Глава 362. Реконструкция

Когда Аристея услышала мою теорию о том, что таинственной душой может быть Фенрир, она задумалась.

— Может быть, если бы у меня было больше времени, я бы смогла проанализировать всё внимательнее…

— Больше времени?

— Ну, понадобится как минимум год чтобы узнать личность таинственной души.

(Нет, это неприемлемо)

— Да. Неприемлемо.

Я не могу позволить Фран тратить свои золотые годы в этом месте. Конечно, может быть от занятий с Аристеей она могла бы получить много полезного опыта, я не должен заставлять милую девочку путешествовать.

И ещё, мне надо вернуться в королевство Кранзер и принять участие в аукционе. Я пообещал Галлусу.

— Понимаю.  Принуждать не буду.  Что же, все приготовления мы сделали, давайте перейдём к реконструкции, чтобы привести вас в должную форму.

— Реконструкции?

(Почему не простая починка?)

Мне бы хватило и этого, чтобы вернуться в норму.

— Да, так как использовать силы Херувима больше нельзя, поэтому обычной починки недостаточно.

(Недостаточно?)

— Изначально остатки Херувима использовались Наставником для управления своими многочисленными навыками и помощи в их применении, но теперь Херувим едва жив.  И в этом причина странного самочувствия Наставника.  Ваша вычислительная мощь не поспевает за вашей силой.

Значит дело в том, что та часть работы, которую изначально брал на себя Херувим, теперь свалилась неподъёмным грузом на меня.

— Конечно же я верну вас в норму.  Но реконструкция необходима.

(А что именно вы подразумеваете под реконструкцией? Вы можете увеличить мою вычислительную мощность?)

— Нет, не могу. Я не могу сделать ничего касательно способностей. Для начала, конструкция Наставника подобна…  Нет, вернее практически равна божественному мечу. Мне не так просто вмешаться в эту структуру.

Понятно, касательно моего «Железа» — ничего не поделать. Так что, она о моём «софте»? Нет, это тоже весьма сложная задача. Говоря в этом ключе, так как этот «софт» занимает огромное количество места, я долгое время находился под его давлением. Не имея возможности ничего удалить, мне придётся работать во всё более стеснённом состоянии.

Благодаря своим знаниям из времени, когда я был человеком, я сам себе поражаюсь насколько я хорошо всё понял. Фран неподалёку слушала всё это, свесив голову набок.

(Вы хотите удалить что-то из моей внутренней структуры?)

— Не так быстро. Верно. Скажем так — я уменьшу число ваших навыков. Был бы у вас Херувим — то сколько бы вы навыков не выучили, это бы не доставило никаких проблем. Но в текущем состоянии просто обладание навыками, которыми вы не пользуетесь — это большая ноша.

То есть, поглощая магические камни и увеличивая число умений я приближаюсь всё ближе к своему пределу. После недавнего сражения я получил особенно огромное количество умений. Думаю, сейчас у меня их больше двухсот. В худшем случае — почти 300.

Когда я рассказал об это Аристее, с крайне удивлённым видом она пробормотала:

— Секунду, настолько много?

— Да. У Наставника много умений.

— Охо. и всё в порядке? Даже в божественный меч вкладывают максимум тридцать. Более 50 уже будут оказывать негативное влияние, а более 100 выведут его из-под контроля. Так больше двухсот, значит? Это уже становится очень странно! По-хорошему, вы уже должны были разлететься на части!

(Вау)

— Вам было больно? Если нет, то как же хорошо, что всё обошлось.

Я хорошо понимал о чём говорил Аристея, ведь я действительно поступал неблагоразумно.

Как же хорошо, что мы повстречались. Если бы я не встретил Аристею здесь, то не знаю кто бы меня починил, и следующую стычку в полуразрушенном состоянии я бы опять переживал через силу. Вряд ли меня бы тогда ожидало что-то хорошее в будущем.

Пока мы разговаривали, Фран, недоумевая, задала вопрос.

— Так, что именно болело у Наставника?

(Мм? Ну, как и сказала Аристея, я чувствую боль, когда сильно перегружаюсь.)

