Глава 185. Званный пир Сун Клана

Тишина опустилась на арену для поединков. Сотни учеников Секты Одинокого Меча пораженно уставились на Мэн Хао. Постепенно удивление начало сменяться страхом, ведь в мире Культивации уважали силу. Мэн Хао несмотря на среднюю ступень Возведения Основания сумел победить человека на великой завершенности Возведения Основания, это произвело на всех неизгладимое впечатление. Следом страх превратился в уважение. Уважение к Мэн Хао.

Толпа молча наблюдала, как Мэн Хао покинул арену и направился к Чэнь Фаню, на его лице всё та же застенчивость. Чэнь Фан вышел из оцепенения и расхохотался. Его смех разбил нависшую над остальными Практиками тишину.

— Кто этот парень?!

— Он на средней ступени Возведения Основания, но сумел победить человека на великой завершенности Возведения Основания! Такой тип Культивации… такая сила… не может быть, что о нем никто не слышал!

— Он… похож на Дитя Дао! Его магия мне что-то напоминает. Выглядела, как Девятнадцать Ударов Черных Туч из Секты Черного Сита…

Разгорелась жаркая дискуссия. Бледный Чжоу Шаньюэ на негнущихся ногах попятился на пару шагов. Он наклонил голову и внимательно посмотрел на Мэн Хао, словно видел того впервые. До этого он думал, что ему стоит уделять больше внимания Чэнь Фаню. Но по завершению поединка его глазах вспыхнули жгучей ненавистью.

— Ах ты презренный ублюдок без стыда и совести! Ты — мошенник!!! Ну конечно, ты знал о силе своей Культивации и просто притворялся слабым! Все это время ты избегал драки ради этого момента!!! Твоя порочность не знает границ!!! — Чжоу Шаньюэ скрежетал зубами и сыпал проклятьями, пока бледный Ли брел к выходу из арены.

Он горько усмехнулся, в его взгляде направленного в Мэн Хао к ненависти был примешан целый спектр эмоций. Он до сих пор до конца не осознал произошедшего. Очевидно, его обвели вокруг пальца. Всё это время у него было ощущения контроля над ситуацией, однако выяснилось, что он просто играл своему противнику на руку. О поставленных духовных камнях даже думать не хотелось, особенно учитывая, что сколько их он занял у собратьев по Секте. Его лицо стало пепельно-бледным. Мэн Хао негромко покашлял и застенчиво улыбнулся:

— Заметьте, именно вы настояли на поединке.

Чжоу Шаньюэ затрясло. Взмахом рукава он собрался было уйти, очевидно собираясь нарушить слово и оставить нефритовый кулон себе. Чэнь Фан холодно хмыкнул.

— Младший Брат Чжоу, — сказал он невозмутимо, — поставленные ценности пустяки по сравнению с репутацией Секты Одинокого Меча. Ты ведь не собираешься нарушить слово?

Взгляды всех присутствующих устремились к Чжоу Шаньюэ. Все они были частью Секты Одинокого Меча. Возможно им не всегда удается сравниться с другими в мастерстве, но с момента попадания в Секту им вбивали всю важность чести и благородства. Пойти против собственного слова — значит нарушить эти принципы. Чжоу Шаньюэ почувствовал на себе взгляды сотни соучеников. Он гневно топнул ногой и с болью в сердце швырнул нефритовый кулон Мэн Хао. Вместе с ним он отправил ему каплю собственной крови. Он свирепо посмотрел на Мэн Хао, в его взгляде к ярости примешивался стыд. Если бы он мог, то убил бы Мэн Хао сотню раз. Когда Чжоу растворилось вдалеке Мэн Хао еще раз негромко покашлял. Подобные взгляды не были для него чем-то новым, он уже давно к ним привык. Взор юноши упал на бездонную сумку Ли с десятками тысяч духовных камней, которые тот поставил на кон. Сам Ли в данный момент гадал, как возвратить долг собратьям ученикам. От мысли, что он теперь был в должниках у сотни учеников, у него слегка помутнело в глазах.

Без единого намека на вежливость Чэнь Фан подошел и схватил бездонную сумку. Ли ничего не сказал, а лишь грустно улыбнулся. Чэнь Фан уже хотел развернуться и пойти обратно, как Мэн Хао еще раз покашлял.

— Старший Брат, а как же меч стоимостью десятки тысяч духовных камней?

Как Мэн Хао мог о нем забыть? Если учесть его любовь к духовным камням, а также проблему присоединения к Секте Пурпурной Судьбы, у него могло что-то вылететь из головы, но когда дело касалось духовных камней память Мэн Хао работает безотказно.

— Меч? — потребовал Чэнь Фан у бледного Ли.

С кислым лицом Ли вытащил меч. Его сердце буквально разрывало на части. Он передал меч Чэнь Фаню, судя по выражению его лица могло показаться, что Ли расстается с любовью всей своей жизни. Он гневно посмотрел на Мэн Хао, ненависть в его глазах становилась все явственней.

— Никакого стыда! — прошипел он сквозь зубы, взмахнул рукавом и скрылся.

Чэнь Фан холодно хмыкнул и поспешил к Мэн Хао с его выигрышем. По возвращению домой улыбавшийся Чэнь Фан посерьезнел и сказал:

— Младший Брат, сегодня ты выиграл, но в следующий раз больше так не делай. Это было очень опасно, и теперь тебе нужно опасаться мести этой парочки.

Мэн Хао кивнул, прекрасно понимая беспокойство Чэнь Фаня. С улыбкой он сказал:

— Старший Брат, давая я возьму духовные камни, а ты заберешь нефритовый кулон?

