Глава 260. Первые слова в новой эпохе

Доставив древесину, я возвращаюсь в улей, чтобы дождаться появления моих замечательных творений.

Эти муравьи смогут многое изменить. Для начала было бы потрясающе иметь больше разнообразия в том, с кем можно поговорить. Мне не комфортно от того, что Вибрант разговаривает скорее слишком много, а у матери есть много ответственности, не говоря уж о множестве детей, так что по совести я не могу именно что монополизировать её время.

Тини и Кринис так же не лучшие собеседники. У Тини едва хватает возможностей мозга, чтобы разговаривать, а у Кринис есть несколько тормозов, из-за чего разговор с ней несколько затруднён. Возможно если я когда-нибудь найду способ освободить их из под статуса питомца, они смогут быть немного более вовлечёнными и не такими уважительными.

Очевидно, что нормальный разговор не является причиной, почему я взялся за этот проект. Я хотел заполнить колонию более умными и смертоносными муравьями. Муравьями со способностью размышлять, общаться, думать сообща, и что самое важное, сражаться со стратегией и тактикой. Никаких больше самоубийственных прыжков вперёд, никакого отбрасывания своих жизней. Вместо этого командная работа, небольшая толика инстинкта самосохранения, планирование и сведение потерь к минимуму.

Муравьиная колония, способная на тактическое мышление о стране. Вот чего я хотел. И теперь, вот он я, стою я на заре новой великой эпохи муравьёв!

Мои новые братья и сёстры скоро родятся, и я бьюсь об заклад, что этот мир никогда не видел ничего похожего на них. Конечно, умные монстры существуют, но не такие. Муравьи отличаются. Муравьи особенные. Они проживают везде, общая масса муравьёв такая же, как у людей, если предположить, что один миллион муравьёв весит, как один человек. А это семь квадриллионов муравьёв. На Земле муравьи были маленькими крохотными насекомыми, неспособные особо увеличиться в размерах, так как их тела неспособны поддерживать подобную массу.

А здесь на Пангере? Этот мир имеет магию и прочие всевозможные безумные штуки. Муравьи размером с большую собаку? Конечно, почему нет? А что если у нас будет семь квадриллионов муравьёв размером с больших собак? А что если у нас их будет такое количество и они все будут такими же разумными, как человек?

Нас было бы не остановить!

Хотя должен признать, что пока я залезаю в комнату улья, где вдоль стены расположилось двадцать куколок под заботой маленькой команды рабочих, у меня есть некоторые переживания. По своей сути, колония успешна из-за сотрудничества между каждым её членом до такой степени, что колонию можно считать одним организмом, где каждый муравей представляет собой часть чего-то большего, нежели себя.

Там где человечество переживают раздоры в странах, городах, в семьях, муравьиная колония едина, объединена разумом и целями.

Подняв их разум до человеческого, не предоставил ли я им эти хаотичные настроения? Будут ли новые рабочие проявлять свободную волю? Будут ли они разрывать колонию на части изнутри?

Как только я дал место для сомнений, они начали выходить из под контроля. Здесь произойдёт гражданская война? Муравей будет сражаться против муравья внутри колонии, сестра пойдёт на сестру? Будет ли вынуждена полная слёз Королева подавлять восстание своих детей?

Это просто ужасно!

Не то чтобы я ДОЛЖЕН БЫЛ сотрудничать с колонией. Я, будучи человеком, перерождённым в монстра, мог по своему желанию выбирать, что делать. Я решил принять колонию, предоставить свою помощь и поддержку, зависеть от неё и расти вместе с ней. А кто-то другой мог поступить совершенно не так. Возможно вместо этого он бы устроил пирушку на колонии, убивая рабочих, которые не били бы в ответ, забирая с них опыт и Биомассу, покрываясь жирком на его так называемой семье, прежде чем пойти дальше в Подземелье, как независимый монстр, осознанно оставляя позади себя разрушенную колонию.

С подобным нам сейчас предстоит столкнуться? С эгоистичными муравьями? Кто-нибудь когда-нибудь вообще слышал об эгоистичных муравьях?! Нечто подобное даже не имеет смысла! Этот не тот концепт, который может существовать в этом или другом мире. Он идёт против самой природы муравьёв! У муравьёв нет эгоизма! То есть, они так же почти что без мозгов, но не в этом суть!

Мой разум переполнен трагичными картинами того, как мои сёстры разрывают друг друга в туннелях нашего гнезда по глупой и жалкой причине. Единство колонии будет уничтожено из-за нового поколения?

Я разрушил саму суть муравьиного сообщества своими злыми экспериментами?!

ЧТО Я НАДЕЛАЛ?!

Погодите-ка.

Я что-то слышал.

Тихо.

Я уверен в том, что мне не показалось. Это была куколка!

