Глава 134. Сотрудничество

В этот раз собралась довольно большая охотничья группа. Воины не могли скрыть своего любопытства и интереса, то и дело косясь на сопровождающих их животных.

Когда Цезарь впервые отправился на совместную охоту с людьми, группа тоже вначале испытывала определенное беспокойство. Но сейчас охотники уже настолько привыкли к присутствию волка, что были даже рады его компании. Но сегодняшний день был особенным. До сих пор их никогда не сопровождало такое количество животных, поэтому глаза охотников искрились гордостью от осознания того, что они стали первой группой решившейся на подобный шаг.

Однако поднявшись на гору и добравшись до своей первой охотничьей стоянки, воины поняли, что их вылазка будет не такой легкой, как они себе представляли. Сопровождающие их животные своим количеством только отпугивали желанную добычу, поэтому пока охотникам нечем было похвастать.

Шао Сюань с самого начала разделил всех на две отдельные группы: первую возглавлял Май, а вторую – Цяо. Мао, Мо Эр и Лей вместе со своими питомцами были в группе Мая. Близнецы Ах-Ян и Ах-Гуан сопровождали Цяо.

Что касается Шао Сюаня, то его главной задачей было наблюдение за поведением зверей. Юноша должен был пристально следить за каждым из них, чтобы потом все тщательно записать и передать свои заметки Шаману.

Таким образом, Шао Сюань в какой-то степени превратился в школьного учителя, который руководил самой странной группой учеников. Каждый его "ученик" изо всех сил старался не разочаровать своего наставника и продемонстрировать ему все, на что он способен.

В самом начале питомцы были очень осторожны и пугливы, так как они впервые очутились в новом незнакомом месте. Но затем, немного пообвыкнув, они осмелели и открыли для себя головокружительный азарт охоты.

Три дня спустя, когда группа, наконец, вернулась в пещеру, Шао Сюань сделал первые записи на свитке из шкуры животных. Охотники в нетерпении столпились за плечом юноши, желая хоть одним глазком взглянуть на результаты своих питомцев. Однако Шао Сюань не собирался никому ничего показывать. Но даже если бы у него возникло подобное желание, охотники все равно ничего бы не разобрали в его записях.

И раз они не могли прочитать его записи, каждый старался выведать у юноши подробности окольным путем.

— Ну как мы справились, братец Сюань? Что думаешь? – одновременно подбежали к нему близнецы. Остальные охотники отправили их первыми разведать, что же такое там написал Шао Сюань.

— Неплохо, – отозвался Шао Сюань, даже не подняв головы от своих записей. Юноша, ни на кого не обращая внимания, методично продолжал покрывать свиток только ему понятными символами.

"Неплохо"? Что он хотел этим сказать? Доволен он результатами или нет?

Близнецы обменялись недоуменными взглядами.

— Мне кажется, мы могли бы испытать свои силы и поохотиться на какого-нибудь зверя, – задумчиво заметил Лей, который был самым старшим среди молодых охотников.

Для любого охотника не составляло особого труда выследить и загнать животное вроде оленя с гигантскими рогами или гигантского тапира. Большинство воинов в племени полагали, что получив на охоте серьезную травму, они таким образом докажут свою силу и смелость. Однако результаты охоты будет оценивать сам Шаман, поэтому каждый должен был изрядно потрудиться, чтобы впечатлить его. Вряд ли старика можно было удивить какой-нибудь травмой.

— И кто же станет нашей целью? Олень с самыми раскидистыми рогами в стаде? – иронично предположил Мао.

— В этих местах водится слишком много оленей с гигантскими рогами, поэтому такая задача нам не под силу, – покачал головой Лей.

— Я слышал, что в озере поселился новый Раздражающий Черный Ветер.

— Но он же появляется только по ночам!

— На кого вообще ты предлагаешь охотиться?

— Как насчет носорога?

— Только не на носорога! Давайте выберем кого-нибудь другого! – активно подключились к обсуждению близнецы.

— А вот я слышал, что возле смоляной ямы водится гигантский медведь!

Внезапно разгоревшийся спор начал набирать обороты. Каждый предлагал свой вариант, и громко старался перекричать остальных, доказывая, почему именно его предложение лучше остальных. Такими темпами, обсуждение грозило затянуться очень надолго.

Вскоре Шао Сюань почувствовал, что его голова буквально раскалывается от громких голосов спорщиков. Он махнул в их сторону рукой и рявкнул:

— Вы замолчите или нет?! Сколько можно!

В пещере сразу наступила тишина. Шао Сюань вновь уткнулся в свои записи, но вскоре почувствовал какой-то дискомфорт. Юноша поднял глаза и уперся взглядом прямо в огромный клюв, который навис над его головой.

