Глава 203. Я силен! Вот почему я еще жив!

Наследие Кровавого Бессмертного!

Без лица, одно лишь слово, пламя войны сомкнулось,

Рваные тучи, дождь цвета крови, море до неба взметнулось.

Плени богов, вперед войска, пламя объяло башни,

Переплавь души и линии крови в девять смертельных казни![1]

Эти слова несли с собой магическую силу. Для высвобождения этой силы требовалась достаточная Культивация — стадия Создания Ядра. Мэн Хао прекрасно знал, что пока не может использовать ее, однако Кровавый Палец, Кровавая Ладонь и Кровавый Мир Смерти не имели требований к Культивации. Для их использования требовалось только определенное количество духовной энергии. Вместе с Восьмым Заговором Заклинания Демонов это были его главные козыри, его коронные техники.

Перед сегодняшней схваткой Мэн Хао неоднократно использовал Кровавый Палец. Невероятно могущественная техника, она могла потрясти любого, кто ее увидит. Мир перед Мэн Хао покраснел, это верный знак техники Кровавого Пальца. Мэн Хао уже давно привык к этому кроваво-красному миру. Он взглянул на Чжоу Цзе и огромную Великую Ладонь Черных Туч, которая со свистом неслась на него. Черный дым, из которого была соткана ладонь, переплетался со странным Ци. Чем ближе к цели была ладонь, тем больше она становилась. Мэн Хао уже представил себе, как она перекрывает ему обзор, скрыв от него остальной мир. Ему сразу вспомнился случай с Патриархом Провидение в государстве Чжао, когда в Секте Покровителя он нанес удар ладонью. Тогда Мэн Хао был слишком слаб, чтобы оказать хоть какое-то сопротивление. Удар разнес Секту Покровителя и оставил огромный след ладони на земле. Но в небе возникла красная вспышка, которая словно меч способный рассечь Небо и Землю, разрубила ладонь пополам и спасла Мэн Хао. Сейчас в голове Мэн Хао стоял образ того случая в государстве Чжао: несущейся на него с неба огромной ладони. Разумеется, Чжоу Цзе и рядом не стоял с Лордом Провидение. И всё же эта сцена разбередила старые воспоминания...

Внезапно губы Мэн Хао растянулись в улыбке. Он поднял руку навстречу летящей ладони. Атака ладони увеличивалась в размерах и быстро приближалась, созданный ей ураганный порыв ветра разметал волосы и полы халата Мэн Хао... Он указал окровавленным пальцем правой руки на приближающуюся Великую Ладонь Черных Туч и рубанул вниз. Это резкое движение выглядело как вспышка света в мире непроглядной тьмы. Такая же яркая, как свет, когда человек впервые в жизни открывает глаза. Похожим ударом Кровавый Демон разрубил атаку ладони Лорда Провидение. Этот удар... результат просветления Мэн Хао, после столкновения лицом к лицу с гигантской ладонью в Секты Покровителя государства Чжао!

Я силен! Вот почему я еще жив!

Прогремел взрыв. Мэн Хао не сдвинулся с места. Огромной ладони до цели оставалось каких-то двадцать сантиметров, когда на ее поверхности возникла огромный разрез, начинающийся между средним и безымянны пальцем и уходящим вниз через всю ладонь. А потом трещина начала расширяться. Мэн Хао даже бровью не пошевелил, когда две половины ладони пролетели с двух сторон от него. Очередной порыв ветра растрепал его волосы, но глаза юноши ярко сверкали. Они напоминали два солнечных диска темной ночью. На них нельзя было надолго задержать взгляд... это свет ослеплял!

— Хочешь продолжить? — спокойно спросил Мэн Хао.

Чжоу Цзе стоял и молча смотрел на Мэн Хао. Горечь, возникшая было в его сердце, в следующий миг сменилась жаждой битвы, его глаза вновь оживились.

