Глава 547.1. Элементаль-хранитель академии

Уиннален привела нас в комнату, которая, должно было, была её кабинетом. Сев на диванчик в углу этой комнаты, Фран обратилась лицом к Уиннален.

— Я представлюсь вновь. Меня зовут Уиннален, и я занимаю пост директора Академии магии.

— Я Фран, авантюристка ранга «B». А это Уруши.

(Я — Наставник, разумное оружие)

— Наставник? Это имя?

(Да)

— Ох, насколько же знакомое чувство, меня ведь тоже в основном только по роду деятельности и называют, то есть «директрисой».

Всё-таки отреагировала Уиннален на меня на удивление слабо. Нет, конечно я совсем не против того, чтобы люди перестали мне удивляться, но уж очень она хладнокровно себя вела по сравнению с другими людьми, которым довелось узнать мой секрет.

Однако причина этого довольно быстро обнаружилась.

— Кажется, вы первое разумное оружие за тысячу лет, с которым мне удалось полноценно поговорить.

(Неужели вы были знакомы с дургим разумным оружием кроме меня?)

— Ну, я немало прожила, в конце концов. Пальцев на одной руке не хватит, чтобы посчитать, со сколькими из них я была знакома. Впрочем, до сих пор я встречала лишь два меча, способных на осмысленный, человеческий диалог. Потому что, по большей части всё разумное оружие теряет рассудок…

Похоже, она уже несколько раз имела дело с разумным оружием, что объясняет почему она не удивилась при встрече со мной.

К тому же, она упомянула, что разумное оружие нередко сходит с ума. Даже Фанатикс говорил, что человеческая душа, будучи заключённой в обычном мече, в большинстве случаев теряет рассудок. И хотя я бы и сам не был бы против встречи со своим сородичем, страх о его психическом состоянии никогда меня не покидает…

Тем не менее, благодаря ней теперь мне известно, что разумное оружие — это совсем не новинка в этом мире. Похоже, Уиннален скорее интересовалась Уруши, чем мной.

С того момента, когда он в своей миниатюрной форме занял место на диване рядом с Фран, они не переставали переглядываться друг с другом. Впрочем, Уруши такое внимание со стороны превосходящего его по силе противника скорее напрягало.

— Почему вы так смотрите на Уруши?

— А? Да так, просто в первый раз вижу такой подвид. Давненько мне на глаза не попадались совершенно невиданные раньше демонические звери. Впрочем, что важнее, нет ли у тебя ко мне каких-то вопросов?

— Вы уверены, что доверять Зельсрида Корту безопасно?

— А, об этом не волнуйся. Я магически запечатала его скверну, да ещё и он находится под надзором элементалей.

Всё-таки, судя по всему, снятие былой нечистой ауры Зельсрида было работой Уиннален. Более того, она ещё и заключила с ним нечто вроде рабского контракта, и приставила к нему элементалей-наблюдателей.

— Хотя в выражениях он порой не стесняется, но его на удивление смирное и послушное поведение меня определённо радует. Ну, на секунду он показал свою истинную натуру, когда ты на него напала, но в ответ он атаковать всё-таки не стал, верно? Всё потому что я сделала так, чтобы он не мог сражаться в стенах академии.

А ведь действительно, при нападении Фран Зельсрид лишь выставил руку в попытке защититься от удара, ничего более. После того, как наша первая внезапная атака провалилась, у него было множество шансов атаковать в ответ.

(Для начала скажите, что Зельсрид делает тут?)

— В таком случае, позвольте рассказать о том, что призошло позавчера.

По словам Уиннален, в тот день к ней поступила информация, что опасный преступник проник на территорию автономного региона. Хотя в этой стране он был особо не известен, но другие страны назначали кругленькую сумму за его голову.

Несмотря на то, что разные авантюристы уже несколько раз предпринимали вылазки с целью его поимки, всякий раз Зельсрид давал им отпор. Хотя погибших не было, но, тем не менее, его экстраординарная сила была очевидна.

Посему Уиннален решила в этот раз взяться за проблему собственноручно. Хотя красочность многочисленных легенд о подвигах Уиннален заставляет думать, что она откликается на каждую опасность, но в реальности она зачастую доверяет разбираться с бедами за стенами академии кому-нибудь другому.

— В противном случае я бы не могла толком заниматься воспитанием подрастающего поколения. С чего я должна дёргаться по любой мелочи?

Говоря другими словами, этот инцидент был как раз калибра, достойного личного вмешательства Уиннален.

Искусное владение магией помогло Уиннален отыскать Зельсрида, и, сразив его, взять в плен. Однако, приведя Зельсрида сюда, ей стало известно ещё кое о чём.

— Ремёнок по имени Ромио?

— Да, верно. Ромио Магнолия. Именно я вызвалась взять его под своё крыло.

Всё-таки, судя по всему, Ромио до сих пор путешествовал вместе с Зельсридом.

Можно сделать предположение, что, услышав о любви Уиннален к детям, Зельсрид принял решение оставить его на попечение ей. Аманда бы наверняка тоже согласилась на это, будучи такой же любительницей детей.

Однако на лице Фран всё ещё читалось недоумение.

— Так почему же вы не позволили мне убить Зельсрида?

