Том 4. Глава 16. Перепутье

Серьезно, не шутите так!

Спасая собственные жизни, ребята из группы Харухиро поспешили назад, в городок наемников. Когда маленький отряд добрался до места, они сразу же зашли на улицу торговцев, продающих палатки, и купили там две подешевле: одну для парней, другую для девушек. Ранта всю дорогу нес чушь о том, что было бы неплохо купить одну огромную палатку на всех и спать в ней, прижавшись друг к другу. Но его бредни не стали даже слушать. После ужина девушки отправились в общественную баню. Парни же, узнав стоимость купания, какое-то время сомневались, но затем решили повременить и отказать себе в этом удовольствии. «В принципе, подождем денек. Если будем вонять, то сходим в баню завтра. Это самый логичный выбор» — решили они. К ночи ребята установили палатки недалеко от наблюдательного пункта, за пределами городка, и легли спать пораньше.

Дешевая палатка оказалась тесноватым убежищем для троицы парней. Вернее, она была рассчитана отсилы на двух наемников с комплекцией Ранты и Харухиро, но Кузаку был слишком высоким и широким, чтобы свободно уместиться третьим. Нет, он в одиночку занимал столько же места, сколько лидер и темный рыцарь. И вот как такой компанией заснуть в тесноте, да еще не сходив в баню? Почти прилипая друг к дружке? Да вы издеваетесь!

«Может, все же сходить помыться? Или, может, палатку поменять? Интересно, тот жадный торговец примет ее назад? Почему мы не купили палатку побольше? Ведь деньги у нас есть! Просто мы привыкли к бедности. Эх, вот и поскупились по привычке…» — мысленно сожалел Харухиро.

Улегшись в палатке, Ранта мгновенно засопел. Так сразу? Да в своем ли он уме? Они даже не обсудили прошедший день, не разобрали ошибки… Харухиро как лидер группы собирался поговорить с ребятами насчет трудностей, с которыми они столкнулись в Загадочной Норе, еще во время ужина, но товарищи настолько устали, чтобы были просто не в настроении обсуждать что-либо. Честно сказать, Харухиро и сам устал и не хотел устраивать разбор полетов. Но так нельзя. Недопустимо!

— Кузаку, не спишь?

— Да, типа того.

— Тоже?

— Тоже.

— Так попробуй уснуть.

— Довольно сурово…

— Понимаешь, почему сурово?

— А! Угу. Просто так?

— Так не пойдет…

Дело не только в Кузаку, но и в самом Харухиро, покуда он остается никудышным лидером. Если он свалит все неудачи группы на одного только паладина, то станет ничем не лучше Ранты. Вообще-то проблем у ребят хватает, и все они, перекликаясь друг с другом, ведут к большим, даже смертельным ошибкам. Фатальным.

— Понимаю, что так не пойдет, — Кузаку попытался перевернуться на другой бок, однако вскоре отказался от этой затеи, осознав, что в палатке слишком уж тесно. — Но помимо всего прочего мне понравилось. Было весело.

— Э?

— Ведь я все делал всерьез. Раньше, наверное, такого не было. Интересно, стоит ли оно того? Похоже на то.

— Вот как.

— Вот бы никто не погибал. Никогда больше.

— Угу.

— Ведь это зависит от меня. Теперь.

— Поэтому так тяжело. В смысле, быть танком.

— Как и лидером, верно?

Харухиро ничего не ответил.

«И все же Кузаку неплохой парень. Но пока что я не очень хорошо его понимаю», — подумал вор.

Природа наградила Кузаку мощным телосложением, наделив его руки силой. Но при таких данных парень умудрялся быть жутко неповоротливым. Он уступал Могузо во всем: не такой искусный, неаккуратный и совсем не выглядит настойчивым. Ему явно не хватало внутреннего стержня. Поэтому паладин и не казался Харухиро надежным танком. Нет, так нельзя!

«Да что же я делаю? Зачем я снова сравниваю его с Могузо? Ведь Кузаку — не Могузо!» — сокрушался лидер группы.

Конечно, Харухиро мог бы подсказать паладину пару приемов и тактик… Например, поменьше открываться в бою, принимать стойку пониже… На самом деле, он мог бы дать новоиспеченному танку множество советов, но готов ли тот слушать разглагольствования вора? Ведь, скорее всего, Кузаку себе на уме, и у него есть собственное представление, как должен действовать хороший танк. Да и если бы кто-то, не относящийся к воровской гильдии, принялся учить Харухиро, как ему следует действовать, парень подумал бы: «Да что ты понимаешь в моем ремесле?» Поскольку Кузаку стал их товарищем совсем недавно, его реакцию трудно предсказать. Что будет воспринято спокойно, а что все усложнит — Харухиро даже не догадывался. Это как пробираться на ощупь по абсолютной темноте. «Как же проблематично …»

«Хочется спать», — подумал вор и вскоре провалился во тьму. Проснувшись, Харухиро почувствовал себя отдохнувшим, однако настроение оставалось по-прежнему паршивым.

Большинство наемников Алтаны оставляло свои палатки без присмотра, поэтому группа Харухиро решила последовать их примеру: если не хранить в них ценные вещи, никто не позарится на убогую палатку и не попытается ее украсть. Позавтракав в торговом переулке городка, они отправились в Загадочную нору с новыми силами.

Вчера ребята Харухиро немного поспрашивали местных и узнали, что здешних монстрокуриц называют «меруруками», дуболомов — «дуэргарами», йети — «буками», самоцветные человечков — «спригганами». Последние три вида обитают во всех уголках Загадочной норы, и наемники окрестили их «Тройкой Псевдолюдей» Между собой дуэргары, буки и спригганы не ладят, так что нередко при встрече стремятся поубивать друг дружку. И все равно эти монстры считают человека главным врагом. Однако эти создания не нападают на искателей приключений в открытую, по крайней мере, на сильные группы. Другими словами, Тройка приняла маленький отряд Харухиро за слабаков.

Из всей Тройки только спригганы представляют хоть какую-нибудь ценность: их самоцветные глаза можно продать за неплохие деньги. А если учесть, что самоцветные человечки ходят толпами, любую группу наемников ожидает неплохой улов. И все же добровольцы Багровой Луны по какой-то причине предпочитали не возиться с этими обитателями Загадочной норы.

Известно, что монстры из Тройки Псевдолюдей частенько охотятся друг на друга, и все вместе — на меруруков и других подобных им существ, чтобы добыть себе пропитание. Кроме того известно, что дуэргары, буки и спригганы были слабейшими существами местных подземелий, и большинство охотников не воспринимало их как реальную угрозу, только как помеху под ногами. И в то же время именно эти существа являются первым испытанием для каждого добровольца-новичка, планирующего подзаработать в Загадочной норе.

— И все же!.. — Харухиро, отражая «Скользящим ударом» дубинку «Дуэргара А», мельком осмотрел поле боя, проверяя, как обстоят дела у товарищей.

Кузаку сосредоточился на парировании щитом атак «Дуэргара Б», Ранта кружил, подбираясь к «Дуэргару В». Юмэ, вооруженная кукри, налетела на «Дуэргара Г», пока Мэри разбиралась с «Дуэргаром Д». Ситуация сильно напоминала бой накануне, когда группа Харухиро наткнулась на дуболомов — первое испытание для вора и его товарищей. И пройти его ох как не просто.

— Ранта, да прикончи ты его! И побыстрее! Если никто не защитит Шихору, то…

— Заткнись! Знаю я! Не нужно мне об этом говорить! Поехали! Моя убийственная атака! Непобедимый град ударо-о-о-о-о-ов!

