Глава 151. Я сама

На темно-красные веточки, казалось, влияла ярость Мэн Хао. Они дико хлестали вокруг, издавая жужжащие звуки. Пыль поднялась с земли как туман, размывая фигуру Мэн Хао.

Его черная мантия ученого теперь выглядела немного тусклой. Длинные волосы летали вокруг него, и намерение убивать загоралось от его сильной злости, поднимаясь до небес. Эта аура убийства сильно отличалось от обычного характера Мэн Хао.

Кровеносные вены были в его глазах. Он увидел беспомощность Сюй Цин, ее печаль, ее бледную красоту, затем на ее лице появилась простая улыбка. Это улыбка стала для Мэн Хао всем.

Мэн Хао любил ее. Это была детская любовь, которая наступает, когда смотришь на хорошенькую девочку. Простая любовь. После распада Секты Доверия, они была разделены целым миром. Теперь, когда они увидели друг друга снова, прошедшие годы казались не совсем долгими, почти как сон.

Семь или восемь лет назад ты была холодной молодой девушкой, которая стояла под луной и принимала Пилюлю Косметической Культивации. Теперь, семь или восемь лет спустя, ты стоишь с бледным лицом, но улыбаясь.

Семь или восемь лет назад я был ученым, стоявшим на Холме Дацин, который выкинул горлянку с горы. Ты никогда не узнаешь, какое обещание я положил в ту горлянку.

Семь или восемь лет спустя я стою с намерением убивать, клубящееся в Небеса. Дорога подо мной протягивается недалеко, но наполнена костями Культиваторов.

Семь или восемь лет…

Для смертных многое может измениться за 7 или 8 лет. Для Культиваторов 7 или 8 лет это не много; но опять таки, Культиваторы начинали все как смертные. Мэн Хао теперь не был ученым, которым был 7 или 8 лет назад; но воспоминания с тех времен остались. Он никогда не забудет те годы.

Он посмотрел на Сюй Цин и улыбнулся. Его улыбка несла тепло и счастье, от того, что он увидел кого-то впервые за много лет. Она сохранялась, пока он не посмотрел на дрожащего мужчину по фамилии Чжао, который стоял там с бледным лицом, его мантия свободно висела на его теле.

Чжао Шанхе казалось, будто глаза Мэн Хао были двумя острыми мечами, пронзающих его глаза. Его взгляд проникал в голову, отчего его разум трепетал. Он пронзал сквозь кровь и плоть, стискивая его кости, и вонзаясь в его проход Цин. Он пронзал все на своем пути к его Колонне Дао.

Его Колонна Дао была в трещинах; он очевидно был на Возведении Основы. Колонна Дао неистово тряслась, словно взгляд Мэн Хао заставлял ее распадаться на кусочки. Чжао Шанхе сильно испугался.

«Дружище…Дружище Даос, старший, я Чжао Шанхе, ученик Конклав секты Черного Сита. Товарищ Даос …» Его язык заплетался, когда он говорил. Он может быть, и богатый ребенок, но он не был глуп. Розовый щит был сокровищем, которое могли разломать лишь те, кто на последней Стадии Возведения Основы. Тем не менее, Мэн Хао, который казалось, был на ранней стадии Возведения Основы, сломал его.

Он также видел плотную ауру убийства у Мэн Хао. Она была очень сильной, то, что он никогда не видел в своей жизни.

«Твоя фамилия Чжао?» Холодно сказал Мэн Хао, начиная шагать вперед. «Я только что убил другого парня по фамилии Чжао. Его зовут Чжао Бинву». Мэн Хао узнал имя Чжао Бинву из именного медальона в его сумке.

Когда он сделал первый шаг, Чжао Шанхе казалось, будто Мэн Хао наступал прямо на его сердце. Его сердце колотилось, наполняясь болью, которую трудно объяснить, глубоко внутри.

Только тогда слова Мэн Хао дошли до разума Чжао Шанхе. Рев, похожий на гром, наполнил его, и его тело задрожало. Он подсознательно сделал два шага назад. Взгляд Мэн Хао метнулся по нему, наполненный невероятным давлением. Разум Чжао Шанхе снова закружился, и его дрожащее тело потеряло способность шевелиться. Столкнувшись с Мэн Хао, его Культивационная база, казалось, была совершенно неспособна излучать даже самую малейшую силу.

Это было разрушающее давление!

Мэн Хао выпустил всю свою силу своей Колонны Идеального Дао, создав давление, которое могло разрушить любую Колонну Дао Возведения Основы!

Это была внутренняя способность Идеальной Основы. Потому что Идеальная Основа борется с Небесами за духовную энергию у нее есть способность излучать разрушающее давление на все другие базы Культивации Возведения Основы!

Дрожа, лицо Чжао Шанхе заколыхалось. Мэн Хао сделал второй шаг, и когда его нога опустилась, лицо Чжао Шанхе стало смертельно бледным. Кровь полилась из его рта, и сильный страх поселился в его глазах.

«Товарищ Даос … если… если хочешь поговорить…»Все его тело тряслось, но даже когда он пытался говорить, Мэн Хао сделал третий шаг. Он топнул ногой; дух Чжао Шанхе затрясся, и он прокашлялся кровью. Колонна Дао внутри него не могла выдержать давления, излучаемого Мэн Хао. Огромная трещина прорезалась вдоль нее!

 

Появлялось все больше трещин, протягиваясь, чтобы заполнить всю Колонну Дао. Кровь непрерывно вытекала из лица Чжао Шанхе, и его глаза наполнились тревогой. Дрожа, он собирался использовать силу, которую сможет собрать, чтобы отразить удар, когда Мэн Хао, с неэмоциональным лицом, сделал четвертый шаг, который был наполнен мощным намерением убивать.