— Ситуация бы вышла весьма накладная… Дело в том, что между ним и Ромио заключен контракт типа «Господин-слуга». Вдобавок, рана, нанесённая одной из сторон контракта переносится на другую. Весьма неприятная особенность.

— Это Зельсрид составил контакт?

— Напротив. Думаю, сам Ромио, того не осознавая, заключил с ним этот контракт. Быть может, таково влияние крови семьи Магнолия…
(Вы уверены, что это возможно? Он же всё ещё маленький ребёнок, разве не так? Да и причём тут кровь семьи Магнолия?)

Хотя я и в курсе, что это знатный род, но чем он так отличается от других?

— В глубокой древности на континенте Гордисия на стражу печати фрагмента Тёмного Бога были поставлены три рода: Магнолия, Вистерия, Камелия. Этим трём семьям была дарована уникальная сила, позволяющая связываться с Тёмным Богом. Прежде всего эта сила использовалась в ритуале усмирения Тёмного Бога, но… После вторжения драконидов фрагмент был изъят со своего надлежащего места.

Вероятно, тот самый фрагмент Тёмного Бога, который Трисмегистос использовал для создания великого демонического зверя и был фрагментом, который охраняли эти три семьи.

— Этот ребёнок, Ромио, является потомком семьи Магнолия. Более того, видимо, по воле случая, особенность его родословной проявилась у него особенно ярко.

Не может ли быть такое, что причиной удивительной привязанности Мюрелии и Зельрида к Ромио послужило его особое происхождение? Впрочем, наверняка так оно и есть.

— Во всяком случае, в силу этого контракта, убийство этого мужчины скорее всего не пройдёт бесследно для Ромио.

Судя по всему, это было ещё не всё.

По словам Уиннален, из-за долгого пребывания вместе с Зельсридом, растущий организм Ромио оказался загрязнён скверной. Хотя нам уже было известно об отравлении скверной, которое случается при долгом пребывании под воздействием нечистой ауры, но, судя по всему, у Ромио была запущенная стадия.

И хотя отсутствие надлежащего лечения может стоить ему жизни, но в силу действия контракта разлучать их двоих на продолжительный промежуток времени может быть опасно.

В конечном счёте, Зельсриду было необходимо присутствовать во время лечения Ромио в больничной палате академии.

— Так что, воспользовавшись своей силой, чтобы кардинально ограничить силу Зельсрида, я решила оставить его в академии до полного выздоровления Ромио… В качестве временного сотрудника. Сейчас я вам объясню, почему я так сделала.

— Угу.

— Для начала, вся Академия магии находится под защитой элементаля-хранителя и его сородичей. Таким образом, всё пространство академии находится под неусыпным наблюдением нескольких сотен элементалей.

(Так значит, тем самым таинственным противником, что отразил самую первую атаку Фран был…)

— Приставленный к наблюдению за Зельсридом высший элементаль. Впрочем, его задача была скорее не в защите Зельсрида, а в том, чтобы не допускать агрессивных действий посторонних людей в стенах академии.

Так вот почему мы его так и не увидели! Более того, это высший элементаль, так что его сила вполне соответствующая. Если бы он всерьёз захотел нас атаковать, находясь в режиме невидимости, то сложно представить, какой бедой это могло бы обернуться.

Правда, Фран, кажется, сумела увидеть его хотя бы отчасти. Или же она почувствовала его присутствие? Судя по тому, что произошло тогда в гостинице, Фран быть может, обладает особым даром ощущать присутствие элементалей.

(Фран, ты видела того элементаля?)

— …это была какая-то странная штука.

— Хм? Фран, неужели ты вдобавок ко всему и одарённый элементалист?

— Правда?

— Вполне может быть. Например, что это такое?

Лёгким жестом Уиннален указала на потолок. Хотя я почувствовал слабое движение магической энергии, но ничего за этим не последовало.

Однако Фран, похоже, действительно что-то смогла увидеть.

— Что-то расплывчатое?

— Так и думала, практически не можешь разглядеть очертаний. Но, судя по всему, ты всё-таки способна ощущать их присутствие.

У Фран, кажется, есть способности к элементализму. Такие навыки нам, безусловно, пригодятся.

— А что мне делать чтобы развить эти способности?

— Хм… Ну… Я даже как-то не могу порекомендовать ничего кроме «Больше контактируй с элементалями» и «Старайся думать о них как можно больше». Некоторые говорят, что тебе надо ещё и обладать чистым сердцем, и в какой-то степени они правы — действительно, существуют элементали, предпочитающие людей с чистым сердцем. Однако надо заметить, что множеству элементалей на самом деле совершенно без разницы, добрый человек перед ним или злой.

— Действительно?

— Да. Сама подумай, с чего элементалям снисходить до системы человеческих ценностей и наказаний, которую они сами себе устанавливают? Хранитель этой академии как раз из таких. Понятия добра и зла никак не влияют на его процесс принятия решений. Его первостепенная задача — обеспечение безопасности всех, кто как-либо связан с Академией магии. Ко всему этому на нём лежит и обеспечение безопасности особо важных персон. Нет такой причины, по которой он бы мог спустить с рук проступок нарушителя спокойствия.

Кроме того, защитная система академии не заканчивается на одной лишь сети элементалей-наблюдателей.

— И я сама являюсь частью этой защитной системы.

— ?

Понимая недоумение Фран и Уруши, Уиннален принялась за объяснения.