Ранта прекратил кружить и с громким воплем понесся на ««Дуэргара В», но тот отскочил назад, разрывая дистанцию.

«В отличие от Ранты, его противник собран. Или все дело в том, что Ранта слишком туп?» — подумал Харухиро.

В тот момент Кузаку все еще бился с «Дуэргаром Б», при этом паладин не мог атаковать монстра, поскольку даже не пытался выйти из защитной стойки. Вряд ли он сможет быстро расправиться с собственным противником.

«Хоть ты не можешь прикончить одним ударом одного или двух монстров, как это делал Могузо, мог бы хотя бы врагов на себя отвлечь. Могузо толпу собирал, у него же как-то получалось, так почему?..» — мелькнуло в голове лидера.

Мэри и «Дуэргар Д» были равны по силам, а вот у Юмэ с «Дуэргаром Г» шла долгая тяжелая схватка. «Мне кажется, или «Дуэргар Г» немного больше остальных? Нет, не кажется. Определенно больше. А значит и сильнее. Заметь я это в начале боя, то послал бы на него Ранту и Кузаку, а не Юмэ», — понял свою ошибку Харухиро.

Пока остальные сражались, Шихору могла использовать магию, но медлила: в любой момент из соседних туннелей могло прийти вражеское подкрепление, и если явятся буки со спригганами и, вместо того, чтобы колотить друг друга, объединятся против людей, группе Харухиро придется худо. «Я иду. Если я ничего не сделаю…» — обрывочные мысли теснились в голове вора.

Ни грозной атаки, ни надежной защиты в лице надежного Могузо больше нет. Ранта время от времени показывает взрывную мощь, но ему не хватает стабильности, значит, надеяться на этого парня нельзя. Шихору пытается стать огневой поддержкой … Но пока что у нее не хватает опыта. К тому же необходимо защищать ее, чтобы у волшебницы было время создать могущественное заклинание и разбить им вражеские силы.

И Харухиро не должен забывать про себя: ему мало быть тактиком группы, мало руководить, он сам должен демонстрировать неплохой боевой потенциал.

Харухиро отразил дубинку «Дуэргара А» «Скользящим ударом», а затем пошел в контрнаступление, решив, что применит к противнику «Дробление колен». Так и вышло. Затем вор мгновенно обошел сбоку шокированного от боли монстра и, крепко сжимая в правой руке кинжал, воткнул его в горло «Дуэргара А». Комбинацию Харухиро завершил ударом сапа по затылку, тем самым добив врага окончательно. После этого парень ринулся к волшебнице.

— Шихору! Пока я буду защищать тебя, используй магию!

— Да! — отозвалась та и тут же принялась формировать заклинание. — Оом, рел, экт, нем, дарс!

Из посоха девушки вылетел теневой элементаль и прилип к земле прямо под ноги «Дуэргара Г» — стоит ему попятится, как он угодит в ловушку.

— Крестовой удар!

Под натиском Юмэ «Дуэргар Г» отшатнулся назад, его правая нога запуталась в щупальцах элементаля. В тот момент точность Шихору просто изумляла. Оказавшись в ловушке, «Дуэргар Г» не мог сдвинуться с места, Юмэ тут же пошла в контрнаступление, но неудачно: ее кукри блокировали дубиной. Вот же упрямый монстр!.

— Джес, иин, сарк, фрам, дарт! — Шихору наколдовала «Молнию», и та обрушилась на обездвиженного «Дуэргара Г».

Пока точность выпускаемых молний была далека от совершенства, но по неподвижным целям волшебница не промахивалась. Получив электрический разряд, тело «Дуэргара Г» затряслось. Если бы его ногу не удерживал теневой элементаль, то удар молнии отбросил бы монстра к стене. Конечно, дуболом таких размеров вряд ли умрет от короткого разряда, но сознание точно потеряет.

Улучив минуту, Юмэ тут же накинулась на «Дуэргара Г», изрезав его кукри. Теперь ему точно не выжить. Осталось трое.

— Да что же это такое! — в сердцах воскликнул Харухиро.

Из соседнего туннеля повыскакивали человекоподобные обезьяны — буки. Глядя на них, вор кое-что понял: «Ситуация повторяется, вчера было также. Значит, следующими будут спригганы? По крайней мере, лучше подготовиться и встретить их. Глаза спригганов можно продать. И мы получим за них хорошие деньги!»

Вот так, вдохновляя и утешая самого себя, вор решил, что сначала неплохо бы расправиться с оставшимися тремя дуэргарами и тремя… нет, четырьмя буками! «Ох! Всего семеро. Слишком много. Может, стоит сбежать?»

— Выпад гнева!

Ранта прикончил «Дуэргара В».

— Джесс, иин, сарк, карт, фрам, дарт! — Шихору завершила новое заклинание, но это была… не «Молния». Нет, это была ее более сильная версия — «Буря». Волшебница нацелилась на группу приближающихся бук.

Раздался оглушительный грохот и треск, и двое бук отлетели в сторону. Двое обезьяноподобных существ получили почти прямое попадание, поэтому вряд ли поднимутся скоро. Из противников остались: сражавшийся с Кузаку «Дуэргар Б», с Мэри — «Дуэргар Д» и два новоприбывших «Бука А» и «Бука Б». С четырьмя-то они справятся. «Нет, проблема не в том, справимся мы или нет. Вопрос в том, насколько быстро. Вот что важно!».

— Юмэ! Поменяйся с Мэри!

— Нья-я!

— Ранта, разделайся с обезьяной!

— Гуа-ха-ха-ха! Без тебя справлюсь!

—Хорошо бы так и было! Мэри, иди к Шихору! Шихору, если сумеешь, помедитируй!

— Есть!

— П-поняла!

Юмэ тут же заняла место Мэри, а жрица бросилась прикрывать Шихору. Ранта накинулся вновь на «Буку А», Харухиро же достался «Бука Б».

На мгновение вора охватило странное тревожное чувство. Нет, это был страх, с которым лидер ничего не мог поделать. Пусть Харухиро и понимал, что во время боя не стоит сожалеть о чем-либо, и все равно его неотступно терзали мысли о Могузо:

«Вот если бы он был с нами!»

Но сначала группу покинул Манато, и его место заняла Мэри, а потом вслед за погибшим жрецом из жизни ушел Могузо. Впрочем, нельзя сказать, что группа Харухиро совсем не изменилась за это время.

Связь между Харухиро, Рантой, Юмэ, Шихору и Мэри достигла таких пределов, что они могли без слов понимать друг друга, лишь коротко обмениваясь взглядами. Они схватывали все налету. Любые намерения товарищей.

Кроме того, каждый из ребят стал сам по себе сильнее.

Конечно, самоуверенность до добра не доведет, и все же каждый из них должен верить в свои силы. Харухиро и остальные должны найти золотую середину: не малодушничать, не скромничать, не принижать себя, и в то же время реалистично смотреть на вещи, происходящие на поле боя. Пусть это и сложно, но группа Харухиро обязана выучить этот урок.

«Мы сможем!» — подбодрил себя вор.

Если подумать, без добротных защиты и снаряжения ни дуэргары, ни буки им не противники. Всего-то и нужно, что избегать численного превосходства этих мелких монстров. То есть крушить их ряды как можно быстрее.

«Наверняка справимся!» — решил вор и обратился к темному рыцарю:

— Пари, Ранта?

— Отлично!

Не нужно и говорить, что это за пари. Кто быстрее расправится с букой, верно?

— Подскок!

