Глава 1102. Сильнейший путь бессмертия

— Как ты смеешь! —прозвучал его раскатистый крик.

Над Восьмой Державой забурлили облака. Боевая колесница, запряжённая миллионом душ, мчалась по небу, рассылая во все стороны ночную мглу. В ней стоял Линь Цун с Четвёртой Горы. Он выглядел как император преисподней, владеющий силой жёлтых источников.

Внешне Мэн Хао сохранял спокойствие, но глубоко внутри невольно задумался, как недавний поединок с Хань Цинлэем пошатнул его предположение о том, что он находился на пике царства Бессмертия. Каждый человек в Эшелоне обладал уникальной судьбой и на своём пути повстречал совершенно иные благословения. Они были людьми, с которыми не могли сравниться простые практики. Можно сказать, что каждый практик Эшелона шёл своим особым путём… поэтому-то каждый член этой организации и был уникальным. Разные пути приводили к тому, что в Эшелоне состояли совершенно уникальные люди!

Путь Хань Цинлэя был в каком-то смысле противоречивым. У него имелись белые кости и лазурная молния, но в действительности они не принадлежали ему одному, поэтому даже находясь на пути Эшелона при встрече с Мэн Хао его ждало только поражение. Он был обречён проигрывать ему раз за разом. Всё потому что Мэн Хао следовал по своему собственному пути к бессмертию. Этот древний, ставший легендой путь всевышнего был сильнейшим из всех.

Теперь Мэн Хао убедился, что этот практик Эшелона с Четвёртой Горы тоже шёл собственным путём. Он не знал, в чём именно заключался этот путь, но ему и не требовалось это знать! Путь всевышнего бессмертного считался легендарным ещё во времена далёкой древности, в эпоху мира Бессмертного Парагона. С тех времён минуло уже много веков, за столько лет на других Горах и Морях просто не могли не появиться другие пути к бессмертию. Их избирали люди в надежде обрести как можно больше могущества.

«Возможно, это как-то связано с магией парагона, — подумал Мэн Хао. — Для попадания в Эшелон требуется обрести просветление о магии парагона. Быть может… существование Эшелона преследует ещё какую-то цель, помимо исполнения плана парагона Грёзы Моря. Не исключено, чтобы увидеть какой путь… приведёт к появлению сильнейшего парагона среди всех Небес!»

Мэн Хао не был до конца уверен в своём анализе, однако считал, что с вероятностью шестьдесят-семьдесят процентов попал в точку.

«В сравнении с моим любой путь, избранный практиками Эшелона, рано или поздно закончится для них тупиком. Даже если они будут и дальше им следовать, рано или поздно они столкнуться с истиной… всевышнее бессмертие — это сильнейший вид бессмертия! Я одолею их, одного за другим, и тогда они познают истину!»

Его глаза засияли уверенностью… в собственных силах. Он не сомневался, что путь всевышнего бессмертного заведёт его дальше всех… ведь всевышнее бессмертие было сильнейшим путём бессмертия!

После всех этих размышлений он решил больше об этом не думать. Он отвёл взгляд от практика Эшелона с Четвёртой Горы и миллиона душ и забрал огонь, символизирующий печать мира. Как только он взял пламя, с неба раздался яростный рёв. В этот момент… из области центрального храма ударил луч света. От силы этого свечения всё вокруг задрожало. По своей интенсивности он на голову превосходил свет, вызванный Мэн Хао, или когда Хань Цинлэй побил прошлый рекорд по времени постижения 100 эссенций.

Свет высотой в три тысячи метров достиг Небес. Издалека он напоминал огромный столб света, соединяющий небо и землю. Все в мире Сущности Ветра могли его видеть вне зависимости от того, где находились. Земля задрожала, Небеса зарокотали. Эманации этой энергии были совершенно неслыханными, заметно превосходя два аналогичных выброса энергии. Можно сказать, что её нынешний уровень был ни с чем не сравнимым. Два прошлых всплеска энергии походили на две тонкие бамбуковые щепки, когда как нынешний был толщиной с руку. Разразившийся гром потряс всех практиков мира Сущности Ветра. Все, кто сейчас находился в области центрального храма, поражённо задрали голову к небу. Они оцепенело уставились на огромный столб света, который поднимался высоко в небо, превращаясь там в гигантскую воронку.

Сжимая в руках печать мира Восьмой Державы, Мэн Хао стоял рядом со статуей и с холодной улыбкой смотрел на воронку.

«Всё так, как я и предполагал, — подумал он. — Первый человек, похитивший печать мира, побьёт прошлый рекорд и получит благословение!»

Именно по этой причине Мэн Хао был так спокоен и уверен в себе. Ему не было дела, кого Хань Цинлэй заманит сюда, или любых других его хитрых планов. Если первый человек, получивший просветление об ауре державы, награждался благословением, как и первый человек, постигший 100 эссенций, тогда тот, кому первым удастся забрать печать мира, тоже получит благословение, причём намного сильнее, чем предыдущие.

Могло показаться, что всё это длилось довольно много времени, но в действительности произошло за считанные мгновения. Практик Эшелон с Четвёртой Горы по имени Линь Цун мчался по небу, отчего все в государстве потрясённое перевели на него взгляд.

Тем временем в небе над центральным храмом постепенно расширялась воронка. За несколько вдохов она накрыла всё небо, подобно покрывалу, позволив увидеть людям проблески другого мира. Того самого мира с высокими горами и статуями. Если присмотреться, то можно было заметить, что горы находись практически на равном расстоянии друг от друга. К тому же в этом мире особенно выделялись пять гор и четыре статуи. В сравнении с ними остальные статуи напоминали крохотных детей.

