Глава 425. Неправильно-ногий

Для моих глаз с туннелем спереди всё в порядке. Больше коралло-подобных растений, вместе с несколькими представителями колючих листьев, которых я обеспечиваю своим фирменным продуктом так скоро, как могу. Визуально, здесь всё нормально, область мирная, идеальная. Можно даже было бы рискнуть назвать её живописной. Моё чувство маны, однако, рисует совершенно другую картину.

Нити чистой тени покрывают туннель снизу доверху. Как будто сама тьма вплетена в толстую паутину, которая была прицеплена к стенам, потолкам и полам на протяжении десятков метров. Что хуже всего, в центре всего этого безобразия сидит самый ужасно выглядящий арахнид, которого я когда-либо видел. Я смотрю свысока на пауков, как на тех, кто имеет на две ноги больше, чем необходимо. Как бы, ты получаешь шесть ног и это идеальное число, которым наслаждается большая часть форм жизни на Земле и, вероятно, Пангере. У тебя шестёрка, так какого чёрта тебе нужно больше? Ты достигнул ножной нирваны, это золотая зона ног! Организм должен быть дьявольски глупым или павшим в чистое зло, чтобы не суметь осознать святую природу насекомых.

Вот по этой причине я и ненавижу пауков. А глупые они или злые, я не могу решить. Они все ужасны и заслуживают того, что грядёт для них. Этот паук видел поехавшие поступки своего вида, был свидетелем того, как они предаются греху, и подумал про себя: «А что это у нас тут? Как замечательно. Я впечатлён, поражён. Однако зацените вот такую сумасшедшую идею. А что если бы… что если бы у нас было… ещё больше ног?»

Я в ужасе пошатываюсь, когда раздутый монстр предстаёт в моём разуме. Восемь? Не. Десять? Не. Двенадцать? Да нет же. Шестнадцать ног! Зачем?! Во имя всего хорошего и священного в этом и всех остальных мирах, ЗАЧЕМ?! Такое количество ног абсолютно излишне! Не могу представить каких-либо преимуществ, получаемых от овладения таким нелепым количеством ног. Это то существо, которому я не могу позволить жить! Я разорву его на части и с диким ликованием сожру его ноги! Ликованием, я сказал!

Я не отступлю, столкнувшись с многоногим Таратектом из легенд. Паутина станет проблемой, однако не той, с которой я не справлюсь. Она кажется сотканной из особой маны, не будучи физической или материальной в обычном смысле. К счастью для меня моя кислота является идеальным инструментом для разбора этого бардака.

Глупое злое существо! Жри кислоту!

ПАУ! ПАУ! ПАУ! ПАУ!

[Хурр?] Растерянно промычал Тини, пока я выпускал кислоту в кажущимся нормальным туннель. Его выражение быстро меняется, когда спутавшиеся нити тени начинают таять и показываться на виду.

Нам надо что-то сделать для Тини, ему будет трудно в этом Слою, если он не сможет видеть, что делает. У Кринис нет никаких подобных проблем и она полностью понимает, чем я занимаюсь.

[Почему у него так мало конечностей?] С отвращением спрашивает она.

[… Неправильный вопрос, Кринис. И у меня разве не меньше?!]

[Вы отличаетесь! Вы идеальны, Хозяин!]

[Верно! Вид насекомых правит балом!]

ПАУ! ПАУ!

Летит ещё больше кислоты, быстрыми темпами разъедая паутину. Многоногий паук не кажется наслаждающимся процессом разрывания его чудесного домика на куски. Со своего места, прицепившись к потолку туннеля своим отвратительным количеством ног, паук спускается и протягивает ноги. Будучи способными схватиться за обе стороны туннеля за раз, его конечности кажется тянутся вечность, пока он начинает со смертельной грацией идти на нас.

Бррр! Всё становится только хуже! Существо будто длинноногий паук-папочка из кошмаров! Каждая конечность длинной в несколько метров, тонкая и резко изогнутая в сочленениях. Детали его тела до сих пор тяжело разглядеть. Оно пышное и отвратительное, это я могу сказать с уверенностью, но остальное всё ещё скрыто во тьме.

Однако ненадолго!

ПАУ! ПАУ! ПАУ!