Проскочив наискось от тела монстра, Ранта одним прыжком зашел сбоку к «Буке А», чтобы смахнуть голову врага. Полуторник снес чуть ли не половину черепа буки, мгновенно решив исход боя.

— Му-ха-ха! Я победил, Парупиро! С этого момента ты мой раб!

— Не было такого условия!

Харухиро хотел было атаковать «Буку Б», но тут же вынужденно перешел в защиту. Еще немного, и обезьяньи когти вспороли бы тело вора. И в тот же миг Ранта успел подобраться достаточно близко, чтобы ударить противника Харухиро в спину.

— Получи!

В этот раз клинок со всего размаху вошел в череп обезьяноподобного монстра, оставив глубокую рубленую рану. Бука обмяк и осел.

— Га-ха! Я сильнейший! Я величайший! Харухиро слабак! Фу-у! — завопил Ранта.

Его слова очень задели Харухиро: парень разозлился и даже цокнул языком, едва вынося насмешки. Как бы то ни было, все шло по плану. И даже неугомонный рыцарь Тьмы оказался полезным малым, стоило направить его навыки в нужное русло.

— Хару! — послышался крик Мэри.

— Понял!

Из другого туннеля доносился топот маленьких ног. Это была шумная толпа спригганов. Что ж, вполне ожидаемо! Что нисколько не решало главную проблему: их количество.

— Пятеро… Шестеро? Шихору!

— Только один раз!

— Окей! Подгадай момент!

— Хорошо!

— Ранта, они снова идут! Скоро твой выход!

— Ага! Конечно, я ведь звезда этого шоу!

Харухиро быстро проверил, как идут дела у Кузаку и Юмэ: охотница с криком расправилась с «Дуэргаром Д», а паладин все еще угрюмо оборонялся, принимая на щит атаки «Дуэргара Б». «Нет, я, конечно, сказал ему сосредоточиться на защите, но, кажется, он воспринял совет буквально. Серьезно?» — не поверил своим глазам лидер маленького отряда.

— Джесс, иин, сарк, карт, фрам, дарт!

Шихору создала «Бурю» и отправила заклинание в толпу спригганов, но прежде чем пучок молний охватил монстров, те успели разойтись, так что молния угодила лишь в одного из них, отбросив его легкое тело прочь.

— Прошу прощения! — запаниковала волшебница.

— Не бери в голову! — закончив успокаивать Шихору, лидер пересчитал противников: «Пятеро. Пятеро? Черт! Если бы Кузаку наконец прикончил своего дуэргара, мы бы точно выстояли. А сейчас? Бежать? Хм… нет! Не до размышлений! Спригганы наступают!»

— Всем защищать Шихору! Я перебью их по одиночке!

«Правильно ли я поступил? Это верная тактика? Или ужасная ошибка? Понятия не имею! Но теперь мне не отказаться! Шанс упущен!» — решился Харухиро.

— Обязанность мужчин — защищать женщин! Ранта! Покажи, что мужчина! — крикнул темному рыцарю лидер.

— Само собой, идиот! Я обо всем позабочусь!

Ранта, Мэри, Юмэ — все держали оружие наготове, прикрывая собой Шихору.

Спригганы стремительно приближались, но, когда наткнулись на боевое построение маленького отряда, не смогли пробить в нем брешь. Харухиро протиснулся сквозь темные тельца монстров, и, выбрав себе жертву, зашел ей за спину: «Вот этот! Он атакует Мэри».

Вместо «Удара в спину» Харухиро выбрал «Паука»: он схватил сприггана со спины и точными уколами пронзил человечку почки, а потом сразу уже перерезал горло от уха до уха.

Увидев гибель товарища, черные человечки толпой кинулись на Харухиро.

— Опас…

— Отлично отыграл приманку, Пиропиро!

Воспользовавшись шансом, Ранта рубанул одного из спригганов по спине, но рана вышла неглубокой, поэтому и не смертельной. Но спригганы заметили темного рыцаря, и часть толпы переключилась на него. В итоге вору досталось сразу двое противников, которых он мысленно окрестил «Спригган А» и «Спригган Б», и по одному Ранте и Юмэ — «В» и «Г». Осознав, что часть врагов перешла его товарищам, Харухиро почувствовал облегчение, но тут же собрался: бой с двумя монстрами будет не из легких.

— И я! — крикнула Мэри и ткнула кончиком короткого посоха «Сприггана Б», отвлекая его от лидера. Избежав укола, черный человечек обернулся к жрице и атаковал ее. Так Мэри забрала у Харухиро одного из противников. Теперь-то значительно легче: у вора остался лишь «Спригган А».

В целом, план Харухиро вырезать спригганов по одиночке с треском провалился, и теперь почти у каждого в его отряде был поединок один-на-один. Ситуация, конечно, сложилась не идеально, но оставалась терпимой. Правда, теперь нельзя рассчитывать на магию Шихору, поскольку девушка исчерпала все запасы сил, призывая на врагов молнии, но ее магия не понадобится, если кто-нибудь из отряда сумеет прикончить хотя бы одного сприггана. Тогда Харухиро и ребята получат некоторое преимущество.

Отбивая нож «Сприггана А» «Скользящим ударом», Харухиро невольно подумал о Кузаку: «Говорить с ним бесполезно. Он новичок, совсем недавно вступил в нашу группу. Ему просто не хватает опыта». Если подумать, группа Харухиро изначально считалась слабой, а их командная работа была просто ужасной. Конечно, теперь ребята более или менее справляются, но это теперь. Раньше способности каждого из отряда были хуже некуда.

Припомнив эти обстоятельства, Харухиро понял, что у него нет никакого права винить Кузаку: «Никто и не выговаривает ему. Но Кузаку все равно придется стараться изо всех сил, чтобы помочь команде».

Сам паладин все еще возился с доставшимся ему дуэргаром, и даже казалось, что дуболом не уступает Кузаку в силе. «Да сделай же хоть что-нибудь! Разве ты не понимаешь, что у нас гонка со временем?!» — отчаялся Харухиро.

— А! Еще идут?

Отвлекшись на секунду, вор чуть было не пропустил атаку «Сприггана А»: парень едва сумел парировать клинком нож черного человечка. Впрочем, Харухиро можно понять: он услышал, как к разбитым наголову спригганам спешит подкрепление.

Они вышли из другого туннеля, и на этот раз спригганов было так много, что Харухиро не успел сосчитать их. «От трех до пяти, да? Шихору больше не может призвать «Бурю». Плохо. Чертовски плохо!» —подумал Харухиро и закричал остальным:

— Мы не справимся!

Делать нечего, надо уносить ноги.

— Ребята!

— Э-э-э-э-э-эй! Удар ненависти! — Ранта зарубил «Сприггана В», а потом ринулся на толпу черных человечков, только что вышедших из туннеля.

— Ха? Эй, что ты… Кх! — подавился своим криком Харухиро: он едва успел блокировать «Скользящим ударом» атаку своего противника. Поступок Ранты настолько его поразил, что лидер на секунду застыл столбом.

— Ранта?!

— Не тормози, Харухиро!

Ранта сделал вид, что нападает на сбившихся в кучу спригганов, но в последний момент передумал и отступил от врагов с помощью «Отскока». Разъяренные монстры погнались за обнаглевшим рыцарем Тьмы.

— Сбежим, и опять вляпаемся! Я выиграю чутка времени! Разберитесь с ними!

— Это…

Харухиро в очередной раз отбил атаку «Сприггана А» и невольно стиснул зубы от бессильной ярости. Наверное, оказавшись в безвыходной ситуации, люди неизбежно полагаются на внутренний стержень, на так называемую «силу духа» и смелость. И все же эти вещи не гарантируют, что ты выйдешь из схватки победителем. Нельзя потерпеть поражение и свято верить, что в следующий раз все обязательно получится.

