Глава 588. Делегация (часть 3)

Само общение стало самыми прямолинейными переговорами Энид в жизни. Кууланта была спокойной, умной и без уловок, пока ясно и чётко говорила с советом людей.

Колония хотела их помощи в переговорах в будущем, было ли это возможно?

Да, это было тем, что они могли сделать, и конечно же, помимо потерявших на полу сознание лунатиков, будет множество тех, кто счастлив добровольно помогать муравьям.

В обмен на помощь Колония будет готова увеличить свои усилия в способствовании развития городка. Включая широкомасштабную кампанию по поиску беженцев.

Фантастика, эта помощь будет очень кстати.

И всё. От начала до конца потребовалось менее пяти минут, чтобы они пришли к принципиальной договорённости, а затем ещё пять понадобилось Кууланте, чтобы отметить, что же именно повлекут за собой предстоящие переговоры с Подземным городом Райллехом. Энид смогла понять, по тому, что говорила маг, что Колония не знала, что делать с городом, или не имела какого-либо интереса извлекать из него что-либо. Город представлял собой угрозу, они нейтрализовали угрозу, теперь они лишь хотели убедиться, что город занимается своими делами, всё идёт своим чередом, при этом без отстройки врат.

Кууланта похоже считала что это абсолютно разумная занимаемая позиция для муравьёв, и с их перспективы так оно и было. Энид была весьма уверена, что люди Райллеха не смотрят на всё таким образом, когда их доступ к обширному обществу Подземелья был полностью отрезан. Список упавших на стол жалоб от них будет огромным, в этом у неё не было сомнений. Однако теперь это стало её проблемой в той же степень, какой была Колонии, таковым было её соглашение.

С окончанием главных обсуждений настал момент, которого боялся каждый член совета. Кууланта была почти что весёлой, пока поднимала для делегации эту тему.

[После разбора более неприятных дел, сейчас мне бы хотелось, в качестве жеста доверия, пригласить вас всех на встречу с Королевой в её комнате. Конечно же вы будете под тяжёлой охраной, однако это самое большое проявление открытости, которое мы можем предложить, кроме позволения вам приблизиться к нашему молодняку, что в данный момент мы не готовы сделать]

Такое прямое и манерное приглашение! Энид оглянулась на остальной совет и конечно же каждый из них уже выпускал крупные капли пота. Они хорошо это скрывали, однако широкие глаза и замершие выражения лиц говорили о внутренней борьбе, пока они искали логичное оправдание для отказа подобного визита. Как будто подобное можно допустить. Представьте, муравьи с открытым сердцем сделали приглашение, только чтобы каждый из гостей отказался. Мэр не была уверена, как это воспримут муравьи, однако в разумных сообществах подобный отказ будет рассматриваться как огромная пощёчина. Она не особо была рада мысли встречи лицом к лицу с подобным монстром, однако её отказ был в некотором роде оскорблением для Колонии.

[Если ты не против, Кууланта] начала она. [Мне бы хотелось принять твоё любезное приглашение от имени всего совета. Мне бы не хотелось сильно мешать её величеству нашим визитом, меня одной в качестве представителя Возрождения будет достаточно]

Её товарищи по совету опозорились явным облегчением на своих лицах и Энид бросила на них тяжёлый презрительный взгляд. У них даже не было приличия выглядеть стыдливо! В следующий раз при выборах ей нужно будет убедиться, что участие в них примут более способные члены общества. Если они были лучшими, что могут предложить их жители, то они изначально обречены.

Она снова обернулась к Кууланте.

[Хотя было бы чудесно, если Айзек присоединится ко мне на случай если я споткнусь. Понимаешь, я очень стара для человека]

Гигантский муравей в согласии склонил свои антенны, пока Айзек издавал постыдный стон, его лицо выражало ощущение предательства.

[Это приемлемо. Уверена, Королева предпочтёт небольшое общество. Хотя я должна спросить, что означает термин ‘ваше величество’?]

Энид запнулась.

[Это эм… термин, использующийся для монархов]

[Кто такой монарх?]

[Королева?]

Кууланте непонимающе смотрела на неё некоторое время, прежде чем ответить.

[Но Королева не монарх, она Королева]

[Конечно же]

Энид и открыто хнычущего Айзека сопроводили из комнаты и обратно в примыкающий туннель. Айзек сумел собраться с силами после того, как Энид прошептала себе под нос ‘Моррелия’, что к счастью произошло до того, как они достигли спуска, где могли видеть расширение в более крупную комнату.