Я поспешил к коконам, проталкивая себе дорогу через внезапно заволновавшихся рабочих. Да! Звук исходит изнутри.

Они прорываются наружу!

Недавно сформированные муравьи начали прорываться наружу из своих коконов и рабочие снаружи помогают им, отрывая слои коконов своими мандибулами и помогая выйти на свободу вылезающим рабочим.

Вот блин, вот блин, вот блин, вот блин.

Я предвкушён, но так же и нервничаю! Создание разумных муравьёв, было ли это ошибкой? Станет ли это моментом триумфа? Или провала?

Уже слишком поздно сожалеть, плоды моих трудов выходят в мир на моих глазах!

Я почти что ощущаю себя безумным учёным, наблюдающим, как его творение оживает. Я игрался с этими муравьями, когда они были личинками, однако довольно часто тяжело в разуме соотнести их вместе как одно и то же существо. Смотря на смутные фигуры, вырывающиеся изнутри коконов, у меня появляется чувство, будто я вижу их в первый раз.

Моё сердце стучит в груди. В голове не осталось мыслей. Мне нужно дышать. Вдох, выдох, вдох, выдох. Расслабься, Антони, всё нормально. Ты либо провёл свою колонию на вершину мира, либо обрёк её на крах с жестокой внутренней борьбой, где сестра пойдёт на сестру.

Так что не переживай.

ДА БЛИН, Я НЕ МОГУ РАССЛАБИТЬСЯ!

Рабочие уже носятся вокруг куколок, разрезая нити коконов и раскрывая их, постепенно являя изнутри миру всё ещё мягких и бледных рабочих. Они меньше обычных детёнышей. Детёныши были довольно маленькими, но эти заметно меньше. Мне пришлось многим пожертвовать, чтобы дать им подъём характеристик Хитрости и Воли, так что их тела ещё слабее, чем было моё при моём рождении.

Хотя это изменится с их началом эволюций. Конечно, ранняя часть их жизней будет трудной, однако это всё окупится после нескольких эволюций, тогда же они начнут специализироваться в чём-то.

А ещё я дал им полностью развитую Железу Языковых Феромонов. Эти маленькие рабочие будут способны разговаривать с момента своего рождения. Интересно, что они скажут? Объявление войны Королеве?!

Определённо для этого ещё слишком рано.

Возможно они объявят о своей независимости? Будут ли они жаловаться? Протестовать? Не зазвучат ли в любую секунду эхом крики из самых глубин их душ по всей комнате?

Насколько они будут муравьями по своей природе? Насколько это будет зависеть от разума, с которым они родились? Это целый ряд вопросов, на которые я должен был ответить до того, как взялся за этот проект…

Мне придётся похоронить где-то в глубине страх, что однажды эти муравьи вознамерятся сделать то, из-за чего я буду сожалеть об этом.

О! Этот почти выбрался!

Как и этот!

Выход наружу становится успешнее с тем, как убирается внешний слой коконов и муравьи изнутри получают возможность больше двигаться. Их новые тела напряжённые и не отзывчивые. Вскоре их коконы разрываются и на полу комнаты разлеглось двадцать новых членов колонии, медленно привыкающих к своим новым формам.

Я с тревогой наблюдаю за ними. Я слишком сильно себя накрутил, я не знаю, чего ожидать.

Затем один из них заговорил.

«С…. Смерть.».

Что?

«М… мая…. Моя смерть.».

Ты уже хочешь умереть?! Ты что, монстр Франкенштейна?! Ты хочешь освободиться от своего мучительного существования?!

Рабочий, о котором идёт речь, всё более уверенно двигает своими конечностями, с каждой секундой находя всё больше сил.

И он снова заговорил.

«Моя смерть…. За… колонию!».

Затем заговорил другой муравей.

«Моя … жизнь… за … колонию!».

И ещё один.

«Моё … Существование…. за колонию!».

Все рабочие постепенно поднимаются на ноги и встают, они все начинают кричать, вначале их голоса слабы, но с каждой секундой становятся всё сильнее.

«Я отдам свою жизнь, служа Колонии!».

«За Королеву я умру!».

«Я первой пожертвую собой ради величия колонии!».

«Я буду той, кто бросится на наших врагов, за колонию позволив разорвать себя на части!».

«За колонию!».

«За колонию!».

«ЗА КОЛОНИЮ!».

Маленькие муравьи начали кричать, как один, ярость в голосах совпадает с пылающим огнём в их глазах. Я видел его прежде, этот огромный жар, который кажется исходит от них, заполняя воздух комнаты. Я видел его в глазах сестёр, рабочих, пока они бросались в битву.

Теперь я могу слышать, о чём они думают.

Может новое поколение и имеет интеллект людей, однако они муравьи до мозга костей.