— Оом, рел, ект, нем, дарс!

Шихору выстрелила сгустком тени из посоха: элементаль прилип к земле прямо у ног новоприбывших спригганов. Один из черных человечков вляпался в него, что не помешало остальным монстрам погнаться за Рантой. Темный рыцарь принялся водить их за собой по всем закоулкам подземелья, и пока виртуозно справлялся с этой задачей. Но как долго он сможет отвлекать противника? Рано или поздно Ранта выдохнется и станет для группы обузой, и тогда маленькому отряду Харухиро не сбежать. Выхода нет: нужно отступать сейчас же! Как только подвернется случай, мчаться со всех ног!

— Уха-ха-ха! — вдруг по каменным туннелям прокатился смех. Чужой смех. Кто же пришел сюда?

Оглядев поле боя, Харухиро заметил группу наемников в тяжелой броне: воины невозмутимо шагали вглубь Загадочной норы. Расстояние между ними и ребятами Харухиро не превышало пятнадцати метров… «Почему они просто смотрят?! Просто бродят неподалеку?!» — внутренне возмутился вор.

Наверное, потому что они могут себе это позволить?

— О-о… Какие усердные!

— Ва-ха-ха! Действительно стараются!

— Сложновато для их уровня….

— Ну, все ведь через это прошли?

— Нет, они вроде бы с самого начала нас не трогали.

— Ага-ага. И носа не казали.

— И вправду!

Наемники хвастались не напрасно: спригганы действительно будто не замечали группу тяжеловооруженных людей.

Четверо мужчин и две женщины. Два воина, паладин, маг, жрец и вор. Одного мельком брошенного взгляда достаточно, чтобы понять разницу между группой Харухиро и этими наемниками. Эти добровольцы сильные. Очень сильные, раз Тройка Псевдолюдей игнорирует их существование и даже не пытается атаковать. Что ж, эти наемники могут разгуливать по туннелям Загадочной норы без опаски.

— Лучше бы помогли! — проворчала Юмэ.

Охотница права: ребят Харухиро уже загнали в угол, хотя они дрались с остервенением. Разве можно остаться в стороне, наблюдая эту картину? Если бы Харухиро оказался на месте этих наемников и увидел, что кто-то попал в беду, он хотя бы крикнул несчастным «Вы в порядке? Вам помочь?» или что-то в этом роде. Любой, в ком осталась хотя бы капля человечности, поступил бы так же. Это ведь совершенно естественно, так? Тогда почему тяжеловооруженные наемники предпочли осмеять маленький отряд вместо того, чтобы предложить им помощь? Да все ли в порядке у них с головой? Звери они, что ли? Смеялись и болтали точно на прогулке, пока ребята Харухиро…

В общем, незнакомые наемники оставили о себе не самое лучшее впечатление. Впрочем, может, они только на вид обычные добровольцы, а на самом деле бесчувственные и жестокие… проходимцы, одним словом?

Жизнь так тяжела…

«Не доверяй никому, кроме своих товарищей. Глупо ждать от каждого встречного помощи. Не за чем надеяться на доброту незнакомцев. Придется самим справляться. Если хотим выжить, то мы обязаны проложить себе дорогу собственными силами», — мрачно размышлял вор.

— Мы справимся! — крикнул ребятам лидер.

Терять голову от ярости чревато, особенно в бою, и все же Харухиро чувствовал, будто кипит от гнева. Он с невиданной яростью отбил «Скользящим ударом» нож «Сприггана А» и перешел в контратаку. Будто что-то внутри вора щелкнуло, и вечно вялый парень превратился в берсерка. На самом деле Харухиро это сделал сознательно, выпустив, наконец, затаенные чувства:

— Натиск!

С кинжалом в одной руке и сапом в другой вор ринулся на сприггана и принялся осыпать его ударами, и четвертая атака из серии обескуражила противника. Черный человечек застыл с недоуменным видом. «Сейчас!» — скомандовал сам себе Харухиро и, проскользнув мимо монстра, ударил его сапом по затылку. Тот потерял равновесие, его тело зашаталось и накренилось. Тогда-то вор и прикончил монстра, вонзив в его шею клинок.

— Мэри! — завопил вор во все горло, пока мчался навстречу жрице.

Та поняла его без слов и тут же подсекла ноги «Сприггану Б», ударив по ним коротким посохом. Черный человечек повалился на землю. «Спина!» — успел было подумать Харухиро, и вот он висит на спине черного человечка. Тот не успел толком подняться, а уже был почти обездвижен. Размахивая ножом, спригган пытался скинуть вора со спины, но сумел лишь изрезать Харухиро руку. Парень не остался в долгу: он вонзил нож в черное горло сприггана. Лезвие вошло по самую рукоятку, в местечко под подбородком. Харухиро рывком вынул клинок из смертельной раны. Монстр успели лишь прохрипеть «Га!» и в ту же секунду умер. Это был знаменитый прием воровской гильдии — «Паук».

— Хару! Твоя рана! — в ужасе закричала Мэри.

— Лучше потом! Сейчас нужно…

Харухиро был одержим. Он знал, что стоит выйти из боевой горячки и отвлечься на лечение, как он растеряет все силы и больше не сможет убивать спригганов. Эта ярость, это безумие несли вора вперед, укрепляли его руку, отчего он действовал эффективнее, чем когда-либо. Парню казалось, что теперь-то его таланты раскрылись, что он вышел на совершенно новый уровень.

— Возмездие!

Наконец-то Кузаку подгадал момент и вонзил свой полуторный меч в «Дуэргара Б», пронзив темя монстра. «Отлично. Отлично, отлично, отлично!» — как заведенный повторял про себя вор. Он бросил взгляд на Юмэ, и та, похоже, поняла, что он от нее хочет.

— Уна-а-а-а! Комбо!

Юмэ со всей доступной ей силой набросилась на «Сприггана Г» и пробила его оборону с помощью комбинации из «Крестового» и «Сметающего» ударов. Черный человечек попятился, стараясь уклониться от атаки острого лезвия кукри. Впрочем, охотница так и не смогла добраться до врага, зато умудрилась сбить его равновесие. Рискованный шаг, но охотница могла уже не волноваться об этом. Потому что Харухиро вновь увидел… сияющую линию. Едва различимый путь, но все же… «Давно не виделись!» — поприветствовал линию Харухиро словно старого друга.

Харухиро не думал вести клинок по этому пути, скорее, его тело само пришло в движение, подчиняясь законам призрачной траектории. В конце пути кинжал вора мягко вошел в плоть врага, не встретив никакого существенного сопротивления. Харухиро прикончил «Сприггана Г» одним метким ударом в спину.

«Все идет как по маслу. Мы справляемся. Мы сможем!» — решил про себя юный лидер группы.

— Юмэ! И Кузаку! Идем! Ранте на…

«О-оу!». — Вдруг голова Харухиро закружилась, а ноги стали ватными и непослушными.

«Идем? Куда идем? Что… что мы сможем? Справимся? С чем справимся? Расправимся? С кем? Нет, это с нами расправятся», — отстраненно подумал вор.

А тем временем из бокового туннеля справа к ним спешила новая группа монстров — дуэргары. Из левого тоннеля — буки. Конечно, спригганы, дуэргары и буки не ладят меж собой… Может, натравить их друг на дружку? Эта идея медленно дрейфовала в сознании Харухиро, но парень совершенно не представлял, как можно реализовать подобный план.

