Глава 367. Изменения в Наставнике

Пусть я и был доволен интеграцией навыков, Аристея хмуро проворчала:

— Даже не знаю, стоит ли это называть успехом или нет…

(Что вы имеете в виду? Разве всё не прошло хорошо?)

— Я бы так не сказала. Количество навыков не уменьшилось настолько, насколько я ожидала.

Хм, вот как… Хотя среди её целей был и качественный рост моих навыков, в первую очередь она хотела сократить их количество, чтобы гарантировать отсутствие дефицита вычислительных мощностей.

— Всё ещё осталось около 150. Наставник, вы точно не чувствуете никакой боли или дискомфорта?

(А, нет. По крайней мере, сейчас… )

Хотя меня и беспокоит сложность применения новых интегрированных навыков, во время их применения боли не возникает.

— Давайте проведём ещё один анализ, как следует.

(Прошу вас)

Аристея начала проводить анализ, пока Фран всё ещё висела на мне. Хотя я думал, что это займёт время, но так как один раз подробный анализ уже проводился, повторный много времени не занял. Через несколько минут, Аристея с удивлением открыла глаза.

(Ч… Что такое?)

— Не может быть… Наставник, вы и правда удивительный экземпляр.

Судя по словам Аристеи, в моей внутренней структуре произошли весьма сильные изменения.

— Загадочная душа и загадочная система переместили в ту область, где находились остатки Херувима, и слились вместе. Возможно, чтобы скомпенсировать недостаток вычислительных мощностей.

То есть, чтобы подменить повреждённого Системного уведомителя, другие мои части поменяли своё расположение?

— Кроме того есть ещё кое-что. Изменился сам поток вашей силы.

(Что вы имеете в виду?)

Поток изменился?

— Ну, грубо говоря, ваши темпы развития значительно снизились, видимо, в обмен на более высокую вычислительную мощность. С этого момента увеличение ранга ценности магических камней, наверное, уже почти не будет идти в пользу вашей силы атаки.

(А? Действительно?)

А я был так раз, что мои способности подросли… Как же быть с силой атаки в 1000, о которой я так мечтаю? Или это она так накаляет напряжение? В любом случае, раз она говорит, что уже сильнее мне не стать…

— Зато, теперь эффективность использования навыков значительно выросла. Можно сказать, что вы пожертвовали изначальной силой меча, чтобы переродить навыки в их более специализированную версию.

(Ого… Но, я бы хотел усилить навыки, которыми могла бы воспользоваться Фран…

Ну, всё же моя самая сильная сторона — это не атаки непосредственно клинком, а навыки. Сожалея в глубине души о том, что развитие замедлится, я радовался хоть тому, что спектр применения навыков расширится. Кроме того, никто не сказал, что я вовсе не смогу развиваться, надежда всё ещё есть.

— Внутренняя структура Наставника оказалась более гибкой, чем я думала. Я и не предполагала, что загадочная душа и система способны изменяться настолько сильно.

(В этом нет ничего плохого, верно? Не окажется ли так, что на загадочную душу и систему теперь взвалена неподъёмная нагрузка?)

— Хммм. Не могу сказать ничего наверняка. Но, определённо, нагрузка будет. И её последствия с этого момента могут быть…

(Аристея, вы ведь не знаете?)

— Не знаю.

Ну конечно же, даже она мало понимает о моём теле. Даже сейчас она не может точно заявить, что опасность миновала.

(Пусть я не могу быть полностью спокоен, но хотя бы можно сказать, что моё состояние сейчас лучше, чем раньше?)

— Ну, тут я могу сказать точно. Ваша нагрузка должна была значительно уменьшиться.

(Тогда давайте взглянем на моё текущее состояние в целом)

Без сомнения, это всё было большим свершением, и так как ей удалось надёжно улучшить мою вычислительную мощность, то реконструкцию можно было назвать большим успехом. Я решил, что одно то, что я могу вновь служить Фран верой и правдой уже достойно радости. Более этого, на самом деле только это и имеет значение.

Закончив мой осмотр, мы поднялись на второй этаж. Хотя Аристея сказала, что не отказалась бы от карри перед сном, я решил, что стоит угостить и Арсларса.

— Воистину, какая вкуснятина.

— Да. Каждый день бы ела.

— Уон!

Я аккуратно переложил спящую Фран на спину Уруши, удерживая её там телекинезом. Так как Уруши, в отличии от других, за это время отлично выспался, он был как всегда полон сил.

Вот шавка, хоть бы за Фран проследил, пока она сидела всё это время без отдыха и сна… Он также с удовольствием уплетал карри. Что и следовало ожидать.

(Эх)

В ответ Уруши мило заскулил.

Хм, как хвостиком то завилял…

Тем не менее, карри исчезало с ужасающей скоростью. Надесь, Фран потом будет не сильно злиться. Я немного заволновался, смотря на то, как Аристея и остальные уплетают карри.

Я мельком взглянул на Фран, спящую на диване в углу обеденной комнаты, что лежала, будто бы всё ещё обнимала меня. В следующий момент, Фран задёргался нос, будто она что-то учуяла. Тут же её веки медленно приоткрылись.

— … ммм… Запах карри…

(Я… Я угостил всех. )

— … Покуфать…

Как же сложно разобрать что она говорит то. Хотя, всё довольно очевидно. Ведь ещё даже часа не прошло с тех пор, как она заснула, верно? Она же всё ещё ужасно сонная. И всё равно перед карри устоять не может… Аппетит сильнее желания поспать, я вижу.

Я сделал ей отдельную тарелку с карри. Но Фран так и не поднялась.

— Мммнннмм…

(Фран?)

— … Карри…

Такая сонная, что даже сдвинуться не может с места. Хотя я бы хотел дать её ещё поспать, но, наверное, поев карри, она сможет ещё лучше отдохнуть.

(Делать нечего. )

— Мммм?

(Вот, на… )

Я поднял Фран с помощью телекинеза, и, зачерпнув карри ложкой, отправил ей в рот.

Фран с удовольствием поглотила порцию карри.

(Вот, ещё. )

И следующую.

(Да, да, да. )

Фран была похожа на птенчика, ожидающего кормления от своего родителя, держа рот открытым для каждой новой ложки карри. Так я скармливал ей карри маленькими порциями.

Фран, мило поглощающая карри в полусонном состоянии выглядела очень мило, а её лицо становилось всё счастливее. В итоге, она съела целых три тарелки.

— Ооо, как вы искусно пользуетесь телекинезом, однако.

— Воистину. Так же хорошо, как и готовите.

Ох, нечасто меня так хвалят. Видимо, они всё это время недоумевали, как же я занимаюсь готовкой. Для нас с Фран это уже стало обыденностью, а вот для тех, кто плохо с нами знаком это была загадка.