Глава 157. Лунный Водный Канал

— Что здесь происходит?

Пин отдала еду Фу Ши и, перекинувшись парой слов с другими патрульными, как раз возвращалась домой, когда заметила, что к одному из прудов устремилась целая толпа народу.

— Кто-то жестоко убил двух крокодилов, Пин! – воскликнула какая-то женщина.

Эти слова оказались для Пин полной неожиданностью. Но ее горе быстро сменилось яростью: теперь женщине хотелось, во что бы то ни стало, самой расправиться с подлым убийцей. К сожалению, личность преступника все еще была неизвестна. Когда же женщине рассказали о недоразумении с Шао Сюанем, она горячо всех заверила:

— Шао Сюань – хороший человек! Он даже не пожелал взять себе ни одного из наших Водных Лунных Камней.

— Что?!

Все были поражены до глубины души. У них на самом деле не укладывалось в голове, что кто-то мог по собственной воле отказаться от обладания таким ценным предметом.

Таким образом, Шао Сюань значительно вырос в глазах людей из племени Бой Барабанов, ведь добровольно отказаться от камней мог только добрый и честный человек. Алчные и злобные люди, как правило, не могли устоять перед красотой камней, а потому жаждали присвоить их себе. Но, к сожалению, благородный отказ Шао Сюаня не смог полностью избавить людей от недоверчивости. В глубине души их продолжал терзать вопрос: почему этот юноша устоял перед искушением обладать камнем? Неужели они ему не понравились? Да такого просто не может быть!

— Послушай-ка, Шао Сюань, ты, может быть, не знаешь, но Водные Лунные Камни приносят своему обладателю много пользы. К тому же, их можно обменять на самые разные ценные вещи.

— В самом деле, Шао Сюань. Должно быть, Фу Ши показал тебе самые маленькие и невзрачные камешки. Наверное, они уже были слишком старыми, а потому не произвели на тебя никакого впечатления. Лучше приходи ко мне домой! Я покажу тебе невероятно яркий камень, который мы обнаружили в прошлом году. Но, скажу по секрету, в этом году мы точно найдем более крупный и яркий экземпляр!

— Нет, лучше загляни к нам. Наш камень не менее большой и яркий. Его нашла моя дочь – к слову, настоящая красавица. Она, как раз, сейчас дома. Я уверена, что как только ты увидишь ее, то сразу же влюбишься, – подбоченившись, произнесла пожилая женщина, указывая на свой дом.

Шао Сюань проследил за пальцем женщины, и действительно заметил девушку, замершую на пороге дома. Перехватив взгляд юноши, девушка расплылась в широкой улыбке. Вероятно, она недавно закончила трапезу, и ее белоснежные зубы были покрыты пятнами крови.

— Хе-хе, – натянуто улыбнулся Шао Сюань и быстро отвернулся, чтобы не видеть этого ужасающего кровавого оскала.

К счастью, ему не пришлось ничего отвечать. Слово взяла Чунь, все еще прижимавшая к груди тела мертвых крокодилов. Жена вождя еще раз напомнила всем об осторожности и осмотрительности и попросила внимательно приглядывать за крокодилами.

Шао Сюань, одной рукой прижимавший к груди кареглазого крокодильчика, а во второй сжимавший подаренную бычью ногу, наконец, получил возможность вернуться в дом к Фу Ши. Он был весь покрыт кровью, а потому имел вид воинственный и внушающий уважение.

Его уже дважды обвиняли в страшных преступлениях, поэтому сам юноша не знал что и думать о племени Бой Барабанов. С одной стороны, это были не такие уж и плохие люди, но вот с другой…

В конце концов, ему ведь удалось выйти сухим из воды, а значит можно продолжить собирать информацию об этом удивительному племени. Кроме того, не стоит забывать, что Шаман и вождь хотели наладить дружественные отношения с его родным племенем. Поразмыслив, Шао Сюань решил не обижаться по пустякам и продолжать налаживать дружественные отношения.

Сердце Пин больно сжалось, при виде крокодильчика, уютно устроившегося на руках у Шао Сюаня. Ведь это она была рядом с крокодильчиками, когда три крошечных рептилии вылупились из яиц. Их родители, на тот момент, уже покинули своих детенышей, поэтому именно Пин ухаживала и растила этих трех крошек.

Итак, этой ночью Шао Сюань обнаружил, что люди из племени Бой Барабанов очень легко переходят от яростного гнева к щемящей душу грусти. Кода эти люди поддавались печали и меланхолии, то были склонны поговорить, поэтому по пути домой Пин рассказала юноше все, что касалось крокодилов.

Судя по всему, сезон размножения у крокодилов еще не наступил, поэтому в племени было так мало молодых крокодильчиков. Пока взрослые особи отсутствовали, за молодняком присматривали люди из племени.

Короче говоря, крупные крокодилы должны были вернуться во время затмения двух лун, когда уровень воды в реке снова повысится. В это же время, они откладывали новую партию яиц, чтобы увеличить свою численность.