«Сколько ни думай, лучший вариант — бежать. Если бежать, то придется оставить Ранту. Что же нам делать? Не могу ни на что решиться…» — вяло подумал Харухиро, но затем собрался и крикнул товарищам:

— Мэри, Шихору! Бегите! Юмэ, ты тоже! Кузаку!

Харухиро коротко взглянул на Кузаку: тот поднял забрало и ответил ему внимательным взглядом. Паладин некоторое время просто тяжело дышал, но потом сообразил, что хотел от него вор и просто кивнул, соглашаясь без слов. Как и Харухиро, он собирался пожертвовать собой, чтобы дать остальным шанс сбежать.

«Все-таки это конец. Здесь все и закончится. Не то, чтобы я хотел показаться крутым, просто само так вышло» — отстраненно подумал Харухиро.

Он не стал ждать ответа от Мэри, Шихору и Юмэ, а просто ринулся в толпу бук. Кузаку же ломанулся в сторону дуэргаров. Все случилось именно так, и никак иначе.

От страха хотелось кричать во всю глотку. Врагов было так много, что Харухиро практически обезумел от ужаса. «Сколько же вас? И это только буки! Нет, не сосчитать! Да и хватит! Действительно, может, хватит уже? Какого черта?! Похоже, я здесь умру. Безусловно, умру. Если атакую в лоб, меня прикончат в одно мгновение! Нет, нельзя! Я должен выиграть хоть немного времени!.. Точно!»

Пусть Харухиро было до невыносимого страшно, да так, что кожу разом пронзили миллионы мурашек, он все равно стоял на месте и ждал, когда толпа бук хлынет и сметет его. Казалось, он ждал вечно, только и делал, что ждал… Пока между ним и монстрами не осталась пара шагов. Еще чуть-чуть, и обезьяноподобные монстры бросятся на него…

В самый последний момент Харухиро круто развернулся и побежал. Сначала вору думалось, что он сумеет повернуться ровно на сто восемьдесят градусов, но вышло всего сто… Впрочем, Харухиро быстро забыл об этом, удирая от преследователей со всех ног. Буки купились на живую приманку и с дикими воплями понеслись вслед за вором. Вряд ли Харухиро сумеет избавиться от «хвоста» и сбежать… «Выиграть бы одну-две секунды…» — успел подумать вор, как вдруг…

— Нья!

Юмэ! Это была Юмэ! Но почему она здесь? Охотница выпустила стрелу, и та, просвистев у самого лица Харухиро, вонзилась в тело ближайшего буки. Или вору просто показалось? Он не рискнул обернуться, чтобы узнать ответ на этот вопрос — Харухиро мерещилось, что стоит посмотреть назад, как монстры тут же настигнут его.

— Юмэ, почему…

— Юмэ подумала, что если мы сбежим…

Не закончив фразу, девушка выпустила еще одну стрелу, а затем бросилась догонять Харухиро. Юмэ прокричала ему чуть ли не плача:

— Юмэ не могла оставить вас, а сама сбежать! Просто не могла!

Может и так. Но… это значит, что осталась не только Юмэ. Товарищи Харухиро здесь, все вместе. Мэри и Шихору бегут к Кузаку: паладина уже окружили плотным кольцом дуэргары, угощая его ударами массивных дубин со всех сторон. Паладин пока стоял на ногах и терпеливо сносил побои, отмахиваясь от монстров мечом и щитом. Ранта же бегал по подземелью кругами, водя за собой толпу спригганов, но как скоро он выбьется из сил?

Их перебьют. Всю группу Харухиро просто уничтожат.

Да, так оно и будет. Их просто сотрут с лица земли.

«Мы все умрем здесь. Прости, Могузо. Не знаю, за что извиняюсь, но все же… Прости. Ничего не поделаешь, похоже, скоро мы последуем за тобой. Черт. Черт! Черт!»

— Ни за что! — в отчаянье закричал Харухиро.

И какой в этом толк? Разве что-то изменилось?

— Я не хочу умирать!

Они беспомощны. Харухиро и его ребята абсолютно беспомощны, хотя они сопротивляются смерти из последних сил. Сражаются без всякого смысла.

Поэтому не имеет никакого значения его жажда жизни. Как бы Харухиро ни цеплялся за свою любовь к жизни, он все равно умрет. Погибнет здесь, в Загадочной норе. И если вора и его товарищей не найдут добровольцы Багровой Луны и не кремируют их тела вовремя, они станут зомби. Со временем их плоть сгниет, обнажив кости. Зомби-скелеты! Хуже не придумаешь!

— А-а!

Один из обезьяноподобных монстров хлестнул Юмэ по ногам когтями. Девушка захромала и стала заметно отставать, пока не осталась позади. «Сделать… что-нибудь сделать… Точно! Надо снова войти в раж! Нет! Бесполезно! Как бы мы ни сопротивлялись, все равно погибнем! И все же… нужно сделать все, что в наших силах!» — с этой мыслью Харухиро приободрился и ринулся на врагов:

— Нати-и-и-иск!

«Плевать, что я умру! Мне и так не выжить! Буки? Сколько их тут? Восемь? Девять? Не меньше десяти? Да какая мне разница?!» — Харухиро преградил путь озверевшим монстрам, которые уже явно присматривались к Юмэ. И толпа почти смела его. Он кромсал шкуры бук кинжалом, бил сапом, награждая всех подряд хаотичными яростными ударами: удар, выпад, удар, разрез, удар, выпад. На секунду Харухиро удалось ошеломить группу косматых псевдолюдей, но, очухавшись, те мгновенно перешли в контратаку. За несколько минут боя буки так изранили Харухиро, что на нем не осталось живого места. Но в пылу сражения вор даже не заметил этого: он продолжал осыпать мохнатых чудищ ударами. «Замедлюсь — и мне конец! Но что… я так и останусь здесь до самой смерти?!» Неподалеку кричала и плакала Юмэ, она все еще отбивалась от монстров, выпуская одну за другой стрелы.

Вдруг Харухиро понял, что ослеп на правый глаз. Видимо, задели когтями, отчего поле зрение уменьшилось вполовину. Кроме того вор больше не мог размахивать сапом: левая рука совершенно не слушалась и не желала сгибаться. Воздух раздирал легкие, и каждый вдох причинял боль. Вскоре Харухиро понял, что больше не может нормально дышать.

Неожиданно ноги Юмэ подкосились, и девушка рухнула на колени. Охотница неловко взмахнула луком, будто думала отбиваться им. А тем временем один из обезьяноподобных монстров зашел за спину Юмэ. «Не позволю!» — где-то глубоко внутри Харухиро сорвался на крик, и в ту же секунду вор прыгнул на буку. Его ослепила вспышка боли, захватившей все тело, и в тот же момент Харухиро оказался на земле. Юмэ нависла над ним, пытаясь прикрыть его собой. «Она хочет… защитить меня? Н-не нужно! Даже слова не сказать… Это конец?!»

Значит, здесь они и погибнут? Юмэ закричала: один из монстров полоснул ее когтями, задев голову. «Хватит! Она же девушка! Так почему?..» — хотел было завопить Харухиро, но ему не хватило сил. Его дух был сломлен, а сам вор не мог даже пошевелиться. В глазах темнело, он был почти без сознания. И все же из последних сил Харухиро бросился вперед, обнял Юмэ и потянул ее на себя. «Хару….» — охотница позвала его по имени. Вор потянул ее вниз, на землю, и с трудом перевернулся, чтобы прикрыть собой Юмэ. «Я сделал все, что мог» — только и успел подумать Харухиро, как резкая боль оглушила его:

— Ха-а…

Что? Что только что произошло? Вдруг буки прекратили осыпать Харухиро ударами. Вернее, они больше не могли колотить его, потому что…

Они просто истекли кровью. У каждого из монстров вдруг открылась смертельная рана, и вся группа обезьяноподобных чудищ повалилась замертво. Они погибли разом. Мгновенно. Расскажи кто-нибудь о таком Харухиро, и он бы не поверил этому человеку, но вор видел это собственными глазами.

