Глава 582. Великая Работа

Глубоко ниже поверхности, под слоями скал и камней, горело пламя, которого никогда не видели прежде на Пангере. Это было не обычное пламя. Оно не пылало, но всё же его жар был невыносимым. Не имело цвета, но всё же ярко сияло светом расплавленной стали. Не издавало ни звука, но всё же содержало звон тысяч молотов о тысячу наковален. Пламя трудолюбия насекомых ожило внутри Колонии Формика Сапиенс и оно день за днём становилось сильнее, что если его не держать под контролем, оно поглотит весь мир.

Старейший дал своим сёстрам команду наблюдать за людьми, ради их знаний, навыков и умений, приказал учиться у них. Колония выполнила это, как и всегда, сделав всё возможное для исполнения. Ни одной капли сил не было пощажено, ни один вопрос не остался не заданным, а каждое наблюдение было обсуждённым, распространённым и проанализированным. Зачем им могли быть нужны инструменты? Их мандибулы копали лучше любой лопаты! Разрезали камень лучше любой кирки! И это не всё, на что могли сгодиться муравьи с мечами, копьями или топорами? Их тела не мягкие и слабые, как у людей. Как раз наоборот! Там, где люди стремились компенсировать свою хрупкость более крепкими материалами, муравьи были уже вооружены и бронированы с рождения! Как им мог пригодиться металл?

Однако внимание обращать приходилось не только на это. В Подземелье можно было обнаружить множество ценных минералов. С научившейся извлекать и очищать их Колонией, появилась возможность торговли. С повышающимися знаниями о строительстве способность манипуляции с металлами становилась всё более ценной. Пока навыки хорошей манипуляции раскрывались и поднимали уровни, становилась доступна более детальная работа с металлом. Внезапно муравьёв кузнецов призывали изготавливать кронштейны, фитинги, формочки и гвозди для любого количества приспособлений. И всё же изначальный вывод по прежнему оставался истиной внутри колонии: кузнецы не были нужны для создания оружия или брони.

Ремесленница резко вскочила после ступора и начала протягивать свои антенны через сочленения для очистки, всё ещё чувствуя небольшую слабость. С момента эволюции до четвёртой ступени её отдых попросту не был тем же самым. Очистив антенны, она позаботилась о себе тем образом, что поймут лишь насекомые. Строгая потребность в чистоте зародилась во всех муравьях Колонии и никогда их не покидала, вне зависимости от того, насколько умными они стали. С выполненной на день первой задачей, она размяла все своих шесть ног и, вначале медленно, начала выползать из комнаты, которую разделяла с шестьюдесятью двумя соседками. По крайней мере в этот раз ей не пришлось спать, прицепившись к потолку. То был менее плодотворный ступор.

Войдя в туннели, она ощутила, как до её антенн доносятся вечно присутствующие сообщения Колонии. «Идите сюда для этого и этого», или «идите вот сюда для такого и такого», что не имело для неё никакого значения, однако всегда помогало ей воодушевиться. Она сразу же ощутила себя соединённой с более крупным организмом, супер организмом, которым была сама Колония. Её комната не находилась далеко от места, где она исполняла свою работу, и с нетерпением ждала возвращения к ней, так что она быстро пробежала по туннелям, развилкам и поворотам, настолько знакомым для её ног.

Ещё один поворот налево и она была в своей стихии. Температура возрастала с каждым шагом и звенящий звук металла, бьющегося о металл, заполнял воздух. Каждая комната, мимо которой она прошла, была частью огромной машины, которую Колония построила внутри своего улья. Могущественная линия производства, берущая изначальные материалы с одного конца, перерабатывающая их, очищающая их, раскаляющая их и производящая слитки прочного металла с другой стороны.

Она сама была частью развития данного проекта, расстраивающих дней экспериментов, проб и ошибок, пока помешанные на деталях ремесленники повторяли то, что узнали у людей, постоянно ища способ улучшить процесс пусть даже на долю процента. Она была в курсе, что эти испытания всё ещё продолжались где-то в другом месте улья. Расточительство было неэффективностью, а неэффективность являлось тем, что Колония не потерпит. Так что они стремились улучшить процесс. Каждый слиток, изготовленный с примесями, был стыдом всей касты ремесленников, оскорблением, что горело внутри их панцирей и заставляло работать лучше.

