Глава 400. Жар спадает, жар Поднимается

В туннелях внутри Оплота Лирии сидела сотня особо обученных и могучих воинов с покрывавшими их тела потом и грязью. Каждый из них был измотан. Они часами сражались здесь на краю линии обороны. Волна за волной теневых зверей нападала на их позиции. Даже случайный демон был в толпе, которого, как думала Миррин, она никогда не увидит.

Хлопок по плечу заставил Миррин развернуться и затем поднять свою голову, чтобы взглянуть на монстроподобного солдата вспомогательных сил. Не имея возможности разговаривать из-за гротескно клыкастой морды в том месте, где однажды был рот, он поднял свою усеянную когтями лапу, чтобы помахать ей в простом, но эффективном языке жестов, который она изучила в крепости.

Она на мгновение пристально смотрела на его руки, прежде чем покачать головой.

«Понятия не имею. Я слышала истории, но никогда не видела ничего…» она беспомощно махнула в сторону сцены, которая последние двадцать минут держала их в заложниках, «… подобного.»

Склонив голову вбок, боец вспомогательных войск внимательно слушал, прежде чем вежливо кивнуть и развернуться обратно, чтобы наблюдать за спектаклем. Миррин ещё мгновение смотрела на него, затем обернулась назад. Потребовалось некоторое время, чтобы привыкнуть к вспомогательным войскам. Полу-люди, полу-монстры, внешне они были не лицеприятными. Не говоря уж о том, что двоих одинаковых никогда не было. Разнообразные мутации, которые они проявляли, как ей рассказывали, частично зависели от монстров, плотью которых их кормили, а частично из-за естества человека. И всё же, после всей недели сражений с ними бок о бок она преодолела свою сдержанность. Они могли прежде быть осуждёнными преступниками, здесь же внизу они были Легионом.

Ослепляющая вспышка света впереди заставила её закрыть свои глаза, а оглушительный грохот, за которым последовал град из камней и осколков, уведомили об использовании ещё одного навыка, разрушающего камни. Постоянный вой и крики монстров заглушились всего на секунду, прежде чем снова подняться до апогея.

Здесь внизу был ад. Изо дня в день они сражались и бились, пока больше не могли стоять на своих ногах, пока их руки больше не работали и их не приходилось вытаскивать из доспехов, омывать с помощью работников и бросать в кровать на несколько часов сна, полного кошмаров. А затем возвращаться к схватке. Миррин выпустила так много стрел, убила так много монстров, что была уверена, что Подземелье уже опустело. Однако это никак не влияло. Ничто не влияло. Это была всего лишь одна крепость вдоль всего Оплота и сотни тысяч монстров встречали здесь свою гибель. Однако этого никогда не было достаточно.

Миррин обернулась в другую сторону и положила руку на покрытый рунами металл её нового партнёра. Выданные ей доспехи Бездны были отличным образцом среднего размера из линейки ‘Рэйнджер’, которые она носила во время всего сражения. Поскольку их сняли с поста на передовой, она подумала, что могла бы снять доспехи и отдохнуть немного. Они не были такими уж тяжёлыми, однако ношение доспехов утомляло разум и дух.

БУУМ!

Ещё один удар раздался над визгом монстров и ещё один душ из почвы и камней осыпал стены туннеля, завлекая её внимание обратно ко всё ещё продолжающейся битве в менее, чем пятидесяти метрах от того места, где она сидела.

Покрытый в свои большущие, исписанные рунами доспехи Бездны, командир самостоятельно держал туннель. Огромный топор в его руках при каждом взмахе гудел от восторга, отправляя красные лезвия света разрезать десятки монстров за раз. Он то и дело топал своей ногой в доспехах и туннель содрогался, что заставляло всех перед ним замешкаться и позволяло сделать ещё один замах.

Он уже двадцать минут занимался этим.

Они сражались, как обычно, когда вдруг внезапно объявился командир, протолкнулся вперёд и начал разрезать монстров на части этими широкими, невероятно могучими взмахами. Вначале они пытались помогать, однако командир жестом сказал им отойти назад и продолжил своё дело. Так они и оказались позади. Было ощущение, что это всё нереально, раз они были на передовой и не сражались. Она могла сказать по ошеломлённым лицам тех, кто вокруг неё, что они чувствовали то же самое.