Тела поверженных бук погребли Харухиро и Юмэ, образовав огромную меховую кучу. Тяжесть мертвых тел была почти невыносимой, но вора и охотницу так шокировало происходящее, что оба на миг позабыли о боли. Что это? Как это случилось? Уму непостижимо!

— Фугью? — издала неопределенный звук Юмэ у самого уха Харухиро. Ее лицо почти касалось его лица, настолько они были близки.

— Вы в порядке? — раздался мужской голос. Но чей? Кто это? Неужели это…

— Вы п-помогли… нам?

— Нья?

— Подождите, — коротко приказал незнакомец.

Когда неизвестный спаситель немного разобрал гору из мертвых тел бук, Харухиро смог разглядеть его фигуру. «Быть того не может…» — пронеслось в голове вора. Он просто не осмелился поверить в реальность происходящего.

Наконец незнакомец разгреб гору трупов и достал оттуда сначала Юмэ, а потом Харухиро. Пока мужчина работал, вор с удивлением осознавал, что ни спасение, ни помощь незнакомого воина ему не снятся. Это не иллюзия. Не видение. Трудно поверить, конечно, но сомнений быть не может.

Ведь Харухиро видел перед собой парня в невероятно крутых черных латах, сделанных из прочного, но легкого металла. Сквозь броню пробилось магическое сияние оранжевого оттенка. Даже несимметричная латная юбка, которая прикрывала нижнюю часть тела, прибавляла воину достоинства. И без того геройский образ подчеркивала парочка катан: длинная крепилась к спине, покороче — у бедра. При этом лицо незнакомца полностью соответствовало его «крутому» образу: такого красавцем не назовешь, но что-то в его чертах казалось невероятно притягательным. Чего стоили одни только глаза! Миндалевидные, печальные. Взгляд таких глаз мог ужасать, и в то же время он был полон спокойствия и мудрости. Определенно: воин, пришедший на помощь Харухиро был не просто крутым парнем, он был чертовски опасным крутым парнем.

Сильнейший среди наемников. Первый среди лидеров.

Знаменитейший доброволец Багровый Луны.

— Господин… Сома? — это имя непроизвольно сорвалось с губ Харухиро, хотя парень понимал, что в вопросе нет никакого смысла.

— М? — Сома несколько раз удивленно моргнул. — Слышал обо мне?

— Да, немало, но… остальные…

Вор нервно оглянулся, чтобы осмотреть поле боя. И тут Харухиро понял, что для его группы все самое худшее позади.

Дуэргары, облепившие Кузаку, были повержены длинноруким мужчиной в маске, облаченным в странную броню с ног до головы. Ему помогала сереброволосая невероятно прекрасная и величественная эльфийка с сапфировыми глазами и белоснежной кожей.

На помощь Ранте пришел высокий темнокожий мужчина с дредами. Нижние веки воина казались приспущенными. Это был паладин Кемури. Да, тот самый господин Кемури, который поздравил группу Харухиро в таверне «Шерри», когда они, зеленые новички, каким-то чудом прикончили Пятна Смерти. Тогда темнокожий паладин угостил их выпивкой за свой счет и даже поднял тост за их удачу. Еще в тот вечер он показался Харухиро немногословным, а при его могучем телосложении вообще угрожающим. Взгляд его глаз из-под тяжелых век откровенно пугал, и все же вор думал, что Кемури, без сомнений, добрый малый.

Также Харухиро краем уха слышал, что эльфийку зовут Лилия.

А еще до молодого вора доходили слухи, что длиннорукий мужчина — отнюдь не человек. Это мысль укрепилась в Харухиро, когда он заметил возле воина некроманта Пинго. Тот ростом и видом напоминал ребенка, но его глаза казались жуткими. Честно говоря, Харухиро не до конца понимал, что значит быть «некромантом», но про себя решил, что этот мальчик создает человекоподобных существ. Но как «создает»? Большой вопрос. Вор пока не представлял, каким образом действует это колдовство.

Как бы то ни было, и Харухиро, и его товарищи пережили этот бой и оказались в относительной безопасности. И, судя по всему, большинство из маленького отряда отделалось легким испугом: Ранта, Кузаку, Мэри и Шихору практически не пострадали, а вот Харухиро и Юмэ… «Слава богу!» — с облегчением выдохнул лидер.

— Шима, помоги им.

На просьбу Сомы откликнулась невероятно обворожительная… нет, скорее до безумия соблазнительная девушка.

— Ну и ну! Что за кошмарные раны! Повезло же вам выжить! — ужаснулась она.

— А, да, простите…— машинально принялся виниться Харухиро.

— За что ты извиняешься? Дурачок! — захихикала Шима.

От ее смеха у Харухиро голова пошла кругом: он вдруг почувствовал практически непреодолимое влечение к этой Шиме. Пока парень сопротивлялся ее женским чарам, целительница махом вылечила его. Вор успел только заметить, что ее магия отличается от той, что используют служители культа Люменеса. Но что это было — Харухиро не знал.

Затем Шима принялась за Юмэ, а Мэри слегка подлатала Ранту и Кузаку. Сама жрица и оберегаемая ею Шихору почти не пострадали. Потом Шима позаботилась о Мэри, пока та лечила волшебницу.

— Спасибо вам! — Ранта встал перед Сомой на колени. — Правда-правда! Вы нам очень помогли! Вы спасли нас! Нас бы точно убили! Уничтожили! Полностью! Спасибо вам! Эй, Харухиро, Юмэ, Шихору, Мэри! И ты, Кузаку! Ну-ка поклонились! Быстро! Вы идиоты, что ли? У вас мозгов нет? Придурки! Нас почти убили! А?

— Ерунда, — отмахнулся от темного рыцаря Сома. Едва он закончил, как Ранта вскочил на ноги со скоростью света и сделал вид, что это не он шоркал коленями землю.

— Вот как? Падать ниц ведь совсем не обязательно! Слышал, Харухиро! Разве я не говорил? Прямо сейчас? Не нужно падать ниц, идиот!

— И сам только что валялся в ногах.

— Не в этом дело! Да и ты меня заставил! Отвратительный человек! Какой же ты мерзкий, серьезно! Особенно бесчеловечны эти вечно сонные глаза! Да ты постоянно угнетаешь меня!

— Ты и вправду просто отброс. Кончай виться ужом!

— Странный ребенок, — усмехнулась Шима.

— Ух! — Ранта схватился за грудь и чуть не свалился замертво. — Ох! Похоже… я только что по самые уши и безвозвратно… влюбился.

— Какой стыд… — Шихору вся съежилась от омерзения.

— Вот бы исчезнуть… — добавила Юмэ, огорченно вскинув брови.

— Эм-м, — Мэри со стыдом опустила голову. — Спасибо огромное. Как целитель я крупно облажалась, поэтому …

Кузаку, обняв колено, сидел на земле, виновато склонив голову.

— Не-а, — толстые губы Кемури изогнулись в слабой улыбке. — Вряд ли ты могла что-то исправить. Проблема не в целителе.

