Глава 1477. Провокация девятой секты

В звёздном небе вдалеке от планеты Безбрежных Просторов находилось три завихрения. Их обнаружили много веков назад. Странные, загадочные, пульсирующие мистическим светом. Их свечение было довольно тусклым и серым, как у ауры смерти. Однако изредка они ярко вспыхивали.

Истинная сущность Мэн Хао парила неподалёку от трёх завихрений. На их фоне он выглядел совсем крошечным, однако его энергия находилась на одном с ними уровне. Более того, завихрения угрожающе вибрировали. Насколько Мэн Хао мог судить, там скрывался один из осколков медного зеркала. Как только он открыл третий глаз, туман, из которых состояли завихрения, рассеялся, обнажив их истинную природу.

Внутри завихрений скрывалось три мира. Там не было ни одного практика, только смертельно опасная земля, населённая чудовищами, которых он никогда не видел. Несколько особо свирепых аур были сравнимы с уровнем 9 эссенций. Самые невероятные эманации исходили из второго портала. Некая древняя сущность внутри на пике 9 эссенций была хозяином всего этого места.

При ближайшем рассмотрении выяснилось… что источником этих эманаций был… василиск размером с планету! Весь мир находился у василиска на спине. Насколько Мэн Хао понял, осколок медного зеркала скрывался где-то в теле существа! С блеском в глазах он в луче света полетел к огромному василиску во втором завихрении. Пару мгновений спустя звёздное небо сотрясла серия взрывов.

Тем временем на планете Безбрежных Просторов клон Мэн Хао медитировал в уединении. Янь’эр вновь стала сама собой, от недавней растерянности не осталось и следа. Снова став энергичной и весёлой, она продолжила отказывать гостьям во встречах с наставником.

Ясными ночами она любовалась луной, размышляя о рассказе наставника о Чу Юйянь. История растревожила её сердце, постепенно создавая резонанс с её прошлой жизнью.

Шло время. Клон Мэн Хао навещало всё меньше людей. У Янь’эр наконец появилось время для занятий культивацией. Вызванные Фан Му десятые небеса святилища Безбрежных Просторов побудили избранных из других сект бросить ему вызов. Делали они это крайне просто. Вместо того, чтобы отправиться к святилищам Безбрежных Просторов в своих сектах, они выбирали святилище девятой секты. В школе не существовало правила, запрещавшего это. К тому же подобное уже случалось в прошлом, пусть и довольно редко и только в особых обстоятельствах.

Бросить вызов святилищу конкурирующей секты — это всё равно, что постучаться к кому-то в дверь и ударить хозяина дома. Это было неприкрытой провокацией.

Десятые небеса разворошили осиное гнездо. Избранные, способные подняться в десятку лучших во всех сектах, недолго хранили молчание. Вскоре они начали действовать. Прибыв на девятый континент… они бросили вызов местному святилищу Безбрежных Просторов.

Вскоре члены секты услышали колокольный звон. С этих пор практически каждый день происходило одно и то же… воздух раз за разом оглашал звон колокола святилища Безбрежных Просторов.

Избранные из восьми других сект делали это по очереди. Сначала третья секта послала восемь человек. Все сумели попасть в сотню лучших, а двое даже заняли места в первой десятке. Лучшим результатом стало четвёртое место. Весьма неплохо, учитывая, что это было одним из десяти лучших мест.

Потом пришли практики четвёртой секты, следом из второй и пятой. В результате их вторжения среди тридцати первых мест святилища Безбрежных Просторов только шесть занимали практики из девятой секты. Но потом к ним наведались люди из шестой, седьмой и восьмой сект. В итоге шесть мест превратились в пять.

Ситуация была ещё терпимой, но тут к святилищу прибыла группа из первой секты, настроенная на серьёзный результат. Им удалось сместить ещё одного практика девятой секты из списка тридцати лучших. При этом было призвано несколько небес. Никому не удалось вызвать десятые, только шестые, но это всё равно наделало немало шуму. Разумеется, никто не смог сместить Фан Му с первой строчки, но большую часть из двадцати девяти мест под ним занимали эксперты из других сект.

Для учеников девятой секты происходящее стало настоящим унижением. Эти наглецы растоптали репутацию их секты. Результатом стал большой скандал. Многие ожесточённо спорили, другие выплёскивали гнев в небольших потасовках. К сожалению, недовольство людей никак не могло изменить факты. Избранные восьми других сект словно позабыли о своих святилищах Безбрежных Просторов и теперь их главной одержимостью стало святилище девятой секты.

Месяцы спустя из тысячи имён в списке святилища девятьсот принадлежали практикам других сект. У девятой секты осталась всего сотня мест. Сама секта оказалась бессильной как-либо исправить ситуацию, за исключением прямого запрета другим избранным посещать святилище. Однако такой шаг выставил бы их слабыми и показал, что они боятся избранных других сект. Учитывая, насколько могущественной стала девятая секта, такой вариант даже не рассматривался. Избранные девятой секты просто не согласились бы на это, у них ещё осталась гордость.

