Глава 1438. Метаморфоза Ложной Божественности

Изумление почувствовал не только Цзинь Юньшань. Глава школы, всё еще сидящий на алтаре, тоже удивился мощи объединения восьми заговоров Мэн Хао. Он не понаслышке знал о том, насколько ужасающей была девятая эссенция Цзинь Юньшаня. Более того, будь он на месте Мэн Хао, то ему бы пришлось воспользоваться своей девятой эссенцией, дабы одолеть вражескую. И всё же Мэн Хао, неожиданно для всех, вообще не стал прибегать к девятой эссенции. Вместо этого он положился на восемь сдерживающих заклятий. Глава школы невольно задумался, какие еще секреты скрывал Мэн Хао.

«Эти восемь сдерживающих заклятий вероятно его первые восемь эссенций. Для победы над девятой эссенцией Цзинь Юньшаня ему хватило восьми эссенций… Мэн Хао настоящий монстр!»

Глава школы с шумом втянул в легкие воздух. Даже самая смелая теория никогда бы не подобралась хоть сколько-то близко к правде. Дело не в том, что Мэн Хао не хотел использовать девятую эссенцию, просто он еще не обрел о ней просветление.

Цзинь Юньшань был поражен восемью заговорами Мэн Хао не меньше главы школы. Даже без использования девятой эссенции он оставил всех парагонов в полнейшем изумлении.

«Он до сих пор скрывает свою истинную силу!»

Группа практиков школы Безбрежных Просторов дружно ахнула. Сражение, разворачивающееся у них на глазах, как нельзя лучше продемонстрировало, насколько же могущественным был Мэн Хао. Что интересно, он обладал такой силой… что вполне мог изменить баланс сил планеты Безбрежных Просторов, прибавив к уже четырем существующим корифеям школы пятого игрока — себя.

— Отказываюсь верить, что ты можешь и дальше драться со мной без девятой эссенции!

Лицо Цзинь Юньшаня приобрело неприглядное выражение, однако сейчас недавнее презрение бесследно исчезло. Мэн Хао был немного слабее, тем не менее разница между ними была ничтожной. Если бы Мэн Хао использовал девятую эссенцию, то это бы поставило его в весьма щекотливую ситуацию. Хотя такая ситуация была более предпочтительнее той, что сложилась сейчас: в отличие от Мэн Хао он уже использовал всю свою силу, когда как противник еще хранил пару тузов в рукаве.

От этого факта кровожадная аура Цзинь Юньшаня стала только сильнее. Он сорвался с места и в луче света помчался к Мэн Хао, который тоже полетел ему навстречу. В мгновение ока они столкнулись друг с другом. Опять завязался бой.

Мэн Хао перекинулся в огромную птицу Пэн, сияющую то черным, то лазурным светом. Цзинь Юньшань взмахом руки сотворил солнце и принялся атаковать его лучами света. За несколько вдохов они обменялись несколькими сотнями ударов. Мэн Хао магическим пассом обрушил на Цзинь Юньшаня огромное количество гор, на что тот лишь холодно хмыкнул. Солнце взорвалось и высвобожденной силой разорвало горы на части. В ответ Мэн Хао ударил эссенцией Божественного Пламени, которая выжгла весь воздух перед ними.

Их напряженная дуэль затронула весь мир и даже звездное небо. Мэн Хао и Цзинь Юньшань то разлетались в воздухе, то вновь сходились, разрывая и искажая пространство. Внимательные наблюдатели могли заметить, что у Мэн Хао с губ капала кровь и бледность лица Цзинь Юньшань. По силе он немного превосходил Мэн Хао, но этого было недостаточно, чтобы убить его.

— Проклятье!

Цзинь Юньшань отскочил назад и гневно посмотрел на Мэн Хао, а потом он разразился мрачным смехом, явно показывающим его настрой убивать.

— Мэн Хао, я требую, чтобы ты показал свою девятую эссенцию!

С ярким блеском в глазах он выполнил двойной магический пасс и выставил перед собой руки.

— Сейчас я покажу своё самое сильное заклинание. Оно превосходит даже Дао моей девятой эссенции. Посмотрим, что ты на это скажешь, Мэн Хао!

Цзинь Юньшань поднял правую руку к небу. В этот момент с пальца сорвался поток эссенции, превратившийся в луч света, который соединился с небом! После этого он указал вниз. Вторая эссенция соединилась с землей.

Пока две эссенции соединялись с небом и землей, Цзинь Юньшань, казалось, делал это вместе с ними. Любая проверка божественным сознанием не обнаружила бы никого на том месте, где он сейчас находился.

Мэн Хао резко затормозил и удивленно посмотрел на оппонента. Его шестое чувство посчитало происходящее куда опаснее высвобождения Цзинь Юньшанем девятой эссенции.

Глава школы на алтаре прищурился и подумал: «Ложная божественность!»

