Глава 443. Разруха (часть 2)

Боль и страдания членов Легиона, боль на их лицах и в голосах, они очень сильно влияли на Моррелию. Это были мужчины и женщины, посвятившие свои жизни защите разумных рас поверхности от нападок Подземелья. Они наследовали миссию, происходившую с Раскола и ведомую тысячи лет. Для этих закалённых в боях глаз, уничтожение Лирии представляло собой ещё одно доказательство праведности их дела. Моррелии было трудно не согласиться с подобным мнением, это было тем, во что она сама верила всю свою жизнь. Было тяжело это отрицать, монстры ведь были ответственны за эту катастрофу. Куда бы не пошли, они приносили с собой смерть и разрушения с собой, делая это с момента достижения ими поверхности.

И тем не менее она видела всё по другому. Был монстр, готовый сотрудничать с людьми, готовый подвести других монстров под свои идеалы. Сосуществование было возможно, она видела это своими собственными глазами. Сама подобная идея бросала вызов всему, чему её учили. Чему учили всех на поверхности.

Что это означало? С кем она должна поговорить? С кем она могла поговорить? Люди в деревне были малость слишком рады отбросить уроки истории и принять новую идею, не без хороших причин, но правда ли они смотрели на ситуацию трезвым взглядом. Похожим образом члены Легиона были слишком склонёнными в своей точке зрения. Они буквально были армией, уничтожающей монстров и не имевшей себе равных по рвению и эффективности. Действительно ли они были людьми, с которыми можно говорить с сотрудничестве с монстром? Моррелия могла представить, как всё пройдёт. В тот момент, как она заговорит с Титусом о том, кем на самом деле был Энтони, они бросят все свои планы, прошагают на юг и уничтожат каждого муравья и человека, которого найдут, похлопают друг друга по спинам и посчитают работу выполненной.

Мысль о зарубленной топором её отца Энид вызвало у неё физическую тошноту. По своей сути неизбежно, что Айзек умрёт таким образом, однако остальные этого не заслуживали.

«Ты выглядишь обеспокоенной, Моррелия. Поделишься своими мыслями?»

«Миррин?»

«Приветик,» улыбнулась молодая женщина и присела на камень, на котором отдыхала Моррелия.

Это был камень на углу Белого Льва, весьма хорошо известной таверны в этой части города. Теперь от неё мало что осталось. Одна заваленная стена и разбитые остатки некогда сияющей дубовой стойки. На земле были разбросаны осколки стекла, являвшиеся последними напоминаниями бутылок, которыми так сильно гордился хозяин таверны Грегор.

«Немного странное ощущение от попытки дать совет той, кто выше меня по званию,» призналась Миррин.

Моррелия фыркнула.

«Я уже не выше тебя. Я та, кто бросила тренировки, в то время как ты полноценный Легионер. В каком вообще смысле я могу считаться выше тебя?»

Миррин пожала плечами. Это было тяжело объяснить, особенно в лицо Моррелии, что она была настолько властной и давящей, настолько сильной в своём характере, что было тяжело не думать о ней, как о превосходящей.

«Ты вероятно даже обогнала меня по уровню,» поморщилась Моррелия, «занимаясь тем, что вы, Легионовские, делали в глубине.»

«Да наверняка же нет!» Возмутилась Миррин, однако в тайне она подумала, что возможно и могла обогнать. Резня, в которой она приняла участие во время волны, подкинула её уровни и характеристики до высот, которых она никогда не смела мечтать достичь.

Глаза другой женщины сузились, как будто уловив скрываемую истину, однако она оставила эту тему в покое.

«Ты же пойдёшь с нами, не так ли?» Спросила Миррин. «Я никогда не была за вратами, лишь слышала о них. Было бы чудесно по ту сторону иметь больше людей, которых мы знаем.»

Её чёрные кожаные доспехи заскрипели, когда Моррелия неловко поёжилась.

«Я всё ещё думаю об этом. Я просто не уверена.»

«Понимаю. Ситуация была довольно напряжённой, когда ты ушла.»

«Я много чего сказала, о чём сожалею.»

«Ты горевала, как и все мы.»

«Это не значит, что подобное в порядке вещей.»

«Время лечит все раны, ну мне так говорили. Может тебе стоит больше нам доверять.»

«Может и стоит,» признала Моррелия.

Миррин откинулась назад и взглянула на небо.

«Похоже что у нас не будет возможности навестить твою деревню. Час назад прибыл гонец. Они собираются отправить нас туда пораньше. Командир уже отдал приказ собираться и вернуться к походу. А Альбертон в ярости. Ему хотелось больше времени, чтобы пройтись по тому, что осталось от архивов.»

«Да понадобятся недели, чтобы всё достать оттуда! Гарралош обрушила всё!»

Миррин захихикала.

«Командир пытался сказать ему об этом, однако старик слишком упёртый, когда дело касается его драгоценных книг. Думаю, скоро мы увидим, как Хранителя Знаний уносят на плече центуриона!»

«Побереги меня от упёртых стариков,» пробормотала Моррелия.

«По крайней мере ты спустишься и посмотришь на наше отбытие, ведь так? Нам ещё о стольком нужно поговорить, мне бы не хотелось видеть через час, как ты машешь нам рукой.»

«Ну это я могу пообещать,» Моррелии не хотелось так скоро оставлять своего отца, и было бы чудесно пообщаться со своими старыми друзьями. «Для меня это будет интересно, я никогда не видела подземного города.»

«Он весьма интересный, если не сказать больше!»

«Бьюсь об заклад, что это так.»

Они обе погрузились в дружеское молчание. Единственным шумом были случайные крики Легионеров, пока они спешили собираться и упаковывать свои припасы для путешествия обратно в глубины. Врата, открытые в крепости внизу, проведут их в легендарный Чёрный Замок, основанный штаб Глубинного Легиона. Несмотря на её уничтоженную старую жизнь, Миррин была в предвкушении узнать, что ей принесёт эта новая глава.

«Пошли уже, лентяйка,» поднялась Миррин. «Ты вполне могла бы пойти и помочь.»

«Полагаю, что могла бы,» проворчала Моррелия, пока поднималась и растягивала свои уставшие мышцы.

Они вдвоём прошли обратно до входа в Подземелье, только чтобы обнаружить занятых офицеров, организовывающих поход, наседая на каждого заблудшего члена экспедиции и уточняя детали с превосходящими себя по должности. В центре всего стоят Титус, рявкающий приказы там, где это было необходимо, но по большей части будучи молчаливым столпом спокойствия посреди бурного урагана активности. Заприметив Моррелию, он без промедления пошёл к ней.

«Ты идёшь с нами?» Сразу же спросил он.

«Я дойду до врат.» Подчеркнула Моррелия. «Я ещё не решила, присоединюсь ли снова.»

Его лицо не показало никаких эмоций, однако она знала, что он был счастлив слышать эти новости.

«Вот и хорошо. Убедись, что отчитаешься перед Трибуном Аурелией, она отвечает за подсчёт людей и еды.»

Она чуть не исполнила быстрое легионское отсалютование, однако сумела в последний момент сдержать себя. Глаза её отца ничего не упустили и они смеялись над ней, пока он отворачивался.

«Посмотрим, отсалютую ли я тебе когда-либо снова, старик!» Злобно проговорила она про себя, прежде чем пойти взять несколько своих личных вещей и оружие перед тем, как искать Трибун.

Ко времени, как они закончили приготовления, темнота начала ниспадать на руины города. Жители, сопровождающие Моррелию на север, начали свой путь назад, чтобы отчитаться, что они видели, и сообщить об условиях в Подземелье.