Глава 1378. Прибытие 8 эссенций

Первым вышел Ван Юцай! Изначально он не являлся сильнейшим в группе избранных, скорее наоборот, его культивация была одной из слабейших, а в плане скрытого таланта и того хуже. Однако его сила воли и целеустремлённость очень впечатлили Мэн Хао. Вся Девятая Гора и Море в один момент стала свидетелем его безжалостной тактики. Тогда увиденное многих потрясло до глубины души.

Чтобы присоединиться к могущественной секте для продолжения поисков Дао, он выколол себе глаза. Всё ради того, чтобы запечатлеть у себя в голове последний образ, финальную проекцию Дао, которую он увидел, перед тем как его мир навсегда погрузился во тьму. В секте он вёл себя точно так же. Но сколько бы он ни был жесток к другим, к себе он относился ещё безжалостней. Когда остальные в 33 Преисподних рыдали от боли и агонии, он лишь громко смеялся. Во время поглощения духовного пламени он тоже жутковато хохотал, а под конец не побоялся пожертвовать частью долголетия и эссенции жизненной силы в обмен на невероятный скачок культивации. Он полностью миновал царство Древности и вступил на царство Дао. Сначала он стал дао лордом, потом владыкой дао и, наконец, верховным владыкой.

Воля, сокрытая в духовном пламени, постепенно тоже прониклась свирепостью и суровостью Ван Юцая и тоже захохотала, практически добровольно соединив свою жизненную силу с этим странным практиком. После прорыва он стал совершенно другим человеком. Его волосы поседели, как будто от старости, но стоило ему послать наружу силу своей культивации, как всё вокруг потемнело и 33 Преисподние задрожали.

Вслед за Ван Юцаем начали выходить и другие люди, но мало кто достиг такого впечатляющего прогресса. Только с возвращением Ли Лин’эр с такими же, как у Ван Юцая, серебряными волосами в их рядах появилась ещё одна аура верховного владыки. Внешность Ли Лин’эр тоже изменилась. Некогда молодая девушка превратилась в старуху. Она пожертвовала молодостью и красотой в обмен на невероятный прорыв культивации. Через шестьдесят лет она умрёт, но это был её выбор! Вопреки предположениям Мэн Хао, Чэнь Фан не стал жертвовать жизненной силой, к тому же он не достиг истинного уровня владыки дао, остановившись на уровне 5 эссенций. Он шёл очень медленно, при этом по его лицу проносились какие-то эмоции, словно его мучили сомнения. Цзи Инь, с другой стороны, приняла такое же решение, как и Ли Лин’эр.

Все 33 Преисподние дрожали, пока из них вылетали избранные. В итоге собралось двадцать четыре человека… девять навеки остались похоронены где-то в своих Преисподних. Не сумев обрести благословение, они погибли. Из оставшихся избранных восемь человек пожертвовали частью долголетия. Каждый из них обладал силой верховного владыки. Что до остальных, больше половины не уступали по силе владыкам дао, и лишь несколько остановились на уровне 5 эссенций.

Вне зависимости от результата это место кардинальным образом изменило их судьбу. Как только они покидали свои Преисподние, те с грохотом схлопывались. Собравшись вместе, они приняли решение дождаться Мэн Хао.

Последние десять месяцев практики, пытавшиеся получить благословение, не могли почувствовать прогресс остальных, но теперь они раскинули силу своей культивации и сразу заметили… Мэн Хао всё ещё находился в самой глубокой 33 Преисподней. Из разрушающихся Преисподних выбирались существа чужаков, правда ни одно не посмело приблизиться к группе людей.

Несколько дней спустя от Мэн Хао по-прежнему не было вестей. Ожидая в полной тишине, они чувствовали постепенное таяние ауры Мэн Хао. Многие хмурились и искоса поглядывали на человека с сильнейшей культивацией, на Ван Юцая. Спустя какое-то время он наконец повернулся к выходу из 33 Преисподних и обратился к остальным у себя за спиной.

— Нам пора. Снаружи скоро начнётся сражение. Ждать здесь бессмысленно. Благословение, которое ищет Мэн Хао, явно больше нашего, вполне логично, что ему требуется больше времени. У меня остался один шестидесятилетний цикл, не хочу растрачивать его попусту. Я хочу сражаться!

Хоть на месте его глаз зияли чёрные провалы, остальные увидели в них странный свет. Эхо его слов ещё не успело растаять в воздухе, как он сам уже исчез в разломе, ведущем наружу. Остальные избранные немного постояли, а потом сложили ладони и поклонились рассыпающимся Преисподним. В конечном итоге они тоже ушли. Ли Лин’эр вздохнула про себя и последовала за ними. Чэнь Фан всё это время держался странно и отстранено. Создавалось впечатление, будто он видел далёкие глубины Преисподних внизу, но более внимательный человек заметил бы, что он смотрел на место, где недавно обрёл благословение — 19 Преисподнюю.

«Как… я могу понять, что делать?..» — с горечью спросил себя он. Отвернувшись, он запрятал свою неуверенность подальше и полетел прочь.