Когда четвертый шаг приземлился, рев внутри Чжао Шанхе поднялся до Небес. Его сердце вдруг перестало биться на миг. Все его органы, казалось, замедлились, и трещины начали протягиваться в Колонне Дао, пока вдруг… она не раздробилась!

Колонна Дао раздробилась!

Когда это произошло, Чжао Шанхе завопил чудовищно,  что не было похож на тот крик, что звучал ранее. Он прокашлялся 7 или 8 раз кровью, затем начало увядать и морщиться. Холодный пот лился из него, и его лицо стало пепельным. Его тело вдруг снова смогло шевелиться, но все что он мог сделать, это отступить назад.

Прежде чем он смог уйти назад подальше, Мэн Хао сделал пятый шаг, и теперь он стоял перед Чжао Шанхе. Его колено взлетело, не в сторону шеи Чжао Шанхе, а прямо между его ног!

Хлоп хлоп!

От сильной боли Чжао Шанхе сложился пополам, крича. Даже когда он кричал, правая рука Мэн Хао метнулась вверх, и ударила по его шее. Крик теперь был лишь в горле Чжао Шанхе, не имея возможности выйти наружу.

Он мог лишь хныкать,  когда его лицо начало становиться темно-пурпурным. Не имея возможности говорить, кричать, боль казалось, стала в 10 раз хуже.

Его глаза выпятились, наполненные безумием, и его тело искривилось. Ему вдруг захотелось бороться.

Но.. он не мог сопротивляться. Он не имел сил, чтобы даже сопротивляться, не имея возможности, даже пригрозить. Его тело тряслось, наполненное болью. Он был как смертный, его Колонна Дао была уничтожена, его база Культивации была в руинах.

«Остановись!» прокричал дрожащий голос. Это была Сюэ Юнцуй, которая по-прежнему была ряжом с Сюй Цин. Ее тело тряслось, а лицо было бледным. Но она по-прежнему держала меч у шеи Сюй Цин, очевидно, готовая вонзить его в любой момент.

Для нее Мэн Хао представлял собой дьявольского друга, жестокого и безжалостного. От этого кровь ушла с ее лица, и она даже не смела смотреть ему в глаза. Сожаление наполнило ее сердце, но было слишком поздно. Она могла лишь умолять его о том, чтобы он отпустил ее.

«Ты Мэн Хао, верно? Я слышала, как Сюй Цин говорила о тебе и Секте Доверия…Это всего лишь недоразумение. Я просто хочу уйти…» Ее голос дрожал, когда она смотрела на Мэн Хао. Хотя она держала меч, она была на самом деле напугана.

«Я был когда-то ученым», сказал он холодно. Он продолжил держать Чжао Шанхе за горло, но повернулся к Сюэ Юнцуй. Его голос был мягким, когда он продолжил говорить. «Однажды я прочитал один древний текст, который, как говорилось, был написан Великим Таном с Восточных Земель. Там описывались тысячи методов казни. Там был один, прочитав который, мне снились кошмары несколько дней». С глазами, наполненными ненавистью,  он потянулся левой рукой, и схватил один палец Чжао Шанхе. Один за другим он сломал кости на пальцах обеих рук. Затем его руки. Затем его плечи. Затем все его тело

Чжао Шанхе хотел умереть от сильной боли, но не мог, не мог, пока Мэн Хао рядом. Прошло продолжительное время. Наконец, Мэн Хао скрутил его правую руку. Прозвучал звук хруста, когда сломалась шея Чжао Шанхе.

Все это время, он не мог издать ни одного крика. Такова была его смерть…

Мэн Хао уронил тело Чжао Шанхе, затем посмотрел на Сюэ Юнцуй. «Как ты хочешь умереть? Я позволю тебе решить»

Ее лицо было совершенно бледным, как у трупа. Ее тело дрожало, как и меч в ее руке. Она посмотрела на Мэн Хао, и ужас поселился в ней. Это словно был ужасный ночной кошмар, который ей когда-либо доводилось пережить.

«Ты… Не заставляй меня!!» Крикнула она. Даже когда слова прозвучали из ее рта, земля под ее ногами взорвалась. Темно-красные ветки прокрались, окружив ее тело, и отправив меч в воздух. Мэн Хао взмахнул рукавом, чтобы тот отлетел примерно на 25  метров. Ветки кружились вокруг Сюэ Юнцуй, их рты были широко открыты, и оттуда капала слюна, они ожидали команды Мэн Хао, чтобы поглотить ее.

«Не убивай ее…» сказала Сюй Цин тихо, пытаясь встать на ноги. Она посмотрела на Мэн Хао. «Я хочу сама это сделать. Я хотел отрезать ее язык уже несколько лет». Стиснув зубы, она взяла меч Сюэ Юнцуй. Веточки опустили  перед ней Сюэ Юнцуй

«Младшая Сестра Сюй… Я…» она посмотрела на Сюй Цин, дрожа.

Сюй Цин с холодным лицом подняла меч и вонзила его медленно ей в рот. Крики Сюэ Юнцуй отразились эхом.

Сюй Цин наклонилась вперед, и прошептала ей в ухо: «Ты не можешь сопротивляться, так что, просто закрой глаза, и наслаждайся. Я всегда хотела сказать тебе, что ты неряха!» Она скрутила меч в руке. Через некоторое время, Сюй Юнцуй перестала сопротивляться. Су Цин вонзила меч еще глубже.