Итак, из трех вылупившихся крокодильчиков, в живых остался только один. Голос Пин срывался, когда она говорила об этом. Но как раз в этот момент домой вернулся Чэнь Цзя, и женщина переключила на него свое пристальное внимание. Шао Сюань воспользовался этим и сбежал к себе в комнату, прихватив с собой кареглазого крокодила.

Крокодильчик уже немного успокоился, поэтому Шао Сюань смог припомнить какие звуки тот издавал до того, как появилась Бань Лин. Определенно, когда юноша только приблизился к пруду, подсказки уже были прямо у него под носом.

И хотя дом Фу Ши располагался далеко не в самом центре племени, все же вокруг было достаточно других жилых домов. Если столько взрослых мужчин тщательно патрулировали территорию племени, какова вероятность, что какому-то чужаку удалось тайком пробраться сюда?

Если преступником был не один из членов племени, то тогда выходит, что убийца обладает очень незаурядными способностями.

Кареглазый крокодильчик сразу начал беззвучно кричать, когда юноша попытался опустить его обратно в водоем. Малыш был так напуган, что вцепился в Шао Сюаня мертвой хваткой и отказывался возвращаться в воду.

Три крокодила вылупились из яиц, принадлежащих к одной кладке, и с тех пор были неразлучны.

В племени Бой Барабанов существовало поверье, что эти рептилии умеют читать в сердцах людей. Возможно, они обнаружили человека, чье сердце было переполнено злобой, и попытались предупредить племя. Тогда, получается, их убили, чтобы заставить замолчать.

И в живых остался только «немой» крокодил, а его собратьям была уготована смерть.

В комнату неслышно вошел Чэнь Цзя. Мальчик, как мог, постарался успокоить мать, и теперь решил поговорить с Шао Сюанем.

— Ты кого-нибудь заметил, когда подошел к пруду?

Шао Сюань отрицательно покачал головой. Чэнь Цзя снова досталось за то, что он без разрешения ушел из дома. Но в данный момент синяки мальчика нисколько не волновали Шао Сюаня.

— Нет, посторонних там точно не было, – ответил юноша. И хотя он еще не был знаком со всеми соседями Фу Ши, все же он видел этих людей на улице, а потому мог с уверенностью утверждать, что у пруда не было никаких подозрительных личностей.

— Это необязательно должен быть кто-то посторонний. Напрягись и вспомни, может, ты заметил кого-то из знакомых тебе людей?

Чэнь Цзя попал в затруднительное положение. Мальчик старательно пытался скрыть свои истинные эмоции, но у него это очень плохо получалось.

Поскольку Шао Сюань был чужаком в племени Бой Барабанов, он не спешил отвечать, а вместо этого спросил:

— Скажи, кто тебя вчера столкнул в грязь?

Мальчик удивленно вскинул голову:

— Как ты узнал, что меня толкнули?

Когда Чэнь Цзя вернулся домой, он всем соврал, что просто споткнулся и упал.

— Догадался, – пожал плечами Шао Сюань. Хотя на первый взгляд, Чэнь Цзя выглядел крайне безответственным ребенком, все же юноша приметил в его поведении некоторые черты, которые указывали на присущую мальчику осторожность. Определенно, Чэнь Цзя был не их тех людей, которые способны по невнимательности угодить в опасную ловушку. Шао Сюань подозревал, что Шаман и вождь знают гораздо больше, чем показывают, поэтому они и не стали сильно расспрашивать мальчика. В конце концов, люди они были непростые.

Поскольку Чэнь Цзя уже второй день хранил эту тайну, то почувствовал, что его буквально распирает желание все выложить гостю. Вчера он не посмел рассказать правду, поскольку в племени царила очень напряженная обстановка, и люди не могли себе позволить начать подозревать друг друга.

— Итак, ты думаешь, в племени завелся «крот»? – в лоб спросил Шао Сюань.

— Сейчас не понял… Что это значит?

— Это означает, что в племени скрывается человек, который тайно замышляет недоброе, – терпеливо пояснил юноша.

— Ну… – Чэнь Цзя замялся, но потом решил, что Шао Сюаню все-таки можно доверять, раз так считает все племя. Мальчик собрался с мыслями и рассказал свою историю: – В тот день, я улизнул из дома и заметил человека, который направлялся к берегу реки. Я решил проследить за ним. Когда я приблизился к берегу, то заметил, что там уже собралась группа людей, которые о чем-то разговаривали. Но мне никак не удавалось разобрать, о чем они говорят. Я подождал пока они уйдут, и только хотел подойти поближе к месту их встречи, как вдруг ощутил сильный толчок в спину.

— Ты рассмотрел, как выглядел тот человек?