Повисла длинная пауза.

С трудом отогнав питомца Ах-Гуан, юноша в сердцах воскликнул:

— И ты тоже отстань от меня! Дайте мне спокойно подумать!

Основываясь на наблюдениях прошлых дней, Шао Сюань взвесил все "за" и "против" в пользу каждого из перечисленных диких зверей. После непродолжительного молчания, юноша произнес:

— Если вы действительно хотите испытать свои силы, вы можете выбрать своей целью гигантского медведя. От этого, по крайней мере, будет польза. Но только вам следует тщательно продумать план.

Шао Сюань считал своим долгом напомнить каждому из них, на что следует в первую очередь обратить свое внимание. В противном случае, их невероятная самоуверенность может привести к плачевным последствиям и стоить некоторым из них жизни. Если подобное случится, Шао Сюань даже не представлял, как он сможет потом смотреть Шаману в глаза.

Чтобы поймать гигантского медведя, им придется действовать сообща. Даже двум охотникам не удалось бы справиться с подобным свирепым зверем.

Питомцы Ах-Яна и Ах-Гуан выросли вместе и практически все их детство прошло в постоянных сражениях. Немного повзрослев, они все также продолжали драться между собой, но в нужный момент могли легко объединиться против общего врага. Эти двое отлично понимали друг друга и могли за себя постоять.

Перед тем как отправиться на охоту, фороракос Ах-Гуан научился преследовать свою добычу, заходя с боку. Это значительно облегчало погоню, так как жертве не удавалось лягнуть птицу. В то же время питомец Ах-Яна стал более проворным и научился уходить от атак своего противника. Именно поэтому эти двое значительно превосходили остальных питомцев. В течении нескольких дней охоты, этот своеобразный тандем продемонстрировал неплохие результаты.

Спустя пару дней, группа молодых охотников отправилась к смоляной яме.

В качестве страховки, Май и Цяо устроили небольшую засаду. Они планировали не вмешиваться в сам процесс охоты, но если дело вдруг примет неожиданный поворот, они всегда могли прийти на помощь.

Шао Сюань разрешил Цезарю вмешаться и помочь им в случае опасности.

— Ах-Сюань, а почему ты сам не хочешь пойти вместе с ними? – спросил Ланг Га, когда он и юноша затаились в густой листве деревьев.

— Потому что они должны научиться рассчитывать только на себя. Успех дела или полный его провал будет зависеть только от них, – ответил Шао Сюань. Именно такую цель преследовал Шаман, когда отправлял всех на охоту. Он попросил Шао Сюаня вместе с Цезарем приглядывать за каждым из них, и при необходимости, вмешаться.

Вспомнив разговор с Шаманом, юноша глубоко вздохнул и пробормотал себе под нос:

— Старый лжец, как всегда, слишком много от меня хочет.

— Что ты говоришь? – переспросил Ланг Га. Мужчина был настолько поглощен наблюдением за местностью, что не расслышал последних слов Шао Сюаня.

— Ничего. Я говорю: они сегодня хорошо потрудились.

Внезапно их беседа была прервана криком Чачи, который парил высоко в небе. Таким образом, орел мог прекрасно видеть, что происходит внизу и по возможности привлечь внимание остальных.

Так как гигантский медведь мог с легкостью их победить, даже если бы они напали на него все вместе, молодые охотники решили в этот раз не полагаться на силу и не атаковать в лоб. Согласно разработанному плану, они хотели раздразнить медведя и заманить его в яму со смолой. Увязнув там, он стал бы легкой добычей.

Со своего места Шао Сюань не мог рассмотреть, что происходит на поляне, но его успокаивало, что Май и его охотники находились в непосредственной близости от места действия. Если вдруг все пойдет не по плану, они подадут знак.

Спустя некоторое время до Шао Сюаня донесся оглушительный рев, от которого задрожали кроны деревьев. Вскоре рев сменился громким топотом. Судя по всему, крупный зверь несся на огромной скорости, стараясь поймать нарушителей его покоя.

Топот медведя становился все громче и вскоре он полностью смешался с другими звуками, среди которых можно было различить стук копыт.

Внезапно раздался резкий свист!

Первым в поле зрения охотников оказался питомец Ах-Яна.

Следом за ним бежали фороракос и Мэн, питомец Лея.

Выскочив из леса, все трое бросились наутек в разные стороны.

Медведь, который уже практически догнал свою добычу, был вынужден остановиться. После минутного замешательства, хищник бросился преследовать фороракоса, но, к счастью, тот уже успел от него оторваться.

Благодаря своим длинным и мощным лапам, фороракос сумел легко преодолеть смоляное препятствие. Оказавшись на другой стороне ямы, птица громко защелкала клювом и издала клекочущий звук.

