Глава 160. Обманщик

— В чем дело? – спросил Чэнь Цзя, однако, не стал выходить сразу. Задав вопрос, неподвижно застыл.

— Вождь попросил меня увести вас. В этот раз нападающих из племени Мучеников слишком много. Похоже, мы не сможем их сдержать. Здесь вы будете в опасности, — ответил мужчина.

Видя, что Чэнь Цзя все еще сомневается, мужчина вытащил костяной квадратный жетон. На нем был изображен тотем племени Бой Барабанов. Это был знак вождя, опознавательный жетон.

Увидев его, Чэнь Цзя почувствовал облегчение.

— А что насчет Водных Лунных Камней в доме? — Чэнь Цзя снова задал вопрос.

— Возьми их с собой. Если оставишь их здесь, то их найдут, — ответил мужчина.

— Хорошо, — сказал Чэнь Цзя и почувствовал облегчение оттого, что вождь и остальные не приберут к рукам Водные Лунные Камни из его дома. Возможность принести Водные Лунные Камни на центральную площадь может быть более безопасной.

Избавившись от подозрений, Чэнь Цзя отодвинул деревянные доски, вытащил корзину, заполненную Водными Лунными Камнями. Он крепко сжал ее и подошел к окну. Подходя, он спросил:

— Хвост и остальные уже там?

Хвостом звали жившего по соседству сверстника Чэнь Цзя, который часто играл с ним. Его волосы были жесткими, стянутыми в хвост, очень похожий на хвост крокодила. Поэтому все дали ему прозвище “Хвост”.

— Эм, они ждут на границе леса. Ты скоро увидишь их, — ответил мужчина, после чего оглянулся.

Из остальных домов выглядывали люди, заметив это, он начал махать им, привлекая внимание.

— Вы тоже выходите. Пойдем вместе.

— Хорошо! — ответил один из них.

Услышал, что большинство его друзей уже там, Чэнь Цзя сразу же повеселел. Он обнял свою корзину, намереваясь выбраться через окно. Однако он сразу же вспомнил предупреждение Шао Сюаня. Он велел не открывать окно вне зависимости от того, кто пришел. Так выходить, или нет?

Пройдя полшага, Чэнь Цзя остановился и посмотрел на мужчину снаружи.

Из-за скудного освещения луны, мужчину почти полностью окутывала тень. У него были желтовато-карие глаза. Глаза племени Бой Барабанов. Однако они казались странными. Почему возникает ощущение, что чем больше всматриваешься в лицо мужчины, тем больше оно размывается?

Размытое лицо?

Чэнь Цзя мгновенно застыл. Затем он шокировано посмотрел на мужчину снаружи.

— Что не так? Поторопись, все ждут, — убеждал его мужчина.

Но Чэнь Цзя не только не пошел вперед, а сделал пару шагов назад. Он осторожно смотрел на мужчину снаружи. Его сердце переполняли сомнения к этому человеку. Наличие у человека костяного жетона, который определенно выдавался вождем, заставили его вновь задуматься о том, чтобы выйти.

Видя, что Чэнь Цзя бездвижно застыл, мужчина снаружи сменил свой тон к худшему и окликнул его. Но Чэнь Цзя все не двигался. Похоже, что паренек продолжал сомневаться. Он крепко сжимал корзину, его лицо приняло выражение человека, видевшего перед собой вора.

Видя, что его усилия бессильны, мужчина начал терять терпение. Он приподнял ногу, а его глаза вспыхнули жаждой убийства.

Глядя на него сейчас, Чэнь Цзи каким-то образом вспомнил день, когда его столкнули в реку.

Это он! Этот парень прямо перед ним!

Сердце Чэнь Цзя словно сковал лед. Он хотел бы убежать, но не мог. Только он собрался закричать, как мужчина начал продвигаться вперед. Следующая сцена ошеломила его.

Мужчина прыгнул, вставая на оконную рамку. Еще одно движение, и он окажется в комнате. Но в тот же миг, когда его ноги оказались на раме, раздался щелкающий звук.

