Глава 1347. Порабощение парагона

Когда пятый смерч распался, его атакующая сила ударила во все стороны. Вместе с кровью Мэн Хао начал кашлять частицами внутренних органов. Его вновь отшвырнуло ещё ближе к месту, где сражались парагоны. Теперь от них его отделяли всего лишь тридцать тысяч метров звёздного пространства.

— Сегодня ты будешь принесён в жертву 1 Небесам! — громогласно объявил владыка дао чужаков.

Его глаза сияли алым. Взмахом руки он послал шестой и последний смерч вперёд! Одно то, что Мэн Хао выдержал атаку пяти смерчей, показывало, насколько же он был силён. Он уже поднялся выше уровня владыки дао с 6 эссенциями. Однако его собственная сила слегка бледнела на фоне верховного владыки в одном шаге от уровня парагона.

В шестой смерч было вложено больше всего силы, звёздное небо на его пути скручивалось и искажалось. Все законы природы и магии были разорваны на части, когда этот смерч помчался к Мэн Хао. При виде надвигающейся угрозы глаза Мэн Хао покраснели. Он вновь поднял руку, призвав боевое оружие. Холодец превратился в доспехи, а мастиф в алый плащ. Мэн Хао с рёвом вырос до трёх тысяч метров. В то же время боевое оружие удлинилось и приобрело ещё более пугающий вид. Мэн Хао не стал отступать. Избежать этой атаки было нельзя, это он понимал, поэтому, вскинув боевое оружие, он рубанул им по шестому смерчу!

— Разрубай! — взревел он.

Из боевого оружия брызнул слепящий свет, поэтому для зрителей его атака на шестой смерч выглядела, как столкновение огненной бури с лучом искрящегося света. С треском смерч был разрублен пополам, но за это Мэн Хао пришлось заплатить непомерную цену. Боевое оружие исчезло, доспехи с диким воплем холодца разбились. Кровавый мастиф тоже протяжно взвыл. Даже попугая затрясло от боли. Что до Мэн Хао, большинство костей в его теле раскололись, больше половины его плоти взорвалось фонтаном кровавых брызг. Его сознание начала окутывать пеленой тьма, оставшееся тело напоминало скелет. Вдобавок ко всему его отшвырнуло назад, теперь до сражающихся парагонов было менее трёх тысяч метров.

— Теперь тебе точно конец!

Верховный владыка чужаков остановил свою культивацию и гнусно ухмыльнулся. Эти гневные слова принадлежали не ему, а человеку за спиной Мэн Хао. Говорившим был не кто иной, как парагон чужаков Игу.

Неожиданно для Грёзы Моря он внезапно вышел из их дуэли и устремился к Мэн Хао. Грёзы Моря могла держать его в пределах области размером в три тысячи метров, к сожалению, внутри этого круга она уже не могла сковывать движения противника!

Мэн Хао как раз угодил внутрь этого круга. Вот только его губы тронула тень улыбки… словно он именно этого и хотел! Кшитигарбха побледнел, Грёзы Моря нахмурила свои изящные брови, похоже, вся эта ситуация показалась ей немного странной. К несчастью, ни изменить, ни тем более остановить грядущее не мог никто. Парагон и верховный владыка чужаков объединили силы, чтобы избавиться от Мэн Хао! Это ясно показывало, что даже верховный владыка не был до конца уверен в своей способности в одиночку убить Мэн Хао. Поэтому он выбрал самое простое и прямолинейное решение ситуации… оттеснить Мэн Хао достаточно близко к парагону, чтобы тот получил шанс нанести удар.

Мэн Хао совершенно растерял инициативу в дуэли, его теснили назад шаг за шагом, пока он не угодил в расставленный врагами капкан. Более того, верховный владыка чужаков опасался Треножника Молний Мэн Хао и подготовил особые техники, дабы противостоять его эффекту. Внезапно ему в голову невольно закралась мысль: «Почему Мэн Хао до сих пор не прибегнул к транспозиции объектов?»

Заметив тень улыбки на губах Мэн Хао, он почувствовал, как его сердце пропустило удар. Им внезапно овладело дурное предчувствие, но ему никак не удавалось понять, в чём проблема.

«Почему Мэн Хао улыбался в смертельно опасной ситуации? Дело в эссенции пространства? Невозможно! Даже эссенция не способна устоять против атаки парагона! В чём же дело?.. Почему этот сопляк улыбается?! Он выглядит так, будто чего-то ждёт. Как будто это не я теснил его к парагону… а он сам хотел оказаться рядом с ним! Здесь явно что-то не так. Творится что-то странное!»

Верховный владыка чужаков поменялся в лице, но, сколько бы он ни ломал над этим голову, ответа не было. Хотя парагон чужаков не видел улыбки Мэн Хао, он прожил невероятно долгую жизнь. Как он мог не заметить, что Мэн Хао делал всё это специально? Правда даже он не знал, почему Мэн Хао решился на такую отчаянную авантюру.

— Да какая разница, какие бы трюки ты ни подготовил, никто не может пережить встречу с парагоном! — холодно процедил парагон Игу.

Он был абсолютно уверен в себе. Источником этой уверенности был его статус парагона. Он двинулся вперёд и с размаху ударил Мэн Хао кулаком! Сила парагона ярко вспыхнула. Удар кулака обладал достаточной силой, чтобы уничтожить не только Мэн Хао, но и саму пустоту. Словно им парагон мог погасить звёздное небо и разорвать пространство, в котором находился Мэн Хао.

Сила парагона могла подавить эссенцию, усмирить всех и вся. Парагон Игу верил, что за исключением парагона с 8 эссенциями, никто не мог спасти Мэн Хао. Более того, будь здесь парагон с 8 эссенциями, он смог бы помешать ему только, если бы оказался в непосредственной близости от Мэн Хао. Он был железно уверен, сегодня Мэн Хао… умрёт!