— Конечно я хочу продолжить, — невозмутимо ответил он, — с тех пор, как я обрел статус Дитя Дао я еще никогда не терпел поражения.

Он вдохнул полную грудь воздуха и взмахнул рукой по направлению к курильнице в стороне. В следующий миг курильница задрожала: сначала она потрескалась, а потом и вовсе с треском рассыпалась на куски.

— Теперь никто не помешает нашему поединку.

Его слова были просты, как и его действия. Эта простота показывала невероятную силу, силу истинного эксперта. Эта было всего лишь малая часть силы, но даже ее хватило, чтобы Мэн Хао сощурил глаза. "Он отрезал себе пути отхода, — подумал Мэн Хао, — теперь, когда некуда бежать, ему придется надеяться только на себя и на всю ту мощь, что он сможет собрать. Чжоу Цзе действительно выдающийся человек". Он кивнул.

Чжоу Цзе надавил на бездонную сумку, оттуда вырвалось пять сияющих прядей света. С появлением яркого сияния темнота вокруг них внезапно рассеялась. Вместо пяти прядей света перед Чжоу Цзе теперь парили пять сияющих меча! Каждый из них переливался всеми цветами радуги! Чжоу Цзе выставил вперед палец. Пять мечей подлетели к пальцу и встали один над другим.

— Сито Луны Матери Земли, Рассекающая Небеса Формация Мечей!

Чжоу Цзе указал рукой в землю. Одновременно с этим ярко сияющие мечи со вспышкой исчезли. Сразу после исчезновения мечей Мэн Хао сощурил глаза и отскочил на шесть шагов. Почти в эту же секунду пять мечей материализовались из воздуха. Они рванули вверх прямо к отступающему Мэн Хао. Их мерцающий свет слепил глаза, со свистом лучи молниеносно оказались над Мэн Хао, аура мечей вздымалась в небе. Их Ци подобно капкану заблокировал Мэн Хао, смерть окружала его со всех сторон.

— Любопытно, — бросил Мэн Хао с прищуром.

Он взмахнул большим пальце правой руки в сторону пяти клинков. С громким хлопком вокруг Мэн Хао внезапно возник круглый тридцатиметровый кровавый барьер. С грохотом пять мечей обрушились на барьер. Чжоу Цзе закашлялся кровью, а потом исполнил очередной магический пасс двумя руками. Пять мечей пронзительно засвистели. Во вспышке света пять мечей превратились в двадцать пять мечей!

Мечи построились в воздухе и еще раз полетели к Мэн Хао. При их приближении Мэн Хао нутром почуял исходящую от них смертельную опасность. Однако выражение его лица не изменилось. Видя приближение уже двадцати пяти мечей, он взмахнул рукавом. Сила его Культивации забурлила. Он распорол подушечку указательного пальца ногтем большого, окропив второй палец кровью. С силой двух Кровавых Пальцев он еще раз взмахнул рукой.

Бум!

От такого мощного взрыва у сражающихся помутнело в глазах. Все вокруг них казалось исказилось. Двадцать пять мечей были успешно заблокированы. Чжоу Цзе взвыл. Он резко надавил себе на грудь, что у него на лице взбугрились вены. Двадцать пять мечей взлетели в небо, и в следующую секунду еще раз трансформировались. Теперь в небе зависло сто двадцать пять мечей. Они обрушились на Мэн Хао со всех сторон. В противостоянии с таким количеством клинков кровавый барьер замерцал и начал сужаться. В мгновение ока он сжался где-то на десять метров. Около половины мечей успешно прошли барьер и понеслись к Мэн Хао.

Мэн Хао сделал глубокий вдох и рассек третий и четвертый палец. Четыре пальца теперь наполняла сила Наследия Кровавого Бессмертного. Когда Мэн Хао рассек пятый палец мир объяло кровавое свечение! Пять покрытые кровью пальца создавали кровавый отпечаток руки. Это вторая из трех техник Наследия, ее сила превосходит мощь Кровавого Пальца Это... Кровавая Ладонь!