Ша Цзюдун рядом с ним молча наблюдал за происходящим, глубоко в его глазах полыхало пламя. Другие практики школы Безбрежных Просторов не смогли скрыть своего удивления.

— Это действительно ложная божественность… Самый сильный козырь Цзинь Юньшаня. Он не прибегал к ней уже десять тысяч лет.

В этот момент Цзинь Юньшань взмахнул рукавом, послав третью эссенцию не в небо или землю, а в ветер! Теперь ветер мира стал частью Цзинь Юньшаня. Завыв, он превратился в ураган, который соединил небосвод и земную твердь.

— Ложная божественность! — закричал Шангуань Хун. — Это Дао ложной божественности Цзинь Юньшаня!

Остальные тут же припомнили его легендарную технику и вновь начали пятиться. Каждый слышал байки о ложной божественности. По легенде, это была ужасающе сильная магическая техника.

Чувство надвигающейся опасности нарастало. Интуиция Мэн Хао подсказывала, если не прервать эту магию сию же секунду, то она так и продолжит наращивать силу. У него на лбу раскрылся третий глаз. Мир вокруг преобразился, теперь он увидел, что сейчас окружало Цзинь Юньшаня. От увиденного он мрачно нахмурился.

Тело противника рассеивалось, сливаясь с небом и землей и становясь частью мира. Если он приблизится к нему, то и его тоже засосет внутрь, а потом рассеет сила Неба и Земли.

Пока Мэн Хао изучал Цзинь Юньшаня третьим глазом, тот оскалился, а потом взревел во всё горло. Его четвертая эссенция соединилась с одним из пяти элементов мира. С огнём! Когда Цзинь Юньшань начал захватывать огонь, температура вокруг него резко поднялась. Но это был еще не конец. Пятая эссенция принялась соединяться с другим элементом — металлом. Только мир заполонила кровожадная воля, как во все стороны хлынула шестая эссенция. Все высохшие деревья и пожухлая трава в мире задрожали и начали пробуждаться к жизни. Каждое растение, каждый стебелек травы становился частью Цзинь Юньшаня.

Седьмая эссенция растворилась в воде мира. Реки зашумели, даже кровь в жилах практиков забурлила.

Семь эссенций: небо, металл, дерево, вода, огонь, земля, к тому же еще был ветер. Казалось, будто Цзинь Юньшаню теперь принадлежал весь мир. Пришел черед восьмой эссенции. По взмаху его руки она соединилась… со светом! Свет не имел границ, был вездесущ. Сейчас всё выглядело так, словно Цзинь Юньшаня больше не существовало. Когда раскинулась девятая эссенция молнии, его физическое тело начало становиться прозрачным.

Девять эссенций слились воедино с миром вокруг. Сейчас тело Цзинь Юньшаня, его культивация, кровь, душа, естество стали частью мира. Он был един с небом и землей! Он стал небом, землей, ветром, пятью элементами, молниями. Он стал… миром!

— Мэн Хао! — взревел Цзинь Юньшань.

Шевелились его губы, но крик, казалось, звучал сразу со всех сторон. Каждую часть мира переполняло его желание убивать. Огненные создания, растения, горы, молнии, эта воля сочилась буквально отовсюду! Словно рёв принадлежал не одному Цзинь Юньшаню, а всему миру.

Мэн Хао резко вдохнул, что до остальных, их била крупная дрожь.

— Мэн Хао, это моя… Метаморфоза Ложной Божественности!

Цзинь Юньшань поднял правую ногу и обрушил её вниз. Небо и Земля содрогнулись. Весь мир всколыхнула жуткая сила. Цзинь Юньшань стал повелителем мира, его духом. Мир был телом, поэтому он мог одной лишь силой мысли привести его в движение. От его поступи всё вокруг заходило ходуном. Началось землетрясение. Цзинь Юньшань сжал пальцы и с размаху ударил кулаком.

В глазах Мэн Хао, этот удар выглядел так, будто в одной точке сконцентрировалась сила всего мира. Атака несла с собой молнии, пять элементов, небо, землю — всё! И сейчас она приближалась к Мэн Хао. От удара кулака Небо и Земля раскололись. Изо рта Мэн Хао брызнула кровь, а его самого отбросило назад.

— Всё еще отказываешься… показать свою девятую эссенцию?!

Жажда убийства Цзинь Юньшаня достигла своего предела. Он вновь всколыхнул мир очередным шагом и ударил Мэн Хао ладонью! Вся сила мира вновь объединилась, породив ураган, который налетел на Мэн Хао, прежде чем тот успел прийти в себя. Приземлившись, он опять закашлялся кровью. Его кости громко хрустнули, из ран брызнула кровь.

— Ты всё еще недостоин увидеть мою девятую эссенцию! — прорычал Мэн Хао.

Из всех трёх его глаз брызнул свет. Подобно сиянию факела безлунной ночью… этот свет стал… зовом!