— Ну… это самое… нет, не помню, – удрученно покачал головой мальчик. Он так старался припомнить хоть какие-то детали, что даже покраснел от напряжения. В конце концов, в памяти Чэнь Цзя всплыл размытый контур фигуры этого человека. Мальчик так и не понял, кто это мог быть, однако его не покидало чувство, что этот человек принадлежит к их племени. Если бы не эта уверенность, он вообще не стал бы ничего рассказывать Шао Сюаню.

Юноша ободряюще похлопал его по плечу:

— Не страшно, что ты ничего не можешь вспомнить. Просто постарайся больше никому не рассказывать о том, что видел. Если все-таки захочешь с кем-то поделиться, то убедись, что можешь доверять этим людям, например, своим родителям. Потому что если «кроты» догадаются о твоих подозрениях, то они найдут способ заставить тебя замолчать раз и навсегда. Как ваших крокодилов.

— В к-каком смысле? – в панике переспросил Чэнь Цзя.

— В том смысле, они тоже поднимали шум. В отличие, от него, – зловеще произнес Шао Сюань, указывая на «немного» крокодильчика. – Именно поэтому, он жив, а они – мертвы.

Чэнь Цзя был совсем не глупым ребенком, поэтому сразу понял, к чему ведет Шао Сюань. Смертельно побледнев, он пробормотал, заикаясь от страха:

— Я-я-я, пожалуй, пойду п-поищу маму!

Вне зависимости от того, насколько правдивыми были слова Шао Сюаня, Чэнь Цзя дал себе зарок вести себя очень осторожно. В противном случае, он легко может поплатиться жизнью за свою беспечность.

— Так много незнакомых племен, что впору и запутаться. А сам-то ты что думаешь? – обратился Шао Сюань к крокодильчику, которому только что скормил полоску мяса.

Судя по зубам, предками крокодила были древние текодонты. В отличие от хищников, принадлежащих семейству кошачьих, которые «срезали» мясо с костей своей добычи, они буквально отрывали от своей жертвы куски плоти. Многие люди прекрасно знали, насколько опасными могут быть челюсти крокодила.

Наблюдая за трапезой рептилии, Шао Сюань внезапно подумал о Цезаре и о людях из своего родного племени.

Интересно, чем они сейчас заняты? Что делают? О чем думают?

Когда он покидал племя, то не ощущал тоски, которая сейчас навалилась на него всей тяжестью. Юноша вспомнил, что когда настала пора прощаться, он попытался утешить Шамана и Старого Ке, но не успел сказать и двух слов, как оба старика огрели его деревянными костылями.

Вспоминая об этом, Шао Сюань не мог не улыбнуться.

Лунный свет, проникающий через окно в его комнату, казалось, был еще ярче, чем вчера. Совсем скоро наступит время лунного затмения, и ему придется ждать целый год, прежде чем он сможет вернуться домой.

Следующие несколько дней прошли на удивление спокойно и без происшествий. Тем не менее Фу Ши и остальные патрульные постоянно были начеку.

День встречи двух лун на небосводе имел огромное значение для всего племени и назывался праздником Водной Луны. Именно в этот день люди совершали традиционные жертвоприношения.

На территории племени Бой Барабанов протекала узенькая извилистая речушка, которую все называли Лунным Водным Каналом.

Примерно в то время, когда две луны встречались на небосводе, уровень воды в реке падал, таким образом, отсекая от себя Лунный Водный Канал. В ночь, когда одна луна заслоняла собой другую, каждая семья в племени охраняла отведенный ей участок земли, где протекал Канал, чтобы затем выловить оттуда Лунные Камни.

Шао Сюаня очень интересовало появление Водных Лунных Камней, но чтобы не навлечь на себя лишних подозрений, он предпочитал помалкивать на этот счет. Тем не менее Пин пригласила его пойти с ними, поскольку не могла забыть, как другие семьи оклеветали ее камни.

Фу Ши не мог составить им компанию, поскольку все еще охранял территорию племени.

— В этом году наша семья будет самой лучшей!

— Не говори ерунды! Моя семья уделает твою!

— Ребята, не нужно ссориться, ведь всем известно, что победа будет за нами!

По пути к Лунному Водному Каналу, они то и дело натыкались на группки детей, которые ожесточенно спорили между собой.

Когда они достигли своей цели, то здесь уже собрались люди со всего племени. В тот момент, когда появятся Водные Лунные Камни, каждая семья должна оставаться строго на своем месте. А уж сколько камней они добудут и какого качества – все зависело только от них самих.

Шао Сюань и Пин стали на месте, отведенном семье Чэнь Цзя.

Перед глазами юноши предстала довольно грязная узкая речушка, которую с очень большой натяжкой можно было назвать Лунным Водным Каналом. Шао Сюань с нетерпением ожидал, что будет дальше. Неужели эти сияющие камни появятся вот из этой мутной воды?

А тем временем, одна луна все сильнее заслоняла другую, и вскоре Шао Сюань уловил еле слышный звук, как будто магнит притягивал к себе металлическую пыль.

И прямо на его глазах вода в мутной и грязной речушке начала становиться чистой и прозрачной.