Хватило лишь мгновения, чтобы под гнётом силы кулака парагона из тела Мэн Хао во все стороны брызнула кровь. Звёздное небо вокруг него раскололось, к нему катилась ужасающая по своей силе энергия. Практики мира Горы и Моря в ужасе закричали. А вот чужаки, наоборот, разразились радостными криками. Они ненавидели Мэн Хао за уничтожение их родины, но за это же и боялись его. Неудивительно, что происходящее в небе так их обрадовало.

Лорды Гор и Морей со смесью нечитаемых эмоций застыли на месте. Бабушка Мэн дрожала, казалось, ещё секунда и по её щекам побегут кровавые слёзы. На Четвёртой Горе бледная как мел Сюй Цин чувствовала, как от неё ускользает смысл её существования. Кшитигарбха хранил молчание. Избранные на Девятой Горе и Море от потрясения не могли ни слова проронить. У них просто в голове не укладывалось, что Мэн Хао может умереть!

Фан Сюфэн запрокинул голову и взревел. Члены клана Фан плакали, кто от горя, кто от ярости. Тем не менее никто не мог ничего сделать. Единственной, кто повела себя иначе, была Грёзы Моря. Несмотря на нахмуренные брови, она не пыталась вмешаться. Даже больше, она лишь задумчиво смотрела на Мэн Хао.

Сила парагона приближалась к Мэн Хао, раскалывая пустоту вокруг. Всё его естество пронзило чувство небывалой опасности. Пока разрушительная сила неумолимо приближалась, он повернул голову и изучающе посмотрел на огромного парагона чужаков Игу. Сердце верховного владыки чужаков захлестнула тревога. Голос у него в голове буквально кричал ему: «Что-то не так!»

С этой мыслью он послал божественное сознание, но поиски не выявили никаких аномалий. В этот самый момент, когда до смерти оставались считанные мгновения, Мэн Хао внезапно захохотал. Несмотря на изорванное тело, его смех, казалось, бросал вызов Небу и Земле. В этом смехе ощущалась сила, понять которую могли считанные единицы. Парагон Игу не поверил своим ушам. Ужас и изумление на его лице… были даже сильнее, чем во время обрушения 1 Небес!

— Ты… — хрипло выкрикнул он.

Он внезапно выставил перед собой руку и полетел назад так быстро, как мог. Все практики мира Горы и Моря поразевали рты, среди чужаков стихли радостные крики. Кшитигарбха во все глаза смотрел на Мэн Хао, Грёзы Моря тяжело задышала, словно тоже не могла поверить своим глазам, вот только причиной такой реакции был не побег парагона чужаков, а кое-что другое!

Стоило чужаку сменить направление, как до него донёсся хриплый голос Мэн Хао:

— Тебе не сбежать, парагон Игу.

После этих слов у верховного владыки чужаков закружилась голова и его начало трясти, когда он недоверчиво продолжал наблюдать за разворачивающимися в небе событиями. Сама мысль о том, что парагона что-то могло обратить в бегство, казалась абсурдной. Вдобавок верховному владыке ещё не доводилось видеть страха на лице парагона.

«Это… это…» — только и раздавалось у него в голове. Сам того не понимая, он начал медленно пятиться. Только сейчас он понял, у Мэн Хао имелось слишком много секретов. Неописуемых, страшных секретов.

Не успел голос Мэн Хао растаять в пустоте, как парагон Игу издал пронзительный крик. Впервые он настолько лишился самообладания. Впервые у него всё внутри заледенело от страха. С тех пор, как он стал парагоном, ему ещё никогда не было так страшно за собственную душу.

— Кто ты такой?! Ты не практик из мира Горы и Моря! Кто ты такой?! Я, парагон Игу, не сдамся так легко! Да кто ты, чёрт возьми, такой?!

Пронзительные крики парагона Игу усиливались его культивацией, поэтому его слышали во всём мире Горы и Моря. Звёздное небо задрожало, Горы закачались, Моря заштормило. Множество практиков и чужаков зашлись кровавым кашлем. Никто ясно не видел происходящего, за исключением парагона Игу, Грёзы Моря и Мэн Хао. У них на глазах перед Мэн Хао из пустоты появилась размытая туманная тень. Кто находился в этом тумане, разглядеть было нельзя, но неизвестный буквально одним своим видом внушал неописуемый ужас.

Из тумана к парагону Игу потянулись серые нити, причём с такой скоростью, что тот в мгновение ока оказался связан! Затем нити стали вгрызаться в своего пленника, превращаясь в магические символы у него на коже, хотя для сторонних наблюдателей они были практически невидимыми. Туман оказался глух к крикам парагона Игу, ограничившись лишь новым залпом серых нитей. Казалось, они заблокировали его карму и отрезали возможность к бегству. При этом на нём вспыхивало всё больше магических символов!

— Приди ко мне, — с лёгкой улыбкой скомандовал Мэн Хао. Его голос странным образом повергал в трепет. — Я твой господин, отныне и во веки веков…

Глаза сияли загадочным светом. Благодаря Вечному Заклятию Зелёного Императора его тело быстро исцелялось. После этой команды парагон Игу поёжился, а потом медленно побрёл обратно к Мэн Хао. По мнению невольных свидетелей происходящего, у них на глазах творилась какая-то чертовщина.

У верховного владыки чужаков звенело в голове, лицо приобрело нездоровую бледность. Без малейших колебаний он бросился бежать. Всё его естество захватили неописуемый ужас перед Мэн Хао. Сейчас он хотел только одного: убраться отсюда как можно дальше!