Глава 1415. Дао тело безбрежных просторов

Нависавшее над половиной планеты звёздное небо задрожало, когда безграничная энергия Неба и Земли устремилась к гигантскому треножнику. Все семь парагонов, включая старика в пурпурном халате, скривились. О безумных тратах культивации за последние три месяца можно было не упоминать. Практически все целебные растения, имевшиеся в их распоряжении, сожрал треножник… тем не менее тело Мэн Хао до сих пор не восстановилось.

— Яма! В треножнике не труп, а какая-то бездонная яма!

Их сердца нестерпимо болели, однако глава школы, находившийся в глубинах планеты, не проронил ни слова, поэтому у них не нашлось повода остановиться. Несмотря на боль в груди, они продолжали.

Мэн Хао, с другой стороны, был очень доволен. Его раны заживали, изъяны исправлялись, он чувствовал себя, как рыба, которая вернулась обратно в воду. И всё же он не мог позволить зря пропасть такому количеству энергии Неба и Земли, не говоря уже о легендарных целебных травах, которые давным-давно исчезли с просторов мира Горы и Моря. Всё это время его перекраивали заново. Физическое тело становилось сильнее, культивация росла. Поглощая энергию Неба и Земли и ценные материи, бронзовая лампа разгоралась всё ярче. Усиление лампы помогало трансформированию Мэн Хао, делая его сильнее.

С каждым днём тело Мэн Хао всё больше подходило… в качестве идеального сосуда для бронзовой лампы. Раньше оно лучше всего подходило для 33 ламп души, но в ходе нынешней трансформации оно перестраивалось, чтобы управлять силой одной бронзовой лампы. Для этого требовалось полностью переделать все меридианы ци. Свет бронзовой лампы прокладывал внутри него новые меридианы ци, а с ними и кровеносные сосуды, по которым сердце гоняло кровь всё быстрее и быстрее. Был затронут каждый уголок тела, отчего оно начало сверкать как драгоценный камень. В этом блеске было что-то неуловимо древнее, словно этот драгоценный камень был впервые огранён в стародавние времена. Его переполняло хаотичное, первобытное Дао. Оно пронизывало каждый аспект его плоти и крови. Тело стало ощущаться намного древнее и приобрело некую многовековую ауру, при этом внешне он выглядел совсем молодым.

Пока Мэн Хао трансформировала бронзовая лампа, под половиной планеты находилось алое море. Такой цвет оно получило не из-за крови, а в результате невероятной концентрации силы стихийного огня. В этом море алого пламени на огромном черепашьем панцире в позе лотоса сидел старик. Этот панцирь, похоже, запечатывал нечто, заключённое под морем пламени. Огонь то и дело взвивался вверх, а иногда из моря ударяли лучи света, словно запечатанное нечто пыталось вырваться из своего заточения.

Бледный как мел старик изо всех сил пытался поддерживать сдерживающую печать. Он был настолько сосредоточен на задаче, что совершенно не замечал творящегося снаружи и соответственно не знал о последних событиях. Реликвия предков под толщей огненного моря проявляла небывалую активность, чего за ней раньше не водилось. В прошлом она изредка входила в активную фазу, да и то всего лишь на несколько дней. Сейчас же она никак не могла успокоиться уже несколько месяцев!

Тем временем на поверхности планеты Мэн Хао продолжал поглощать лекарственный отвар и энергию. Его древняя аура стала ещё заметней. Теперь даже звёздное небо над ним громко рокотало, а потом эти невидимые волны перекинулись и на остальную планету Безбрежных Просторов. Небеса дрожали, облака клубились. Издали это напоминало слой из постоянно искривляющихся смерчей, образовавшихся над планетой Безбрежных Просторов!

Брат с сестрой по имени Юнь Шань и Юнь Фэн ничего этого не видели, но если бы могли, то Юнь Фэну это бы напомнило увиденное на летающем челноке. С единственной разницей: челнок был крошечным транспортным средством, когда как планета была гигантских размеров!

Посещавшие планету за последние месяцы гости чувствовали, будто творилось нечто странное. Особенно две последних недели, во время которых искажавшие пространство смерчи появились снаружи планеты. Тело любого, кто неосторожно приближался к ним, с огромной скорость усыхало. Одного этого хватило, чтобы люди обходили их стороной.

Это повлияло даже на туман Безбрежных Просторов, тот тоже пришёл в движение. Постепенно странная аномалия расползалась всё дальше. Если бы кто-то мог посмотреть на Безбрежные Просторы с невообразимой высоты, то он бы увидел, что вся планета Безбрежных Просторов напоминала гигантскую чёрную дыру. Её окружал медленно вращающийся водоворот, который с каждым днём становился только шире.

В Безбрежных Просторах множество причудливых сущностей не могли подавить дрожь. Глядя в сторону планеты Безбрежных Просторов, они чувствовали, будто там медленно пробуждается нечто ужасающее!