Силуэт мужчины снаружи остановился. Его ноги и руки опутали тонкие нити, крепко сплетая их с телом.

Что происходит? Откуда такая штука взялась в окне?

Не оставляя мужчине шанса среагировать, позади возник костяной нож, вонзившийся в его грудь.

Шуа!

В свете луны можно было увидеть темные капли крови, падающие с кончика ножа.

— Ты… ты…

Он повернул голову назад и увидел что парень, которого он считал ушедшим, бесшумно подошедшему к нему со спины.

Когда он прокрадывался сюда некоторое время назад, то видел Чэнь Цзя и Шао Сюаня, который жил вместе с семьей Чэнь Цзя. Он, однако, не знал о способностях Шао Сюаня, поэтому он сомневался, следует ли ему продолжать выполнение плана. Увидев уход Шао Сюаня, он и проделал свой путь сюда.

Изначально он считал Чэнь Цзя дурачком, которого легко получится выманить. Кто бы мог предположить, что все так сложится!

Шао Сюань отбросил мужчину, который уже не мог двигаться, и перевел взгляд на Чэнь Цзя, рассеянно смотрящего на происходящее из комнаты.

— Нет, нет… проблем нет… можно я? — Чэнь Цзя посмотрел на оконную раму. Его мозг не переставал показывать ему произошедшее. Мужчина мгновенно оказался в ловушке! Теперь понятно почему Шао Сюань запретил ему трогать окно.

— Уже все хорошо, — сказал Шао Сюань.

Чэнь Цзя положил пальмовую корзину, выбрался наружу через окно, и посмотрел на мужчину, лежащего в стороне.

Мужчина был связан нитями, даже ранен ножом, и хотя он остался жив, угрозы более не представлял.

— Ты знал, что кто-нибудь придет? — спросил Чэнь Цзя у Шао Сюаня.

— Догадывался.

В тоже время другие люди быстро упаковывались, планируя уйти. Увидев сцену перед ними, все они испугались до смерти.

— Что случилось?! Чэнь Цзя, неужели вы убили своего?!

— Он сказал, что отведет нас к вождю! Ты разве не слышал? — несчастно сказал кто-то.

— Он был шпионом! Он предал племя Бой Барабанов! — воскликнул Чэнь Цзя.

— Нет, не был, — раздался чей-то голос неподалеку.

Шао Сюань понял, что кто-то приближается к ним. Он будет молчать, пока не узнает личность говорившего.

— Цин Йи? — Чэнь Цзя посмотрел на подходившего человека.

Цин Йи был самым юным из тех, кто был с Хао в тот день, когда Шао Сюаня ошибочно обвинили в убийстве детенышей крокодилов. Он был ребенком вождя, и имел очень хорошую репутацию в племени Бой Барабанов. Шао Сюань также понял, что многие в племени в Бой Барабанов сильно боятся Цин Йи.

— Говоришь он не шпион, и не предавал племя Бой Барабанов? Как это? Именно он столкнул меня в реку тем днем! — хотя голоса немного различались, Чэнь Цзя верил, что это сделал именно он.

— Чэнь Цзя, ты наверняка снова ошибаешься.

— Точно. Чэнь Цзя, ты просто ошибся, именно этот человек хотел привести нас к вождю!

Со всех сторон начали объяснять ситуацию Чэнь Цзя дети его возраста.

Шао Сюань продолжал молчать, ожидая следующих слов Цин Йи. Он хотел допросить шпиона, поэтому не убил его. Но Шао Сюань не сомневался в своей правоте. Детеныши крокодилов в реке смотрели на мужчину, открыв пасти в желании покусать его.

— Я сказал, что он не предавал племя Бой Барабанов, поскольку он в нем даже не состоит. В чем тут предательство? — говоря это, он развел руки и схватил шею лежащего на земле мужчины, нежно сворачивая ее.

Ка!