Тем временем в мире Горы и Моря начиналась последняя битва с 33 Небесами! Звёздное небо дрожало и разрывалось. Вскоре 17 Небеса стали полностью видимы, а с ними и все остальные Небеса от 18 вплоть до последних 33. От них исходило сильное давление и внушительная энергия. Рокот заполнил звёздное небо мира Горы и Моря… 17 и все остальные Небеса начали снижаться.

Звёздное небо разрывала на части могучая буря. С Небес вышло два человека: мужчина и женщина. Внешне они ничем не отличались от обычных практиков, никак не выдавая в себе чужаков, однако их глаза сияли непередаваемым холодом, словно они считали всё живое муравьями. С ними пришло жуткое давление. С их снижением дрожали Горы и бурлили Моря. Множество практиков закашлялись кровью. Это было давление парагонов, но не 7, а 8 эссенций! Эти двое являлись сильнейшими парагонами всех 33 Небес. Парагоны с 8 эссенциями!

Позади них выстроилась многочисленная армия чужаков оставшихся Небес. Казалось, их воинство, насчитывающее десятки миллионов могучих чужаков, не имело ни конца, ни края. Из армии вылетели огромные магические предметы. Там были и статуи высотой десятки тысяч метров, и гигантские деревья, и замёрзшие саркофаги. Самым приметным было огромное красное солнце позади войска чужаков!

В их армии имелись легендарные разновидности чужаков… наибольшее впечатление производили гиганты высотой десятки тысяч метров. Судя по всему, эти гиганты могли стать ещё выше. От звёзд у них на лбу исходила напряжённая и очень древняя аура. На фоне войска чужаков выделялись свирепые существа с обтянутыми кожей крыльями. Ещё дальше располагались десятки тысяч чёрных драконов, а за ними море пламени.

В этот раз в попытке уничтожить мир Горы и Моря 33 Неба решили ударить всем, что у них было. Они хотели вселить страх в сердца практиков, к тому же, если судить по размеру их армии и присутствию парагонов, у мира Горы и Моря действительно не было шансов на победу.

Внезапно звёздное небо прорезал холодный, древний голос. Его услышали как чужаки, так и практики мира Горы и Моря.

— Убить их всех… никакой пощады! — скомандовала парагон женщина с 8 эссенциями.

Ответом на её слова стал сокрушительный рёв многомиллионной армии чужаков. Словно паводок, они хлынули в мир Горы и Моря.

Женщина парагон в бурлящем энергией луче света приблизилась к барьеру, который за последние десять месяцев был воздвигнут для защиты мира Горы и Моря. Один взмах пальцев, и барьер противно захрустел. В следующий миг он разбился фонтаном осколков, разлетевшихся во все стороны. После этого парагон сделала шаг… и возникла на Пятой Горе! Там она резко ударила ногой по скале, мгновенно обрушив целую гору.

Такое неожиданное развитие событий застало практиков мира Горы и Моря врасплох. В этот же момент из разных частей мира Горы и Моря раздался крик. Внезапно неподалёку от женщины парагона появились три храма. Внутри скрывались трое стариков. Три великих дойена мира Горы и Моря наконец решили выйти на сцену. Чтобы подавить парагона все трое появились одновременно. Парагон-марионетка вместе с Грёзы Моря тоже присоединились к атаке.

Вдалеке три великих даосских сообщества собрали учеников и магические устройства, готовясь встретить армию чужаков мощью всех своих ресурсов. Ещё дальше вглубь мира в командном павильоне сидела Сюй Цин, оттуда она рассылала приказы армии практиков и координировала сражение с чужаками.

Члены клана Фан, остальных кланов и сект сражались на поле боя. В войне участвовали даже люди из клана Ван. Беспорядочное сражение шло полным ходом. Однако в звёздном небе находился ещё один парагон с 8 эссенциями, мужчина. Совершенно спокойно взглянув в дальнюю оконечность мира Горы и Моря на планету Южные Небеса, он тихо сказал:

— Так это ты.

Сделав шаг, он переместился в самое сердце мира Горы и Моря, прямо снаружи планеты Южные Небеса. Стоило ему появиться, как магическая формация планеты вспыхнула жаждой убийства. Возникнув на горе планеты Южные Небеса, парагон с 8 эссенциями даже не обратил на неё внимания. Он переместился на ту самую гору, где стоял Шуй Дунлю, вынудив его обернуться. Когда их взгляды встретились, они без лишних слов растворились в воздухе. Перед их исчезновением прогремел взрыв страшной силы, полностью сравнявший гору с землёй. Теперь на её месте зиял огромный кратер! Он доходил до ядра планеты Южные Небеса, где в море огня бурлила магма.

В этот момент в разрушающихся 33 Преисподних Мэн Хао неожиданно открыл глаза. Он посмотрел на окружающие его города и людей, как вдруг всё застыло. Постепенно застывшая сцена превратилась в мерцающие огни света, которые подплыли и растворились внутри Мэн Хао.