— Уху-ху-ху, — некромант Пинго жутко рассмеялся. — Раз на них напали, тут и говорить не о чем… Уху-ху-ху…

Человекоподобное существо рядом с ним прорычало низким голосом «О-ор!», словно соглашалось с хозяином.

— Я того же мнения, — от Лилии прямо веяло холодом, пока красавица говорила. — Для вас, кого Тройка даже не считает угрозой, прийти сюда равносильно самоубийству.

Во взгляде этих прекрасных глаз сквозило столько презрения, а тон, с каким эльфийка говорила эти жестокий слова, был настолько резким, что любому из группы Харухиро было просто страшно ей что-нибудь ответить. Ничего, кроме «Нам правда очень жаль». Но лучше вообще ничего не говорить в свое оправдание, а просто исчезнуть.

— Верно, — кивнул Сома. — Цените свою жизнь.

— Да. Простите. Больше такого не… — поспешно согласился Харухиро.

— Так тоже нельзя.

— Что?

— Если слишком цепляешься за свою жизнь, проведешь ее без всякой цели. Жизнь нужно использовать.

— Использовать… жизнь.

— Как именно ее использовать — решать вам самим. Это и значит жить.

— Началось… — Шима вновь очаровательно захихикала. — Лучше не принимать слова Сомы за чистую монету. Завтра он забудет о них, и если вновь спросить у него об этом, скажет что-то совершенно другое.

— Разве? — с серьезным видом спросил Шиму ее лидер.

— Ага, — та спокойно кивнула. — Все парни вроде тебя такие.

Сома опустил взгляд и тихонько вздохнул:

— Вот как…

Он что… слегка приуныл? Харухиро обменялся непонимающими взглядами со своими ребятами. Просто каждый из них думал, что Сома… другой человек… верно?

Вор перевел взгляд на мертвые тела бук: большинство из них были разрублены. Катаной. Одним ударом. Сома в одиночку расправился с десятью буками, убив их в один миг. Такое никому не под силу, разве что сильнейшему наемнику, легендарному воину… Этот Сома силен, но кроме того наверняка умен и очень крут. На его фоне любой почувствует себя человеком второго сорта, будто перед ним какой-нибудь аристократ. К такому так просто не подойти… Примерно об этом размышлял Харухиро и его товарищи. Однако…

— Вы настолько зеленые, что даже Тройка не считает вас за угрозу, — тут Лилия указала вглубь Загадочной норы. — Стоило лишь пробежать чуть дальше, и вы бы спаслись. Через четыреста метров вы бы вошли в муравейник муриан, и Тройка отстала бы от вас. Только глупец бросится исследовать Загадочную нору, не зная таких элементарных вещей. Для вашего же блага советую: возвращайтесь туда, откуда пришли, и молча размышляйте о собственной никчемности.

Каждое слово эльфийки резало по живому без ножа. Но наемница не просто критиковала новобранцев, а дала им подробную инструкцию, как следовало действовать. Лилия оказалась немного жуткой личностью, и все же доброй.

— Эй, — Кемури вскользь оглядел ребят Харухиро. — Это вы? Вы прикончили Пятна Смерти?

— Да-да! Точно! — Ранта был так рад, что чуть ли не приплясывал на месте. — Вы помните нас! Какая честь! Правда-правда! Я тот, кто прикончил Пятна Смерти!

— Ты имел в виду «мы», верно?

После того, как Кемури поправил самодовольного рыцаря, тот с готовностью рухнул на колени и принялся усердно кланяться:

— Ха-ха! Именно так! Не я, а «мы»! Прошу прщения!

— Одного не хватает. Как его, Монро? Где он?

— Могузо, — твердо произнес Харухиро и опустил глаза. — Он погиб. Точнее, мы позволили ему погибнуть. У крепости Мертвых Голов…

— Полк Зеленой змеи? — Кемури приложил ладонь ко лбу. — Ну, таковы уж танки. Лучше сам помрешь, чем товарищей подведешь.

— Правда? — вдруг спросила Шима.

Кемури лишь слегка пожал плечами.

— А почему нет?

— Хэ-э. Как круто! — протянула целительница.

— И так глупо… — пробормотал Пинго. — Танки совсем глупые… ху-ху-ху…

— Танки глупые? Я ведь тоже танк. Значит, и я глупый, — нахмурился Сома.

— С этим не поспоришь, — подтвердила эльфийка. Как она холодна! Не девушка, а просто ледышка!

— Это обычное дело, но… — в этот раз в улыбке Шимы сквозили тоска и одиночество. — Такие жертвы не забываются. Мысли о них не отпускают, а возвращаются, раз за разом. Даже если похоронить эти воспоминания глубоко в душе, они будут всплывать в сознании. Снова и снова. И будут все также вызывать боль и слезы.

Что значат эти мелодичные слова Шимы? Харухиро в точности не знал, но понимал, что теперь не забудет их. Никогда. Как не сможет забыть Манато и Могузо. Как Мэри не забудет своих почивших товарищей, а Кузаку — своих.

Их служба наемниками Алтаны связана с горькими воспоминаниями, но почему они все еще здесь? Почему не бросили это ремесло? Чтобы выжить? Скорее всего. Упрямство? Не без этого. Их опьянил азарт, связанный с риском для жизни? Может быть, но это далеко не главное.

Харухиро и остальные просто не хотели забывать о жизни своих товарищей. И Манато, и Могузо пожертвовали своими жизнями, истратили каждый свою, и поэтому погибли.

Харухиро и его ребята не хотели мириться с мыслью, что жизнь погибших друзей была пуста, не хотели забывать об их жертве. И не хотели отказываться от памяти о тех днях, когда Манато и Могузо были живы.

Харухиро и его группа просто хотят узнать, что ждет их впереди, чем закончится путь, который они избрали вместе с Манато и Могузо, когда те были еще с ними.

— Необязательно хоронить воспоминания, верно?

Когда Харухиро спросил об этом Шиму, та слегка наклонила голову, будто задумалась над ответом.

Харухиро не совсем понимал, как ему выразить все, что он чувствовал в тот момент, и все же он просто не мог промолчать.

— Какими бы печальными ни были воспоминания, не лучше ли крепко держаться за них?

— Верно.

Неожиданно Сома присел напротив Харухиро и посмотрел тому в глаза. Вор с трудом сохранял спокойствие, стараясь не отводить взгляд, пока лидер «Воинов Зари» изучал его.

— Вы пойдете с нами ?

— Что?

Пойдете? Куда? Что значит «с нами»? Домой? К Соме? Нет. Наверняка подразумевалось что-то другое.

— Эм-м… «с нами» это…

— Воины Зари.

— А-а-а. Понятно! Вот оно что! Ха-ха-ха… э-э-э-э-э-э-э-э-э-э-э-э-э-э-э-э?

Харухиро почему-то казалось, что его ребята начнут вопить и прыгать от радости… Но никто из них не издал ни звука. И это больше всего поразило юного лидера…

— Что… почему… но… так внезапно… почему вы это сказали… э? Э-это шутка?

— Шутка? — Сома, совсем не меняясь в лице, немного отшатнулся. — Неожиданно.

«Что неожиданно, так это твое предложение!» — воскликнул внутренний цуккоми Харухиро, но парень промолчал: из-за ступора он не мог толком говорить. Устав наблюдать за ними, Лилия покачала головой и раздраженно вздохнула.

— Сома, да о чем ты говоришь?

— Я непонятно выразился? Я хотел пригласить их к «Воинам Зари».

— Это я поняла. Ты надо мной издеваешься?

— Почему это я издеваюсь? Я уважаю тебя, Лилия.

