Глава 207. Какая уютная пещера Бессмертного

Два свирепых на вид здоровяка мимоходом скользнули по Мэн Хао взглядом и улыбнулись. Хотя их улыбки скорее напоминали волчий оскал, также улыбается хищник при виде беззащитной овцы. Человек с веером был самым хитрым и коварным в их группе, поэтому его улыбка вышла наиболее искренней. Он сложил ладони и поприветствовал Мэн Хао:

— Я, Хуан, услышав пение птиц, всё гадал не посетит ли нас сегодня гость. Собрат Даос, после одного взгляда на столь выдающегося юношу меня сразу же омыло твоей героической аурой. Из рассказа пятого брата я сразу понял, что ты настоящий дракон среди мужей, который впервые покинул стены родной Секты. Собрат Даос, таких людей, как ты я уважаю больше всего. Пожалуйста, проходи внутрь нашей пещеры Бессмертного, там ты сможешь отдохнуть.

— Эмм... — начал Мэн Хао, словно не зная, как реагировать на похвалу человека с веером.

Сложив руки, он поклонился в ответ. Однако он до сих пор делал вид, что сомневается стоит ли входить в пещеру. Про себя он лишь вздохнул, слова этого человека буквально сочились ложью, Мэн Хао смог бы придумать что-то более изощренное окажись он на его месте.

— Дружище, — сказал человек в желтом, — раз уж мы пришли, давай, давай, заходи. Можешь чувствовать себя как дома!

Он схватил Мэн Хао за рукав и потащил внутрь пещеры Бессмертного. Остальные трое окружили сомневающегося Мэн Хао, которого вел за собой человек в желтом. Как только белокаменная дверь медленно закрылась у них за спиной, в глаза Мэн Хао сразу же ударил свет, лившийся из жемчужин. Он оказался в весьма просторной и богато украшенной пещере Бессмертного. В ней было множество комнат, включая комнату для изготовления пилюль и сад целебных трав. С непринужденным смешком мужчина в желтом халате принялся представлять людей:

— Дружище, это мой второй брат, а вон там мой третий брат. За ним стоит четвертый брат, ну а я скромный пятый по счету брат.

Пока он знакомил его со своими братьями, человек в желтом многозначительно посмотрел на своего коварного второго брата.

— Приветствую, Собратья Даосы, — робко пробормотал Мэн Хао, сложив ладони.

Он довольно осмотрелся, при взгляде на светящиеся жемчужины, глаза Мэн Хао ярко сверкнули.

— Собрат Даос Мэн, как тебе наша пещера Бессмертного? Не плохо, да? — с улыбкой спросил второй брат Хуан, обмахиваясь веером.

Его лицо то и дело едва заметно презрительно кривилось, полагая, что остальные этого не замечают. Такое поведение ясно говорило, что этот человек вел какую-то свою игру.

— Довольно неплохая, — отозвался Мэн Хао, — довольно неплохая. Полностью обставлена, вдосталь отдельных комнат. Как не погляди, пещера действительно не выглядит заурядной, — его похвала звучала искренне. — Особенно впечатляют эти светящиеся жемчужины. Похоже в них полно духовной энергии. Только не говорите, что у вас есть и Духовный Родник? — закончил он удивленно.

— Разумеется у нас есть Духовный Родник, — отозвался второй брат Хуан со смехом, — из-за него мы, пять братьев, решили соорудить пещеру Бессмертного в этой горе.

Его глаза буквально светились неприязнью. Про себя он думал, что Мэн Хао сейчас походил на добычу, забредшую в логово к тигру. Третий и четвертый брат Хуан не спускали глаз с Мэн Хао, их довольно гнусные ухмылки стали еще шире. Для них Мэн Хао был не лучше овцы в волчьем логове. Пятый брат Хуан не мог отвести глаз от бездонной сумки на поясе Мэн Хао. Его улыбка стала еще ярче, наконец-то настал день, когда и ему привалила удача.

Хотя он по-прежнему выглядел немного застенчиво, губы Мэн Хао растянулись в искренней и счастливой улыбке. В этой пещере Бессмертного, похоже, найдется немало ценного добра, в придачу к этой группе Практиков. Экскурсия по пещере продолжилась.

— Старший брат недавно привел художника, — сказал второй брат Хуан, — чтобы тот написал его портрет, поэтому он не смог выйти и встретить тебя. Собрат Даос Мэн, почему бы нам не проведать его самим?

Не дожидаясь ответа Мэн Хао, его повели вглубь пещеры Бессмертного, там в конце широкой, залитой жемчужным светом площадки стоял огромный кристальный трон. На троне восседал крупный мужчина в длинном пурпурном халате, с весьма величественным выражением лица, но несмотря на все старания, он не мог скрыть своей свирепой и смертоносной ауры. На вид ему можно было дать лет пятьдесят. Культивация этого человека преодолела барьер стадии Конденсации Ци, добравшись на начальную ступень Возведения Основания! Перед здоровяком сидел сутулый, сухопарый старик с длинными белоснежными волосами. Старика била крупная дрожь, кисть в его руке тоже дрожала. На холсте перед ним были видны очертания здоровяка на троне. Глаза здоровяка скользнули по новоприбывшим. Он не обратил на Мэн Хао никакого внимания, вместо этого сосредоточив свое внимание на человека в желтом.

— Если вам нечем заняться, останьтесь, — холодно сказал он, — в последнее время я слегка на нервах, не могу избавиться от дурного предчувствия. Раз уж вы здесь, садитесь. Пусть художник напишет и ваши портреты.