Мужчина, которого Шао Сюань специально оставил в живых, умер. Его тело задергалось, а лицо изменилось.

Шао Сюань медленно пошевелил рукой, и плотно облегающие мужчину нити сползли, словно они живые.

Видя, что все смотрят на нити в его руках, Шао Сюань пояснил:

— В нашем племени такие нити используются в ловушках для зверей.

Собрав свои нити, Шао Сюань посмотрел на Цин Йи и спросил:

— Кто это?

— Не узнаю его.

Племя знало, что шпионы появятся, поэтому приняло меры. Однако это место было центром племени, бывшее чуть вдалеке. Поэтому люди из племени, отправленные сюда, пока не успели добраться.

Цин Йи преследовал члена племени Мучеников, и он не ожидал увидеть здесь такую сцену.

— Вождь действительно разрешил детям взять Водные Лунные Камни и уходить. Однако именно я был отправлен сказать вам об этом, а не он, — объяснял Цин Йи, указывая на мертвого человека.

У племени Мучеников уже появились люди, специализирующиеся на скрытности и проникновении. Они уже успели пересечь внешнюю границу, где проходили убийства и битвы, и проделали путь во внутреннюю область племени. С превосходными навыками скрытности они незаметно прокрались сюда, ожидая возможности нанести удар. Члены племени, патрулирующие границу, не смогли найти всех.

Более того, были люди, чьей задачей с самого начала являлось привлечение внимания.

Племенем были уже расставлены люди в каждой зоне, готовые к поиску тех, кто прячется в округе. Видя разницу в силе, Лидер приказал кому-то передать стражникам приказ немного отойти вглубь. Когда война закончится, они вернутся обратно. Ведь более половины тех, кто прятался в домах, были еще детьми. Они были слабы в бою, и нуждались в защите.

Узнав, что они по-прежнему отправляются к вождю, огорченные люди подняли головы обратно вверх. Оставшиеся по домам люди возбужденно переговаривались, пакуя свои вещи, а затем собрались вместе.

— Есть еще кое-что, что мне нужно сказать вам. Хоть мы и пойдем к вождю все вместе, возможно, где-то на пути нас будет подстерегать засада. Сражаясь, я не смогу позаботиться о вас, — уведомил Цин Йи собравшуюся группу.

Группа состояла из детей, младшим из которых еще не было даже десяти, а старшие были одного возраста с Шао Сюанем. Также было пара детей, держащих в руках своих новорожденных сестер. Если они попадут в засаду, жертвы неизбежны. Ведь люди в засаде не будут сдерживаться лишь потому, что против них дети.

Неудивительно, что люди стали волноваться, услышав это. Но они были мысленно готовы к этому. С момента их рождения такие вещи часто случаются.

— На самом деле, можно отправить все маленькое в первую очередь, — сказал Шао Сюань.

— Как? — все повернулись к Шао Сюаню.

Он указал на небо:

— Чача.

Раздался звук.

В полете Чача кого-то держал. Это был кто-то из племени Мучеников. Челюсти пронзили тело парня, он уже не дышал.

Чача бросил уже мертвого нарушителя и приземлился. Шао Сюань разместил на спине орла самых молодых, некоторые из которых держали в руках других детей.

Сначала разместили детей младше десяти лет. Затем Шао Сюань отправил Чачу с ними к вождю. Чача знал дорогу, поэтому волноваться не стоило. Нападавшие также не могли атаковать цели в небе. Следовательно, воздушный путь безопасней наземного.

Осталось пять детей. Шао Сюань хотел, чтобы Чэнь Цзя отправился поверху, но, как и ожидалось, тот отказался и настоял на следующем рейсе.

— Тогда тебе следует быть внимательней, не отходи далеко от меня, — инструктировал Шао Сюань.

— Хн, — Чэнь Цзя обнял пальмовую корзину и встал рядом с Шао Сюанем.

Остальные четверо держались рядом с Цин Йи. Они считали что Цин Йи намного сильнее Шао Сюаня, поэтому им лучше следовать за ним.