— Фран, это ведь не то, что ты имела в виду? Думаю, она имеет в виду, что у Наставника нет живого тела, и поэтому он не должен чувствовать боли.  Так почему он вообще решил использовать слово «боль»?

А, вот оно что. Теперь и я сам об этом задумался. Однако, Аристея имела некоторые соображения на этот счёт.

— Если бы Наставник был искусственной душой, то он бы не чувствовал боли. Он бы вообще не знал, что это такое. Но, в случае Наставника — он был человеком прежде, и его человеческие чувства до определённой степени сохранились. Поэтому, я думаю, что пусть разум и подсказывает, что чувствовать боль и невозможно, некоторая фантомная боль может проявляться.

(Хм, вот оно как. )

— Но вы не почувствуете боль, даже когда часть меча будет уничтожена.  Причина этому — либо то, что ощущение боли не работает отдельно от человеческого тела, либо то, что вера в то, что меч не может чувствовать боли достаточно сильна.

То есть, хотя ты понимаешь, что боли быть не должно, подсознательно одной мысли о боли достаточно, чтобы её почувствовать.

— Ну, это кажется обременительным, но для Наставника это не плохая новость. С помощью боли вы можете чувствовать приближение пределов своих сил даже без помощи Херувима.

Наверное, вы можете согласиться. Без ощущения боли при приближении к пределу возможностей вы могли уничтожить себя во время сражения с Мюрелией или Зельсридом.

— Ещё, на счёт реконструкции. Чтобы уменьшить шанс того, что вы почувствуете боль, надо удалить бесполезные навыки. Но я скажу одну вещь. Вы не сможете выбрать что удалять, а что оставлять, из этого огромного числа навыков. Это займёт несколько лет.

(А? Секундочку, это проблема!)

Если удалить те полезные навыки, что я получил с таким трудом, то не пойдёт ли моя боевая мощь на спад?

— Тем не менее, выборочно стирать не выйдет.  Расслабьтесь на этот счёт.

(Что это вообще значит?)

— Хм, как бы сказать понятнее…  Наверное, так — используя способность загадочной системы, мы соберём навыки внутри Наставника, и оптимизируем их.

(В работу загадочной системы можно вмешаться?)

— Так мы не будем мешать её работе, просто немного используем её в своих целях. Например, её способность сливать вместе умения одного типа и поднимать уровень навыков.

Да, бесполезных умений полно, и поэтому мы всех их сгруппируем вместе, проблем с этим нет. А те, что я прокачивал, были нужными, что логично.

— Но мелкие манипуляции нам недоступны, так что мы доверимся системе.

(А, вот оно что… )

— Так как в процессе развития количество навыков всё росло и росло, бесполезные навыки нагружали вычислительные мощности просто своим числом. Конечно, категорически утверждать, что останутся только полезные умения я не могу. Это мой первый опыт проведения чего-то подобного.

(… Что думаешь, Фран?)

*( Если это ради Наставника, то всё в порядке. )

(Но вдруг пострадает фехтование… )

*(Если оно исчезнет, опять найдём)

Ну, раз даже Фран так говорит, то решено. Действительно, даже если временно я стану хуже, я всё равно могу вновь стать сильнее. То, что я потеряю, можно найти вновь.

— Но я хочу узнать кое-что ещё.

— Что?

— После того как Аристея уменьшит количество навыков, что если мы их снова наберём?

Действительно. Как и сказала Фран, не будет ли это просто полумерой?

— Вы могли бы периодически появляться у меня. Когда придёт время возвращаться ко мне, то, может, вы расскажете мне об Наставнике ещё что-то, что узнаете? Это можно будет использовать на благо.

(… Откуда такая доброта?)

— Ну, меня весьма интересует происхождение Наставника.

И правда. Её глаза были наполнены любопытством. Но я бы не хотел, чтобы меня разбирал на части кузнец божественного ранга. Но это действительно обнадёживает, что именно такой человек взялся за мой ремонт.

Наверное, такое же ощущение спокойствия было бы у человека, которого обследует лучший в мире врач.  В любом случае, мне предстоят ещё битвы.

— Ясно. Мы ещё придём.

(Ну что же, рассчитываю на вас касательно моей реконструкции.)

— Да, положитесь на меня.