Высоко подняв свой деловой конец, я прицеливаюсь вперёд и продолжаю доставку жидкой справедливости в сторону лица существа. Чем больше паутины разъедает моя кислота, тем больше разлетающихся брызг летит дальше к наступающему зверю.

Издав длинное горловое шипение, паук обнажил свои клыки на меня и какая же это уродливая пасть. У него не один ряд клыков, о нет, прямо как и во всём остальном у этого арахнида, он решил идти в крайности. Его рта почти что достаточно, чтобы конкурировать с Кринис, моей дорогой сферой убийств, по ужасаемости. Несколько рядов челюстей создают кольцо острых хапуг, которые тянутся, страстно желая испробовать меня.

Похоже что ты хочешь приблизиться ко мне, мистер паук. Думаю, я могу найти в своём сердце добрую волю, чтобы удовлетворить твоё желание!

Мои подмозги заработали и начали закачивать ману гравитации в мои мандибулы. Этих общих усилий достаточно, чтобы за несколько секунд заполнить мои челюсти энергией. Энергией, которой я лишь счастлив потянуться в сторону нашего многоногого друга.

ТЫНЬК!

Я ухватился за паука и заставил его пасть в мою сторону, приготовив Навык Предзнаменующего Укуса, чтобы нанести фантастический и смертельный урон этому наступающему арахниду. Однако зверь отреагировал с невероятной скоростью, вцепившись в стену своими коготками и устояв перед внезапным призывом моих лицевых рук.

Чёрт бы тебя побрал, паук! Мне правда нужно туда подниматься, чтобы достать до тебя?!

ПАУ! ПАУ! ПАУ!

Я выпустил в арахнида несколько струй кислоты, стараясь выманить его, однако он оказался на удивление ловким, дико уклоняясь и стараясь оставаться в пределах его порванной паутины. Может мне попытаться …

ТЫНЬК!

Мои мандибулы снова ярко засветились из-за маны гравитации, пока я пытался вытянуть наружу паука, однако он снова воспротивился, схватившись за стены всеми своими многочисленными ногами и не поддаваясь моей тяге. Вот же долбаный паук! Он хочет, чтобы я преследовал его до того, что осталось от его паутины. Я туда не пойду, кто знает, что за безумные фокусы из тьмы он там творит! Также я не хочу сидеть здесь и расстреливать всю паутину. Эта отвратительная вещь тянется на десятки метров, я не могу заниматься её уничтожением.

Я почувствовал, как на моей спине зашевелилась Кринис и немного приподнял переднюю часть, чтобы разглядеть получше. Возможно немного расстроившись из-за моего отсутствия прогресса по извлечению нашего паутинного друга, она захотела приступить к действиям. Её постоянные щупальца дёргаются туда и обратно, пока она концентрируется и тьма вокруг неё становится ещё темнее, уплотняясь до такой степени, что почти что кажется твёрдой. Её тело заколыхалось рябью, будто поверхность пруда, в который вы бросили камень, а из её основного тела вылетел десяток конечностей, погрузившись в теневой портал, который она создала вокруг себя.

Паук испустил визг удивления, когда его тело оказалось схвачено Кринис. Хотя нет, она нацелилась не на тело, она тянется к ногам! Её щупальца выскочили из темноты и быстро обхватили каждую из ног паука, мгновенно обездвижив его. Паук в ярости широко раскрыл свои челюсти и вонзил свои клыки в одну из атакующих его конечностей.

[Цык] издала Кринис, извлекая назад повреждённое щупальце, прежде чем протянуть другие, чтобы обхватить и отрезать его.

[Какого чёрта, Кринис?!]

[Яд]

[Ах]

Ноги паука начинают одинаково страдать, пока щупальца Кринис приступают к работе своими зубцами, чтобы отрезать их от его тела. Таким вот образом паук моментально был выведен из строя и Тини наконец-то смог разглядеть его в темноте. С радостным криком он прыгнул вперёд, не обращая никакого внимания на паутину и потянувшись к своей жертве как раз в тот момент, когда его товарищ питомец заканчивал свою тёмную работу по обезноживанию паука.

Далее следует милостивое быстрое действие, когда Тини электризовал свои кулаки и взбил голову паука в чудесную кашицу. У меня такое чувство, будто он вымещает своё расстройство, как и мне хотелось прежде. Ах, ну, хорошая работа, Тини.