— Нет, не стоит, — Чэнь Фан немного замялся, —забирай все себе. Главное слушай своего Старшего Брата. Это моя Секта, поэтому у меня есть всё, что мне нужно. Насчет нефритового кулона… лучше будет, если ты его возьмешь, но, когда Наставник выйдет из уединенной медитации, ты вернешь его. Всё-таки скоро ты присоединишься к Секте.

Мэн Хао еще раз попытался убедить Чэнь Фаня взять нефритовый кулон, но Чэнь Фан не поддавался на уговоры. В конечном итоге Мэн Хао собрал свой выигрыш, а Чэнь Фан достал им вина. Два брата расположились поудобней и принялись вспоминать славные деньки в Секте Покровителя.

Даже спустя несколько дней Наставник Чэнь Фаня не вышел из уединенной медитации. День званного пира Сун Клана неумолимо приближался. Наконец, на рассвете Секту Одинокого Меча наполнил колокольный звон. У подножья горы находилась территория обычная накрытая сдерживающими заклятиями. Сейчас люди со всех концов Секты слетались к этому месту. Мэн Хао и Чэнь Фан среди них. На подлете Мэн Хао сразу бросился в глаза невероятных размеров перемещающий портал, который окружали девять каменных колонн. Неподалеку от нее в позе лотоса неподвижно сидел старик в сером халате.

— Это хранитель портала, — объяснил Чэнь Фан тихо, — его работа следить за порталом.

Мэн Хао кивнул и скользнул глазами по самому порталу и его окрестностям. Помимо Чэнь Фаня и Мэн Хао уже прибыло три человека. В халатах Даосов Секты Одинокого Меча у каждого из-за спины торчала рукоять длинного меча. Эти трое посмотрели на Мэн Хао и кивнули. С улыбкой Мэн Хао приветственно сложил ладони. Они улыбнулись в ответ. Несмотря на молчаливый обмен приветствиями Мэн Хао не покидало ощущение, что эти трое знают кто он. Вероятно, недавний матч с Ли сделал ему неплохую репутацию в Секте Одинокого Меча.

Постепенно начали прибывать еще люди. Когда сгорело пол палочки благовоний у портала собралось восемнадцать человек. Среди них ни одного старика, всем было около тридцати лет, некоторым даже было в районе двадцати. Они буквально искрились жизненной силой, к тому же все были, как на подбор, красавцами. Все находились на стадии Возведения Основания, двое в их группе на поздней ступени Возведения Основания. По прибытию все обращали внимание на Мэн Хао, некоторые кивали ему, некоторые делали вид, что не заметили его.

— Скоро прибудет Старейшина, — прошептал Чэнь Фан, — он поведет нас через перемещающий портал в Сун Клан. Старший Брат приложит все усилия, чтобы найти тебе возлюбленную! — усмехнулся он, но выражение его лица было предельно серьезным.

Мэн Хао слегка опешил. Уже второй раз Чэнь Фан заводит об этом разговор. У Мэн Хао возникло странное предчувствие относительно грядущего визита в Сун Клан.

Вскоре в небе появился луч света дюжину метров в ширину. В следующий миг он возник рядом с их группой. Им оказался старик в просторном, грязном и мятом халате Даоса. Его красноватое лицо венчала копна длинных седых волос. У него был винный нос[1], а от него самого разило алкоголем. В руках старик держал бутыль с вином. За его спиной тоже виднелся огромный иссиня-черный меч. По прибытию старик громко срыгнул.

— Приветствую, Старейшина Фан! — в унисон выпалили Чэнь Фан и остальные, сложив ладони в знак приветствия. Мэн Хао тоже сложил ладони и поклонился.

— Так, мелкие сопляки. Поглядим хватит ли у вас удачи взять в жены эту девчушку из Сун Клана и приумножить славу предков нашей Секты Одинокого Меча… — от громоподобного голоса старика Мэн Хао задрожал и не только он, казалось даже земля дрожала.

Старик особо подчеркнул «приумножить славу предков», отчего человек в сером приоткрыл глаза и покачал головой. Похоже формулировка старика ему не очень понравилась, однако он ничего не сказал. «Он точно не Практик стадии Создания Ядра», — подумал Мэн Хао, переведя дух. Ему встречались раньше эксцентрики стадии Зарождения Души, он похоже… был одним из них! Стадия Зарождения Души! Чэнь Фан вышел вперед. Почтительно сложив ладони, он сказал:

— Старейшина Фан, это ученик из моей бывшей Секты, мой Младший Брат…

— Ясно. Без проблем! Только по возвращению не забудь достать мне парочку кувшинов зелья твоего Наставника.

Старик похлопал Чэнь Фаня по плечу, скользнул взглядом по Мэн Хао и зашагал к переносящему порталу. Мэн Хао колеблясь начал:

— Старший Брат, этот визит в Сун Клана…

Чэнь Фан оборвал его:

— Сун Клану ищут мужа для своей дочери, поэтому они пригласили пять Сект и два Клана. Младший Брат, если ты разыграешь свои карты правильно, то у тебя появится шанс. Не важно станешь ли ты членом Секты Одинокого Меча или Сун Клана, главное у тебя будет надежное основание для занятия Культивацией.

Он схватил Мэн Хао за рукав и потащил к порталу. Мэн Хао колебался еще мгновение, но потом мысленно принял решение: «Пока вокруг меня люди из Секты Одинокого Меча, даже и не стоит пытаться убедить холодца изменить мою внешность. Всё идет не так, как я планировал. Ну ладно, по прибытию в Сун Клан выдумаю отговорку поубедительней и сделаю ноги».

[1] Винный нос еще называют носом пьяницы.