Человек в желтом благоговейно склонил голову и подчинился. Он выступил вперед и селя рядом с человеком в пурпурном халате. Три остальных брата Хуан сложили ладони в знак приветствия, словно забыв о Мэн Хао, они тоже подошли и сели рядом с троном. Никто не обратился к Мэн Хао, вскоре он остался стоять в гордом одиночестве, чувствуя себя весьма неловко. Здоровяк в пурпурном халате зыркнул на художника и потребовал:

— Смотри, чтобы портреты вышли хорошо, слышишь? Если результат меня устроит, тебе ничего не будет.

От его угрозы сутулый старик поежился и кивнул.

— Второй брат, мне тоже в последнее время не дает покоя недоброе предчувствие. Не забудь проверить перемещающий портал. В случае чего мы сможем сбежать, даже глазом моргнуть не успеете. Третий и четвертый брат, зарубите себе на носу: отныне никому больше не выходить наружу!

После каждого слова здоровяка в пурпурном халате остальные согласно кивали. Про мявшегося на месте Мэн Хао все словно забыли. По крайне мере человек на троне должен был его поприветствовать. Устав ждать, он сухо прокашлял. Они проигнорировали кашель и продолжили говорить между собой. Человек в пурпурном халате даже не удостоил его взглядом. Остальные, включая человека в желтом халате даже не посмотрели в его сторону.

Мэн Хао вздохнул, а потом покашлял немного громче, прервав их беседу. Пять пар глаз сосредоточились на юноше.

— Это еще кто? — зловеще спросил человек в пурпурном халате.

— Этого юнца подобрал пятый брат на пути сюда, — со смехом объяснил второй брат Хуан, обмахиваясь веером, — похоже это его первая вылазка из Секты.

— Этот парень полный кретин, — добавил со смехом человек в желтом, — его бездонная сумка сразу привлекла мое внимание, поэтому я убедил его пойти со мной. Кто бы мог подумать, что он примет мои россказни за чистую монету?

Человек в пурпурном халате опять повернулся к Мэн Хао и холодно потребовал:

— Давай сюда свою бездонную сумку.

На губах здоровяка играла надменная улыбка, Культивация Мэн Хао девятой ступени Конденсации Ци была не достойна его внимания. Мэн Хао тоже улыбнулся и оглядел пещеру так, словно осматривал собственные владения.

— Какая уютная пещера Бессмертного. Почему бы вам не уступить ее мне? О, и твой трон тоже ничего, хоть немного вычурный на мой вкус. Пожалуй, я его тоже возьму.

Человек в пурпурном халате пораженно уставился на Мэн Хао. Все его братья, кроме второго, разразились надменным хохотом. Пока их смех эхом отражали стены пещеры, второй брат Хуан сощурил глаза и напряженно уставился на юношу.

— Вообще-то помимо пещеры Бессмертного я заберу и вас.

С довольным смешком он двинулся в их сторону. Прежде чем он успел сделать хоть шаг, второй и третий брат Хуан подскочили со своих мест. Высокие и крепкие они с презрительным смехом бросились на Мэн Хао.

— Сопляк, как ты смеешь нести свои бредни в нашей пещере Бессмертного?! Разве ты не боишься?!

Они находились недалеко от Мэн Хао, поэтому смогли добраться до него всего за пару мгновений. Они уже собирались применить свои магические техники, когда Мэн Хао прочистил горло и, игнорируя обоих, сделал один шаг вперед. Им показалось, что они натолкнулись на какую-то невидимую стену. Их с силой отшвырнуло к стене в дальнем конце пещеры, где они осели и, кашляя кровью, пораженно уставились на Мэн Хао. Их Культивацию внезапно подавила какая-то неведомая сила, теперь они мало чем отличались от простых смертных. Всё произошло слишком быстро. Прежде чем кто-то еще успел среагировать Мэн Хао оказался рядом с кристальным троном.

— Жить надоело? — взревел человека в желтом и рванул вперед.

Второй брат рядом с ним моргнул и взмахнул рукой. Появившаяся магическая Огненная Птица полетела на Мэн Хао. Сам второй брат Хуан бросился бежать в обратную сторону. Мэн Хао даже не требовалось поднимать руку. Он равнодушно посмотрел на атакующего его человека в желтом. Голова нападавшего внезапно закружилась, он почувствовал острую боль, словно его сердце пронзила некая пульсирующая сила. Мир перед его глазами расплылся, а сам он начал дрожать. С обрушившимся на него невероятным гнетом он был бессилен что-либо сделать. Его тоже отшвырнуло назад, при контакте с каменной стеной из его рта брызнула кровь. В глазах человека в желтом застыло удивление и страх. У него в голове беспрерывно прокручивалась сцена его встречи с застенчивым Мэн Хао, который тогда выглядел как беззащитный зверек.

— Кто... кто ты такой...? — с ужасом спросил он. Откуда ему было знать, что он привел в свой дом волка в овечьей шкуре?

Что до Огненной Птицы второго брата Хуан, она распалась, не успев даже приблизиться к Мэн Хао. Для Мэн Хао техника Огненной Птицы была не опасней игрушечного меча. Буквально за пару мгновений четверо из Пяти Бессмертных Клана Хуан были повержены. Бледный здоровяк в пурпурном халате словно примерз к кристальному трону. При виде приближающегося Мэн Хао, его лицо перекосилось. С яростным воплем он бросился в атаку.

В этот момент Мэн Хао перевел взгляд на него. Когда этот взгляд скрестился со взглядом здоровяка, ему показалось, что в него ударил сотрясший весь мир удар грома. Голова его загудела, а тело начала бить мелкая дрожь. Все внутри у него кричало о приближающейся смертельной опасности. Взгляд этого юноши мог пронзить сам мир, мог истребить его на месте.

— Великая завершенность Возведения Основания... — едва слышно выдавил здоровяк.