Два человека собрались с духом, прежде чем спуститься под бдительным взором массивных насекомых, что нависали над ними и наблюдали за каждым их движением. У подножия спуска Энид на мгновение закрыла глаза, успокаивая своё старое сердце, и затем шагнула в комнату.

Королева одновременно была и не была тем, что она ожидала. Пока что она являлась самым крупным муравьём, что Энид когда-либо видела, возвышающимся над ними, пока он оборачивал свою голову, чтобы с лёгким любопытством взглянуть на двух внезапных гостей. Массивные мандибулы, блестящий толстый панцирь, её ноги достигали потолка комнаты, прежде чем изгибаться обратно вниз к земле. Однако там, где она ожидала раздутое пульсирующее существо, что едва может перемещаться под своей собственной мощью, Королева вместо этого была могучей, ухоженной и мобильной. Лишь её более крупный задний сегмент давал намёк на особую природу для её вида.

Более того, присутствие двух других Королев было тем ещё шоком Системы! Не такие большие, как их мать, два более юных муравья стояли позади своего крупного родителя, пока осматривали людей, вошедших в эту самую уединённую комнату. И правда, кроме Энид, Айзека, Кууланты и стражей, вошедших с ними, здесь в комнате не было других муравьёв, что делало это место самым мирным и безлюдным во всём улье из увиденных ими.

[Я займусь подсоединением связи разума] объявила Кууланта. [Дайте мне несколько секунд]

Между двух сторон, стоящих на месте, смотревших друг на друга и неспособных это прокомментировать, опустилась неловкая тишина. Айзек сумел хорошо держаться с использованием упражнений глубокого вдоха и представлением взбудораженного лица Моррелии, на которое в тяжёлой битве расплескалась кровь. Даже места обитания этих воистину пугающих насекомых было недостаточно, чтобы развеять ощущаемый им к своей богине пыл.

[Готово] объявила Кууланта. [Мама, это Энид, Мэр городского поселения на поверхности, и Айзек, кто-то на подобии солдата]

Гигантская Королева подносила в сторону каждого из них антенны, пока их представляли, прочувствуя их.

[Добро пожаловать в комнату откладывания яиц, гости моей семьи. Должна признать, я не ожидала, что кто-либо примет предложение посетить это место, однако я приветствую вас]

Голос Королевы был глубоким и тёплым. Совсем не грубым и доминирующим, как кто-либо мог ожидать от могучего монстра Подземелья. Энид сразу же смогла ощутить связь с этим голосом. Это был голос матриарха, того, кто ставит семью превыше всего. И это было тем, что было ей знакомо. Она сделала смелый шаг вперёд и обратилась к Королеве.

[Я… Мы очень рады быть здесь, Королева Колонии] манеры никогда никому не навредят, это было частью того, во что твёрдо верила Энид. [Должна спросить, почему вы думали, что никто не придёт сюда?]

Изначально она думала, что Королева предположит, будто они будут слишком напуганы, однако, подумав немного больше, она усомнилась в этом. Королева не думала, что кто-либо будет её бояться, а с чего вдруг? Раз Колония сказала, что они будут в безопасности, то они будут в безопасности. И точка. Зачем кому-либо сомневаться в словах Колонии? Насколько было известно Энид ни один из муравьёв ни разу не солгал во время переговоров и разговоров с людьми. Она подумала, что на уме Королевы есть нечто другое, и была заинтересована узнать, что же это.

Королева указала антеннами в сторону Кууланты, пока объясняла.

[У меня небольшое понимание человеческого общества. О ‘мэрах’ и ‘правителях’. Личностей во главе всего. Я не являюсь подобной фигурой в Колонии. Я мать многих, однако теперь, когда у нас есть ещё две Королевы, я более не центральная фигура]

[Мама! Это попросту неправда!] Возмутилась Кууланта.

ХЛЫСТЬ!

Королева хлёстко взмахнула сверху вниз одной из своих антенн, чтобы угодить ею в голову мага муравья в движении, что напоминает ничто иное, как нетерпеливую мать, стукнувшую своего ребёнка по голове деревянной ложкой. Изображение было таким комичным, что Энид чуть не рассмеялась вслух.

[Твоя и твоих сестёр продолжающаяся настойчивость на том, что я не вижу истиной, делает вас почти такими же расстраивающими, что и проблемное дитя. Прими как данное то, что я сказала]

[Да, мама]