С появлением Кровавой Ладони место битвы огласил чудовищный рокот. Над головой Мэн Хао сгустилась гигантская магическая кровавая ладонь. Мэн Хао взмахнул рукой: ярко красное кровавое свечение начало расширяться, при проходе его через формацию мечей, более сотни клинков затрепетали в воздухе и отлетели назад. Мэн Хао сделал шаг вперед и еще раз взмахнул рукой. С рокотом территорию в триста метров вокруг Мэн Хао внезапно заполнил образ гигантской кровавой ладони. Мэн Хао стоял в самом ее центре. Огромная рука рванула вверх и сжалась в кулак.

Лицо Чжоу Цзе перекосило. Он сквозь кровавый кашель быстро выполнил еще несколько магических пассов в надежде собрать сияющие мечи. Но тут у него кровь отхлынула от лица. Более сотни мечей, судя по всему, находились под контролем огромного кровавого кулака. Они безуспешно пытались освободиться из-под контроля. Тридцать мечей трясло настолько сильно, что со скорбным свистом они рассыпались на куски. Мэн Хао холодно хмыкнул. С треском еще тридцать летающих мечей превратились в пыль, за ними еще тридцать и, наконец, последние тридцать мечей... Буквально за пару вдохов огромный кулак раздробил все летающие мечи. После чего кровавая рука медленно исчезла, оставив после себя пять мерцающих потрескавшихся меча.

— У меня осталась последняя техника! — сквозь зубы выдавил Чжоу Цзе.

Его глаза безумно вспыхнули, когда Мэн Хао непринужденным взмахом рукава смел сияющие мечи к себе в сумку.

— Черное Сито, Покорение Бессмертного! — взвыл Чжоу Цзе.

Левой рукой он надавил себе на лоб, а правой совершил простой взмах. Вылетело несколько дюжин нефритовых таблички. С треском каждая из них рассыпалась на куски. Воздух заполнил сладкий, чарующий аромат, но он быстро сменился на отвратительный смрад, из-за которого хотелось немедленно освободить желудок от его содержимого. Внезапно место поединка заполнил Ци, который похоже принадлежал Чжоу Цзе...

Глаза Мэн Хао вспыхнули. В его голове прозвучал древний голос Нефрита Заклинания Демонов: "Толпа злых душ провозгласила себя Бессмертными. Стоит ли бояться человека и гору? Повстречав их, запечатай немедля!"[2] Мэн Хао уже привык к неожиданным предостережениям в его голове. Он окинул взглядом Чжоу Цзе и его всевозрастающий могучий Ци. Искаженное лицо Чжоу Цзе начисто лишилось его первоначальной красоты, теперь поверх его лица мелькали неисчислимое множество других лиц. Судя по гримасе боли и мучений, Чжоу Цзе больше не мог сдерживаться. Его начала медленно покидать жизнь, а лицо темнеть. Похоже эту технику нельзя использовать на стадии Возведения Основания, даже если этот человек... Дитя Дао!

— Восьмой Заговор Заклинания Демонов!

Мэн Хао медленно поднял руку. От него начал исходить Ци, который не могли заметить другие люди, но прекрасно видели множество причудливых призраков, вливающихся в Чжоу Цзе. Армия призрачных лиц сейчас покрывало настоящее лицо Чжоу Цзе, но на каждом из них застыло одно и тоже выражение... выражение ужаса...

[1] Переработал перевод заклинания Наследия Кровавого Бессмертного. В заклинание в прошлых главах будет заменено на новое.

[2] Прим. Иероглиф Бессмертный 仙 состоит из иероглифов Человек 人 и Гора 山. К сожалению, это непередаваемая игра слов. В целом, сообщение Нефрита очень похоже на саркастическую ремарку.