Каждый раз, когда питомец Ах-Гуан был взволнован, он издавал именно такие звуки.

Сейчас же это выглядело так, будто фороракос насмехается над гигантским медведем, высмеивая его медлительность и неповоротливость.

Медведь замер на краю смоляной ямы и угрожающе заревел. Тот факт, что людям и зверям каждый раз удавалось избежать его когтей, приводил его в ярость. Но ему не оставалось ничего другого, кроме как осторожно идти по краю ямы и грозно рычать. Тот, кто оказался на его территории и посягнул на его добычу, заслуживает мучительной смерти от его клыков!

Вскоре медведю наскучила погоня. Он уже собирался вернуться в свое логово, но внезапно в поле его зрения возник пещерный лев. Гигантский медведь люто ненавидел пещерных львов, которые хоть и уступали ему в размерах, все же умудрялись отбивать его законную добычу. Для медведя любая пещера, где обитали львы, была настоящим проклятием!

Гигантский хищник мигом сменил траекторию и бросился прямо на льва. Но ненавистный противник легко увернулся от его клыков и бросился бежать прямо через смолу, как до него это проделала птица.

Над поляной раздался полный ненависти рев медведя.

Вперив злобный взгляд в убегающих зверей, медведь устрашающе зарычал!

Каждый раз, когда он ему случалось преследовать охотников, свирепый хищник, добежав до смоляной ямы, замирал на самом ее краю и ревел так громко, что гнулись стволы деревьев.

Лей, Мао и Мо Эр вышли из своего укрытия и встали на другой стороне ямы. В свою очередь они принялись бросать в медведя камнями, стараясь разозлить его еще больше.

Вскоре к ним присоединился Чача, который нарезал круги над медведем и отвлекал его внимание на себя.

И пока огромный хищник пытался ревом запугать своих противников, за его спиной внезапно возникла фигура, которая начала бесшумно приближаться к нему.

Когда до медведя оставались считанные метры, фигура резким прыжком преодолела разделявшее их расстояние.

Ослепленный яростью хищник никак не ожидал, что найдется тот, кому хватит смелости напасть на него. Преследуя своих врагов, медведь настолько увлекся, что не заметил, как сам угодил в ловушку.

Его громогласное рычание заглушало прочие звуки. И лишь почувствовал легкую дрожь земли, медведь осознал, что кто-то собирается напасть на него сзади. Хищник резко обернулся, но не успел увернуться и получил сильный удар в живот.

Невзирая на боль, медведь замахнулся и полоснул когтями напавшего на него зверя.

Удар был такой силы, что Сы Я буквально отлетел в сторону.

Отвлекшись на Сы Я, медведь попутно старался сохранить равновесия на краю ямы, а потому не заметил появления нового противника. Серая тень стремительно метнулась к гиганту и нанесла мощный удар в область грудной клетки.

Медведь снова громко заревел.

Но теперь в этом реве слышались нотки беспокойства и страха. Он знал, что если упадет в яму, то живым уже из нее не выберется.

Медведь покачнулся и, не сумев сохранить равновесие, с громким всплеском рухнул в смолу.

Как только это произошло, у всех присутствующих вырвался вздох облегчения.

Мао немедленно бросился к своему пострадавшему питомцу. Когти медведя оставили кровоточащие борозды на шкуре Сы Я, но в целом кабан не слишком пострадал.

— Ничего серьезного, – сказал Май, осмотрев раны Сы Я. – Ему повезло, что раны не глубокие. Небольшой отдых пойдет ему только на пользу.

Ослабевший Сы Я лежал на земле и тихонько похрюкивал. До сих пор, он ни разу не получал таких ранений, так как считался одним из самых сильных питомцев.

Осмотрев животных и убедившись, что никто не получил серьезных ранений, охотники переключили свое внимание на медведя. Даже сейчас они никак не могли избавиться от страха перед этим грозным хищником.

Именно благодаря Цезарю, медведь угодил в смолу. Если бы не своевременное вмешательство волка, медведь разорвал бы Сы Я на части.

На всякий случай охотники принесли с собой веревку, сплетенную из травы. Если бы Сы Я случайно свалился в смолу, люди воспользовались бы веревкой для его спасения. Что касается медведя, то для веревки его туша была слишком тяжелой.

В этот момент охотники осознали, что хотя их план был идеален, все же от случайностей никто не застрахован.

— В будущем нам следует лучше продумывать детали плана, – заметил Шао Сюань.

Охотникам не оставалось ничего другого, кроме как согласиться с ним.

Глядя, как медведь все глубже погружается в смолу, Май махнул рукой своей группе и охотники побрели прочь от этого места. Больше здесь делать было нечего.