Миррин вздохнула. Каждый её мускул ныл. На самом деле она едва ли могла вспомнить время, когда они не ныли. Какова была жизнь до того, как она спустилась в Подземелье в этом походе? Как вообще выглядело солнце? Это едва ли имело значение, здесь внизу было достаточно светло, туннели постоянно с начала волны лучились светом.

Пока она размышляла об освещении Подземелья, её глаза дёрнулись в сторону вен, пронизывающих туннель. Она задумалась на мгновение и нахмурила лицо, стараясь понять, было ли это тем, что, как она подумала, она увидела. Она медленно поднялась и начала идти в сторону ближайшей стены, её внимание стало сосредоточенным до такой степени, что из разума исчезли звуки битвы.

В стенах было что-то странное. Что-то, касающееся вен маны. Она пристально уставилась на одну вену на расстоянии всего нескольких метров. Как давно стало невозможным смотреть на одну из них напрямую? Однако сейчас она могла. Сейчас она могла. Потому что… мана … уменьшается?

Одним движением она развернулась и помчала назад к тому месту, где отдыхали её товарищи Легионеры, крича во всё горло, будто безумная баньши.

«Мана уменьшается! Волна заканчивается! Мана уменьшается!»

Вначале они взглянули на неё, как на сумасшедшую. Что, как она думает, она делает, однако постепенно они осознали, о чём она говорит, что бы это могло значить, будь это правдой. Один за другим оборачивался к стенам и смотрел сам. Им не понадобилось много времени, чтобы подтвердить своими глазами то, что она говорит, и с восторженным рёвом триумфа Легион вскочил на ноги.

Было ликование, объятья, даже монстро-подобные вспомогательные войска выли и рычали от радости.

С обновлённым духом и радостью в их сердцах, Легионеры оделись, приготовили своё оружие и бросились в бой к своему неутомимому командиру. Один последний рывок! Один последний рывок и всё будет кончено!

Пятью часами спустя Миррин ничком лежала на полу туннеля, по прежнему будучи в своих доспехах. Поток монстров наконец-то начал уменьшаться и когда прибыл отряд для помощи из Райлеха, её отряд решил остаться на лишний час, чтобы помочь откинуть остатки врагов назад.

По правде говоря с находящимся тут командиром это была самая лёгкая смена, которая у неё была за всё время волны.

Этот мужчина не был человеком. Миррин понимала, что она в некотором роде тоже не была, однако Титус находился настолько далеко за гранями её пределов, что он попросту не мог быть с ней одного вида. Вот через что же надо было пройти Легионеру, чтобы стать настолько сильным?

Она не была уверена, что ей хотелось знать.

Поморщившись, она села и осмотрела окружение. На расстоянии около двухсот метров всё ещё гудела битва, однако не так бурно. Она отступила обратно на территорию крепости и большинство из Легионеров на её смене всё ещё были тут, немного переводя дух перед тем, как пойти свалиться на койки.

Командир всё ещё был на ногах. Он ходил от солдата к солдату, молвил слово тут, хлопал солдата там. Всё это время его глаза светились бурной энергией. Он даже не выглядел уставшим. Когда он увидел, как она смотрит, он сказал последние слова Легионеру, с которым вёл разговор, и двинулся в её сторону.

«Наконец-то мой уровень маны вернулся к привычному состоянию,» тихо сказал ей он. «Понадобилось некоторое время, чтобы снова стать активным.»

Было ясно, что он видел, о чём она думала, и Миррин не могла не покраснеть от того, насколько легко её прочитали.

«Я никогда не видела ничего подобного, командир. Я не хотела показаться грубой.»

Он махнул рукой, отбрасывая её беспокойство.

«Особо не думай об этом. Те из нас, кто служили в глубине, немного отличаемся от большинства. А ты не встречалась ни с кем из Легионеров, кто спускался дальше меня. В конце концов мы редко возвращаемся назад.»

«Почему тогда вы вернулись, командир?»

Он прервался на мгновение, немного света ушло из его глаз.

«Из-за ребёнка. Моя жена забеременела и я запросил перевод на поверхность.»

«Простите, сэр. Я не должна была спрашивать.»

«Всё нормально.»

Возня позади них на входе в крепость нарушила неловкую тишину, прежде чем она действительно смогла настать, и вперёд вырвался устало выглядящий посланник.

«Командир, сэр! Доклад от Следящих Подземелья. Гарралош была убита!»