Ещё два месяца спустя семеро парагонов с 9 эссенциями находились на грани срыва. Они изо дня в день использовали всю свою культивацию и отправили в треножник практически все свои ценные материалы. И после стольких трудов и жертв тело Мэн Хао по-прежнему выглядело сморщенным, невооружённому глазу был виден лишь минимальный прогресс.

— Проклятье, что это за штука? Как мёртвое тело может поглотить такое количество ресурсов?!

— В треножник отправлялись только самые ценные и редкие материалы, как такое вообще возможно?!

— Уже слишком поздно причитать и жаловаться. Остался последний рывок, и тело будет восстановлено. В противном случае все наши усилия пропадут зря!

Семь парагонов от бессилия заскрежетали зубами, зная о пословице: «Оседлав тигра, уже трудно спешиться». С помощью нефритовых табличек они разослали приказы. Вскоре из центральных областей школы к ним начали слетаться лучи света. И вновь в треножник посыпались ценные материалы.

— Это побег драконолиста… Во всей школе у нас его наберётся не больше трёхсот пятидесяти грамм.

— Зачем ты вообще принёс шишку божественной хвои! Ладно… ладно!

Сердца парагонов сжимались от боли. За каких-то шесть месяцев ценные ресурсы и материи, на сбор которых они потратили многие годы, безвозвратно исчезли в гудящем треножнике. Усохшее тело Мэн Хао внутри постепенно возвращалось к своему первоначальному состоянию, однако он всеми силами пытался замедлить этот процесс. В каком-то смысле он тоже находился под серьёзным давлением. Его тело становилось крепче, культивация росла. Постепенно всё стабилизировалось. Среди брошенных в треножник драгоценных материалов некоторые могли считаться эссенциями всего сущего. Когда они растворялись во лбу Мэн Хао, метки заговоров наполняла дополнительная сила эссенции. Его тело было полностью перестроено, оно пережило настоящую трансформацию!

Мэн Хао невольно присвистнул: «Долго это не сможет продолжаться… Эти парагоны совсем спятили! Они засыпают сюда столько всего, что даже бронзовая лампа не справляется».

Прошло ещё две недели. У семерых парагонов в душе бушевало настоящее пламя ярости. Вновь пришлось запустить руку в закрома школы Безбрежных Просторов. К этому моменту начала тускнеть даже энергия Неба и Земли в звёздном небе. Наконец семеро парагонов не выдержали.

— Проклятье! Сдаюсь! Так, я сейчас вскрою его и выясню в чём дело!

— Это точно не практик, и точно не Мэн Хао! Я проверил биографию Мэн Хао, он гарантированно был практиком. Это не практик, а какой-то ненасытный зверь!

— Я тоже сдаюсь!

Семеро парагонов больше не могли это терпеть и бросились к треножнику. Не успели они долететь до него, как изнутри раздался громоподобный грохот. Энергия Неба и Земли прекратила стекаться к треножнику, а лекарственный отвар внутри перестал кипеть.

Потом Мэн Хао медленно взмыл из дрожащего треножника и завис в воздухе. От него исходило невероятное давление, которое заполонило всю планету, а потом перекинулось на звёздное небо над планетой Безбрежных Просторов, окрасив его в разные цвета. В этот момент искажавшееся пространство разошлось далеко за пределы планеты Безбрежных Просторов. С рокотом туман, круживший в водоворотах, затронул множество других регионов. Множество существ задрожали от страха. Некоторые древние сущности, с которыми не хотела связываться даже школа Безбрежных Просторов, пробудились ото сна и изумлённо посмотрели вверх.

— Дао тело… безбрежных просторов…

С рокотом все Безбрежные Просторы закружились в титанических размеров водовороте. Несколько невероятных аур поднялось с континента Бессмертного Бога. Они со смесью шока и небывалой серьёзности посмотрели куда-то вдаль. Нечто похожее произошло и в мире Дьявола. Несколько потоков божественного сознания тоже с недоверием устремили свой взгляд вдаль.

В завихрении Зелёного Гроба крылья бабочки затрепетали, когда немного тумана Безбрежных Просторов вошло в мир бабочки. Его почувствовало множество людей. На вершине высочайшей горы, по щекам Сюй Цин заструились слёзы.

— Я только что почувствовала… — с улыбкой прошептала она, — ты где-то там…

Пока в Безбрежных Просторах творились эти невероятные события, на половине планеты Мэн Хао парил в воздухе. Все окружавшие треножник ученики не сводили с него глаз. Вокруг него витал пьянящий аромат трав, а само тело, казалось, было вырезано из драгоценного камня. Черты его лица остались прежними, но на фундаментальном уровне он полностью изменился. Любой, кто смотрел на него, видел самое совершенное сокровище в мире! Что до семерых парагонов с 9 эссенциями, они подошли поближе и с блеском в глазах принялись изучать Мэн Хао.