Однако она давным давно перестала заниматься более грубым трудом. Её навыки работы с очищенными металлами росли с невероятной скоростью, настолько, что ей дали новое поручение. Ей доверили законченный продукт долгого процесса обработки, её новой задачей было последняя и самая важная часть: кузнечное дело.

Она подошла к своей собственной комнате и нетерпеливо запрыгнула внутрь, готовая начать. В ожидании лежала свежая кучка слитков, доставленные, как и всегда, пока она отдыхала. Преисполнившись энергией, она поспешила к своей мастерской и начала готовить её к работе. Зачарования были активированы, огонь зажжён, циркуляция воздуха завыла, а место закалки тщательно проверено на неисправности. Пока она была занята приготовлениями, её прервал нежелательный гость.

«Материалы, поглощённые твоим проектом, начинают становиться пустой затратой,» сообщение пролетело по воздуху и истрепалось воздушным потоком, что был необходим муравьям для работы в таком жарком окружении.

Ремесленница со вздохом развернулась ко входу и встала лицом к лицу с тем, кого люди бы посчитали ‘боссом’ или ‘начальником’. Подобные роли на самом деле не существовали внутри Колонии. Каждому муравью давалась ответственность в том, что лучше всего подходило под его способности и наклонности. Эта определённая ремесленница имела талант в организации и особым вниманием к деталям. Отдача ей ответственности управления с ресурсами литейного производства было абсолютно осмысленна.

«Мои Навыки продолжают улучшаться день ото дня,» высказалась в свою защиту ремесленница. «Я уверена, что следующее поднятие ступени будет иметь решающее значение для разблокировки техник, необходимых мне для завершения работы.»

«Как много уровней необходимо твоему кузнечеству для поднятия ступени?»

«Три.»

Новоприбывшая ремесленница дёрнула своими антеннами, пока представляла количество изначальных материалов, необходимых для достаточного количества металла на эти три уровня.

«Знаю, мне не нужно тебе напоминать, внутри касты к твоему проекту не так много энтузиазма. Некоторые даже начали предполагать, что ты эгоистична в погоне за подобной ненужной частью снаряжения.»

«Эгоистична…»

Это больно. Узнать, что её собственная каста, её собственные товарищи говорят подобное о ней… у них правда настолько мало веры в её способности? Пусть она и безымянная, однако не будет тщеславием сказать, что она обладала самым высоким уровнем Навыком Кузнечества в Колонии, Экспертным Кузнечеством (III) 17, находящимся так близко к четвёртой ступени. Она работала с металлами дольше любого другого муравья. Они правда думали, что она бы не занималась подобным проектом, если бы не была тверда в своей решимости?

Она покачала антеннами. Это не имело значения. Был важен лишь результат.

«Я абсолютно уверена, что добьюсь результатов. Всё, что необходимо, это время.»

Другая ремесленница кивнула.

«Я дам тебе столько времени, сколько смогу. Пусть ты и тратишь зазря слитки, как никто другой в Колонии, также истинно то, что твои уровни повышаются быстрее, чем у кого-либо. Тяжело думать, что ты не права.»

«Я… спасибо.»

Не сказав больше ни слова, муравей ушёл, оставив ремесленницу саму по себе. Не желая тратить времени, она начала пересматривать свои приготовления. Её мандибулы и ноги были заняты, однако разум был сосредоточен на нечто совершенно другом. С момента, как ей представили концепт, она не могла перестать быть очарованной им. Идея муравья, украшенного доспехами, стального гигантского насекомого, овладела ей. Преуспей она в этом, и будет рождён совершенно новый тип солдат, имеющий совершенно другую форму силы!

С воспылавшим от страсти сердцем муравей схватился своими мандибулами за первый слиток и положил его в огонь. Её прошлый прототип оказался неудачным, однако она многому научилась и её Навыки выросли. Возможно на этот раз она сделает прорыв.