— П-просто… — белоснежное лицо Лилию слегка покраснело. — Мне показалось… То есть я хотела сказать другое…

— Нельзя?

Сома посмотрел по очереди на Лилию, Шиму, Кемури, Пинго и на человекоподобное существо. Затем свесил голову и опустил взгляд.

— Значит, нельзя…

Он… расстроился? Совсем расстроился. Похоже на то.

— Р-разве я сказала «нельзя»? — Лилия чуть прикусила губу. — Это не так, просто…

— У нас нет лишних камней-приемников, — удивленная Шима поспешила на помощь эльфийке. — Ты ведь это прекрасно понимаешь, да?

Сома лишь нахмурился, слегка наклонив голову набок.

— И что?

— Как «что»?

— Когда они закончатся, нужно найти еще. Всего-то. Не стоит суетиться.

— Но… ладно, как скажешь.

— Идиот, — вставил Пинго, оперевшись на спину человекоподобного существа. — Идиот. Безнадежный идиот. Но я знаю об этом не первый день. Уху-ху-ху…

Кемури лишь коротко усмехнулся и похлопал Сому по плечу.

— Точно! Будет так, как ты прикажешь. Можно. Делай то, что считаешь нужным, Сома.

Сома положил ладонь поверх руки паладина.

— Спасибо, Кемури.

— Нет, — Кемури, почему-то, смутился. — Не за что благодарить…

— Итак, — Сома снова перевел взгляд на Харухиро. В глазах этого знаменитого воина не было и тени печали.

— Наша цель — проникнуть в старое королевство Ишмаил, в самое сердце владений нежити. Сейчас мы заняты поиском пути, и не думаю, что управимся быстро. Времени займет порядочно. Времени и сил. Поэтому нам нужна любая помощь, которую мы может только найти. Не важно, что вы неопытны. Мы принимаем всех. Мы объединим силы — вашу и нашу. Если не страшитесь смерти, если готовы противостоять ей и всеми силами бороться до последнего, то я вас приветствую.

«Это перепутье» — вдруг понял Харухиро. Перепутье на дороге жизни.

Харухиро не хотелось торопиться: нужно было хорошенько обдумать свой выбор, обсудить с товарищами, достигнуть компромисса, а только потом дать свой ответ Соме… Но у него нет на это времени. Харухиро и его группа встретились с Сомой случайно, эти легендарные наемники совершили чудо, спасли их всех… А потом пригласили в «Воины Зари». Нет, другого такого шанса не будет.

От этого выбора зависит многое: если Харухиро и его ребята не воспользуются этой возможностью, их просто перебьют в полном составе. Это вопрос жизни и смерти, и потому все зависит…

От решения Харухиро.

«Хорошо ли решать в одиночку? Будут ли меня обвинять, если все пойдет не по плану? Кто знает? Не пожалею ли я потом? Нет, нельзя колебаться!» — решился юный лидер и поднялся на ноги.

— Позвольте нам присоединиться. К «Воинам Зари». Пожалуйста, прошу вас.

Услышав это, Мэри, Юмэ и Шихору охнули от удивления. Ранта издал нечленораздельные звуки и встал в победную позу. Кузаку промычал что-то вроде: «Э-э-э…»

«Я сделал это. Решил за всех, единолично»

— Что ж, добро пожаловать, — уголки губ Сомы чуть приподнялись в подобии улыбки. Он повернулся к Пинго, протянул руку и приказал: — Камень-приемник!

Пинго пошарил в складках одеяния и достал откуда-то черный плоский камень. Он отдал его Соме, а тот вложил камень в руку Харухиро.

— Этот реликт называется «камнем-приемником». Ты знаешь, что такое «реликт»?

— Нет… Не знаю.

— В общем, — начала объяснять Шима. — Реликты — это обобщенное название предметов, которые невозможно создать с помощью наших современных технологий. Это изобретения давно ушедших времен. В основном «реликтами» считаются оружие, полезные предметы и тому подобное. Попробуй приложить к уху.

— А, хорошо.

Когда Харухиро поднес камень к уху, Сома взял другой камень, похожий по форме, но белого цвета, и поднес его ко рту.

— Это Сома.

«Это Сома» — повторил камень.

— Уэ? Он немного задрожал… Я дважды услышал это… Э-э-э? Что это?

— В руках Сомы камень-передатчик, — Шима поднесла к уху другой черный камень. — Как бы далеко вы ни находились, этот реликт передаст голос камню-приемнику. Ну, там есть что-то вроде каналов. Когда камень-приемник принимает голос от камня-передатчика, он начинает дрожать с характерным звуком. Еще можно сделать так, чтобы приемник светился.

Шима указала на нижнюю часть своего камня-приемника. Когда Сома нажал большим пальцем на ребро камня-передатчика, указанное Шимой место засветилось зеленым.

— У нас новые друзья.

«У нас новые друзья» — покорно повторил черный камень.

— Представьтесь.

«Представьтесь»

Сказав это, Сома протянул Харухиро передатчик. Значит ли это, что Харухиро нужно что-то сказать в камень?

— Кхм-м-м, эм, — прокашлял вор. — Позвольте представиться: меня зовут Харухиро. Рад познакомиться. Этого… хватит?

— Ага, — Сома поднес передатчик ко рту. — Харухиро и его друзья присоединились к нам. Всего шестеро. Конец сообщения. До связи.

— Берегите его, уху-ху-ху… — Пинго посмотрел на Харухиро своими темными глазами, и от этого взгляда парня прошила дрожь. — Мы можем дать только один камень-передатчик. Так что… если окажешься на грани жизни и смерти, просто сломай его. Перед смертью… обязательно избавьтесь от него. Не знаю, когда Соме снова взбредет в голову позвать вас или сообщить какую-нибудь ерунду… вроде того, что было сейчас… Всегда носи камень с собой… не пропускай вызовы, мусор.

— Д-да.

— Для начала выживите, — устало подытожил Кемури.

— Точно, — согласилась с ним Шима и скрестила руки на груди, тем самым подчеркнув и без того выпирающий роскошный бюст. — Это в первую очередь.

— Мы не возлагаем на вас никаких надежд, — сказала Лилия все тем же ледяным тоном. — Постарайтесь по возможности сделать все, чтобы выжить. Иначе мы бестолку потратили на вас бесценный реликт. И да, ваша ценность намного меньше, чем у этого камня.

— Если выйдете из зоны, где охотится Тройки Псевдолюдей, и пройдете через муравейник муриан, окажетесь неподалеку от Устрела, — Сома указал подбородком вглубь тоннеля. — Если расправитесь с этим монстром, продвинетесь дальше.

— Устрел?

— До встречи.

Едва Сома договорил, его как ветром сдуло. Кемури, Шима, Лилия и Пинго последовали за ним, даже не попрощавшись — просто махнули рукой. Вскоре отряд Сомы скрылся из виду. «Нам просто привиделось это, так? Или нет? Нет. Нам не показалось. Здесь действительно был Сома».

Ладонь Харухиро крепко сжимала камень-передатчик — плоский и черный, но это только на первый взгляд. На самом деле на реликте было множество выемок и щелей, а материал реликта был ближе к металлу, чем к камню. Загадочный предмет, что ни говори.

Харухиро оглядел каждого из своего маленького отряда: все стояли с обескураженными лицами. Даже Ранта.

— Ха-ха…— из груди Харухиро вырвался смешок. Фальшивый. Даже слишком.

Вор почесал в затылке, стараясь скрыть неловкость:

— Похоже, мы присоединились к «Воинам Зари».