Нескончаемое паломничество избранных из других сект в святилище и уменьшающееся количество имён местных практиков в списке вынудило всех избранных и простых практиков секты остервенело заниматься культивацией. Они брали больше заданий во внешний мир, участвовали в разнообразных испытаниях. Только повысив уровень своей культивации, они могли занять места выше. После каждого прорыва они отправлялись в святилище Безбрежных Просторов, чтобы улучшить свои результаты.

Создавалось впечатление, будто избранные всей школы выбрали святилище Безбрежных Просторов девятой секты местом для проверки своих сил. Как если бы все в одночасье начали считать, что только вписав своё имя в список, они могли по-настоящему прославиться. Эта тенденция даже не думала идти на спад. Год спустя борьба уже шла за две тысячи мест, ещё через год — за первые три тысячи мест.

Ученики девятой секты кипели от злости. То и дело вспыхивали конфликты. За последние три года люди неоднократно приходили к горе Фан Му с просьбой что-то сделать. Медитируя в уединении, Фан Му не принимал посетителей. Ученики девятой секты всё понимали, но это никак не уняло безумия избранных из других сект. Особенно, когда речь касалась тех, кто занимал первые три тысячи мест девятого святилища. Несколько сотен представителей, ещё не вылетевших из списка, работали словно заведённые.

По школе поползли слухи, что Фан Му просто пытался прославиться, якобы три года назад ему просто повезло, поэтому-то он и не показывался всё это время на людях. Поначалу такие слухи произносились лишь шёпотом. Спустя два года, когда среди десяти тысяч имён осталась только тысяча представителей девятой секты, слухи начали распространяться по школе с новой силой. Дошло до того, что вся школа Безбрежных Просторов заговорила об этом.

— Тот случай с Фан Му несколько лет назад всего лишь результат стечения обстоятельств. Аномалия. За пять лет уединённой медитации он ни разу не покинул свою гору. Тут и думать не надо, вызовы, которые ему бросили наши ребята, напугали его.

— Даже если произошедшее не случайность, я слышал, что призвание десятых небес и пережитое треволнение серьёзно его ранили…

— Мне удалось добыть неопровержимые доказательства того, что в результате тяжёлых ран культивация Фан Му не сможет прогрессировать целых сто лет! Более того, она пошла на спад!

Каждый день рождались новые слухи. Ученики девятой секты очень трепетно относились к репутации Фан Му, поэтому слухи спровоцировали ещё больше конфликтов. Девятая секта являлась всего лишь одной сектой из девяти, что бы они ни делали, им никогда не изменить мнение всех избранных школы Безбрежных Просторов.

Со временем большинство учеников поверило в правдивость слухов. Для практиков из других сект стало обычным явлением прийти к святилищу Безбрежных Просторов, чтобы сделать себе имя.

Прошло ещё пять лет. Мэн Хао не покидал место для уединённой медитации десять лет кряду. Ситуация со святилищем девятой секты достигла апогея. Среди первых тридцати тысяч имён только четыре тысячи были практиками девятой секты. Их святилище Безбрежных Просторов оккупировали чужаки, унизив и разозлив учеников девятой секты. В конечном счёте среди десятки лучших… осталось только два избранных девятой секты! Мэн Хао на первом месте и ещё один избранный на пятом, все остальные строчки занимали избранные других сект.

Ситуация накалялась. Тем не менее парагоны девятой и других сект не вмешивались. Пока разъярённые практики не переходили черту, они рассматривали происходящее как отличный способ увеличить общую боевую мощь школы Безбрежных Просторов. Особенно это касалось учеников девятой секты, последние десять лет в их стенах родилось больше избранных, чем во всех остальных сектах.

Всё больше учеников приходило к горе Мэн Хао в попытке убедить его вмешаться. Однажды к подножию прибыло сразу десять тысяч учеников. Происходящее вызывало у Янь’эр лишь раздражение. За десять лет в плане культивации она совершила серьёзный прогресс, хотя ей было далеко до Мэн Хао. Сейчас она находилась на стадии Поиска Дао, очень близко к Бессмертному Треволнению.

Как-то раз из медитативного транса её вырвали нестройные крики снаружи.

— Старший брат, пожалуйста, спустись с горы!

— Старший брат, среди тридцати тысяч мест осталось всего несколько тысяч практиков девятой секты. Пожалуйста, помоги!

— Старший брат, по школе гуляет множество слухов. Люди что только о тебе не болтают. Старший брат… спустись с горы! Десять лет мы копили раздражение и гнев. Только ты можешь помочь нам дать им выход!

Янь’эр нахмурилась. В последние годы она видела, насколько тяжело людям девятой секты давалась ситуация со святилищем. Она как-то поинтересовалась мнением наставника, но его, судя по всему, это не особо интересовало. К тому же несколько лет назад он достиг критической точки в культивации и наказал Янь’эр ни в коем случае не беспокоить его.

«Как же они надоели! — подумала она. — Что с этими людьми не так, у них что, нет своих святилищ? В чём смысл этого цирка в девятой секте?» Недовольно фыркнув, она вышла из комнаты, чтобы успокоить всех учеников, пришедших выразить своё почтение её наставнику. На улице она странно выгнула бровь. Среди прибывших с визитом было много незнакомых ей лиц. В толпе стояли даже избранные из других сект, которые спустя столько лет вели себя в девятой секте как дома. Они одарили её холодными улыбками.