно было бы искупить вину и снять с него позор.

Бу Фан взглянул на Чу Чаншэна и надул губы. Конечно, он понял его намерения, но все равно не возражал. Как он и говорил ранее, он не боялся, и ничто не могло его остановить!

— У тебя есть время выпить чашку чая, чтобы подумать о своем блюде и объявить ингредиенты, которые ты хочешь. Через час начнется поединок, — сказал Чу Чаншэн.

В следующее мгновение вся площадь обжорства начала сильно трястись.

Бум! Бум!

Арена раскололась, и появились две изящные отдельно стоявшие печи. Закрытые окна здания с грохотом распахнулись.

Многие жители города были удивлены. Мгновение спустя они были поражены.

— Кто-то устраивает кулинарную битву?

Удивившись, они взволнованно вскочили и бросились к зданию. Через час все помещение было забито битком. Люди окружали его точно также, словно продолжился Банкет Божественного Обжорства.

Новость о том, что Бу Фан хочет бросить вызов десятке лучших поваров, распространилась быстро и широко.

Таким образом, зеваки начали окружать и плотно набивать здание.

Час спустя Бу Фан и Вэнь Жэньчоу подошли к своим печам. Нужные им ингредиенты были уже доставлены.

Динь!

Раздался звон.

И Чу Чаншэн громко объявил о начале поединка.

Грохот! Грохот!

Равнодушный Бу Фан и безумный Вэнь Жэньчоу принялись стаскивать простыни, которыми были накрыты их кухонные принадлежности.

Они тут же показали рыбу, которую решили приготовить…