Пять гор по высоте превосходили остальные, словно никто не мог покорить их и превратить в статуи. От четырёх статуи и пяти гор исходили неописуемые эманации силы. Если бы они могли пройти через воронку, то им бы было под силу всколыхнуть весь мир. Повсюду виднелись горы и статуи, но эти четыре изваяния и пять гор выделялись больше всего. Словно они были ядром всего этого мира. От первой статуи послышался рокот, а потом она внезапно рассыпалась на куски, которые соединись в новую статую… изображающую Мэн Хао!

В этот миг Мэн Хао предстал перед всеми людьми мира Сущности Ветра. Эта статуя отличалась от той, что появилась после первого побитого им рекорда! Все взгляды были прикованы к статуе. В сердцах людей нарастало изумление!

— Мэн Хао из Девятой Державы побил установленный ранее рекорд, — прогремел древний голос. — Он одолел Хань Цинлэя из Восьмой Державы и забрал печать мира. Он стал первым человеком, заполучившим печать мира, посему будет вознаграждён двадцатью процентами потока ци мира Сущности Ветра!

Голос прозвучал во всём мире Сущности Ветра. Услышав его, люди поражённо застыли. Эта награда была намного щедрее, чем предыдущие. В этот раз это было двадцать процентов потока ци мира Сущности Ветра!

Сложно было сказать, что значило получение одной пятой потока ци мира Сущности Ветра одним человеком. В глазах жителей мира Мэн Хао в одночасье стал любимцем всего мира Сущности Ветра.

Внезапно Мэн Хао окружил ураган, который никто не мог ни увидеть, ни почувствовать. Его разум задрожал, когда ему в ухо начали шептать молитвы мириады голосов. Похоже, эти голоса с того света принадлежали несметному числу людей, когда-либо живших в мире Сущности Ветра. Мэн Хао почувствовал, как исчезла изгоняющая сила мира Сущности Ветра. Больше она не пыталась исторгнуть его из мира. Вместо этого она даровала ему своё одобрение, словно теперь он был мистическим образом связан с этим миром.

От всего этого Мэн Хао тяжело задышал. Он даже представить не мог, насколько эта связь упростит постижение эссенций, однако всё это имело второстепенное значение. Главным было то, что сейчас он смог почувствовать нечто, похожее на волю мира Сущности Ветра. Его дыхание сбилось ещё сильнее, когда понял, что воля мира Сущности Ветра взирала на него с добротой и желанием сберечь!

Двадцать процентов потока ци… означали, что любого его противника насмерть сразят молнии! Если поток ци когда-нибудь достигнет ста процентов… тогда, будь Мэн Хао даже простым смертным, неспособным к колдовству, он всё равно считался бы верховным владыкой всего мира Сущности Ветра. Он закрыл глаза и сосредоточился на связи с волей мира Сущности Ветра в невидимом урагане.

Тем временем в Первой Державе сильнейший практик Эшелона сидел скрестив ноги. Внезапно его глаза открылись и сверкнули небывалой сосредоточенностью.

— Поток ци, — пробормотал он, — за это тоже награждают потоком ци. Всё не так, как в прошлый раз!

Сидящие вокруг него практики выглядели очень серьёзно. Похожая сцена произошла во Второй Державе. Однако на горе ауры Третьей Державы находился практик-мужчина не с Третьей Горы, однако же у него на лбу всё равно имелась метка Эшелона.

— Я приведу мир Сущности Ветра к величию! — мрачно прошептал он. Из-под его нахмуренных бровей кровожадно блеснули глаза. — Я единственный бывший верховный владыка мира Сущности Ветра, на каком основании ты противишься мне?!

Третья Держава была особым случаем, но в пятом, шестом и седьмом государстве… все члены Эшелона и другие практики были потрясены размером награды Мэн Хао. Каждый из них хорошо запомнил имя Мэн Хао.

В Шестой Державе за молодой девушкой всё ещё велась беспощадная погоня. Её лицо было бледным, к тому же количество преследователей стало ещё больше.

«Три побитых рекорда, и два из них его рук дело!» — подумала она.

Мчась по воздуху, она с предвкушением посмотрела на статую Мэн Хао в небе.

— Уже совсем скоро… Меня не покидает ощущение, что наши пути скоро пересекутся, — прошептала она. — Мэн Хао… ты ли тот человек, которого я ждала? Если ты тот самый… тогда я помогу тебе стать сильнейшим практиком Эшелона. Такова моя миссия… Если же нет, тогда мне придётся обратить взор на практика Эшелона с Первой Горы.

Этой девушкой была Сюэ’эр — преемница Древнего Святого.

Пока в мире сотрясали все эти невероятные события, в одном из городов смертных Восьмой Державы молодой студент читал у себя дома бамбуковый свиток, но в действительности он лишь притворялся. Его начинала бить мелкая дрожь, стоило ему подумать о жутких событиях, творящихся в мире снаружи. Можно сказать, что именно он был их причиной!

Ещё какое-то время посидев с бамбуковым свитком, он отложил его в сторону и выглянул в окно. При виде неба его лицо потемнело, но потом с губ сорвался тяжёлый вздох.

— Мэн… Так вот почему ты был так спокоен. Ты рассчитывал на награду мира Сущности Ветра! Возможно, весь наш бой прошёл именно так, как ты и планировал. Мэн Хао… практик Эшелона с Девятой Горы. Я запомню твоё имя!

Этот кажущийся молодым смертный… был Хань Цинлэем!