Глава 548. Сопляки

— Проходи.

— Угу.

Закончив разговор, мы с Уиннален отправились в сторону преподавательской. Хотя для персонала были выделены личные комнаты и исследовательские лаборатории, но преподавательская была тем местом, где все они могли с удобством собраться вместе.

Наверное, в таком помещении удобно готовиться к занятиям и просто договариваться с коллегами о предстоящих планах. На самом деле, не сильно отличается от японских учительских.

— К тому же, разве ты думаешь, что за время существования учреждения до тебя никто не устраивал беспорядков в такое время?

— В смысле?

— Одних только слухов обо мне достаточно, чтобы приходящие ко мне на собеседование люди оказывались напряжены до предела. Можно понять, почему порой у них не выдерживают нервы, верно?

А это правильно подмечено. Все знают, что, накликав на себя гнев Уиннален можно и не уйти живым. В этом смысле Фран тоже известна как весьма опасная персона.

— К тому же, я не приемлю неподобающего поведения у себя в кабинете.

— Вот оно как.

— Обычно до собеседования заставляю соискателей подождать примерно час. Даже интересно, сколько из них, не выдержав этого, возвращались домой в бешенстве?

— Заставляете ждать? Зачем?

— Люди, у которых не хватает терпения и энтузиазма выдержать час ожидания, мне не нужны.

Помню, на земных собеседованиях такое поведение было не редкостью. Да и я сам, когда находился в поисках работы, часто так делал. Хотя, если собеседование сулило что-то серьёзное, то я, разумеется, всегда ждал. Долго ждать перед очень напряжённым собеседованием это, конечно, очень неприятная комбинация.

Конечно, бывают случаи, когда собеседования затягиваются, и компания заставляет соискателей ждать, хотя это и не входило в первоначальный замысел. В общем, люди, которым довелось пожить в эпоху доминирования корпораций наверняка понимают, о чём я.

— Есть так же и просто типы людей, которых я терпеть не могу. Например — аристократов, хвастающихся своими крупными титулами. Какое самое важное качество для преподавателей или инструкторов, как ты думаешь? Ведь надо понимать, что у нас среди учащихся не сплошняком хорошие послушные детки — среди них полно мерзких сопляков. Для того, чтобы иметь с ними дело, необходимо обладать незаурядным терпением и энтузиазмом. Ну, или просто обладать стоическим характером, может быть.

— М?

Внимательно слушая Уиннален, Фран вдруг недоумённо свесила голову набок. Да и у меня было стойкое ощущение, будто что-то тут не так.

— Что такое?

— Вы ведь любите детей, верно?

Верно подмечено. Вот от чего я почувствовал некий дискомфорт, когда Уиннален сказала «мерзких сопляков». Аманда, так же славящаяся любовью к детям, такого бы никогда не сказала, а даже если бы и сказала — то с нескрываемой любовью и заботой. Однако в словах Уиннален ничего подобного не чувствовалось.

Судя по всему, она правда считает некоторых учеников «мерзкими сопляками». На вопрос Фран Уиннален ответила со слегка натянутой улыбкой.

— Кажется, будто все почему-то ожидают от директора такого образа мыслей… Быть может, это недопонимание растёт из того факта, что, связав себя контрактом с элементалем, я как бы связала себя со всей академией? Конечно же я люблю детей. Послушных, симпатичных, одарённых детей. Ну, таких как ты, например.

На этих словах Уиннален подмигнула. Однако напряжённая улыбка так и не сошла с её губ.

— Но в таком случае нельзя сказать, что вы любите всех детей одинаково и безусловно, верно?

(Зачем тогда вы вообще решили встать на должность директора?)

— Ну, мы, взрослые — существа загадочные. А, кстати говоря, ты ведь знакома с Амандой, верно?

— Угу.

Кстати да, действительно, она ведь уже успела пройтись по досье на Фран. Наверное, оттуда она это и узнала.

— Наверное, ты меня сравниваешь с этой девчонкой.

— Вы с ней знакомы?

— Что, она тебе не рассказывала?

— Угу.

— Ха-ха, Аманда в своём репертуаре… Ну, дело в том, что среди её предков есть мой ребёнок. Наверное, это делает её в какой-то степени моей внучкой.

Что? Они родственницы? Но почему Аманда тогда ни слова об этом не сказала Фран?

— Дело в том, что она меня ненавидит.

— Почему?

— Какие ты мне смелые вопросы задаёшь, однако. Ну, тому есть много причин. Первая — ей не по нраву, что меня превозносят, как любительницу детей. Она лишь себя считает подлинной любительницей детей.

Только и всего? Что-то больше она в эту тему не углубляется. Определённо дело это более мутное, и говорить о реальной причине ей не хочется.

Разговаривая с Уиннален по пути в учительскую, Фран время от времени замечала на себе пристальные взгляды учеников, с которыми мы пересекались по воле случая.

— Это кто такая? С чего директрисе самолично провожать её?

— Она что, какая-то важная аристократка?

— Да ты что, директриса бы и пальцем не пошевелила из-за аристократа. Быть может, к нам член королевской семьи пожаловала?

— А что, это и есть директриса? Первый раз её вижу.

— Эй, эй, она же на церемонии поступления выходила всех поприветствовать.

— Эмм, я на неё опоздал по… семейным причинам.

Учитывая, что о недавнем происшествии уже должно было всем быть известно, им было, похоже, удивительно теперь видеть, как Уиннален куда-то провожает Фран.

Хотя ученики очень старались перешёптываться незаметно, но и мы, и Уиннален отлично их слышали. Кажется, далеко не все хорошо знали Уиннален в лицо.

— Ну, это ожидаемо. Почти всей практической работой занимаются подчинённые. Я показываюсь ученикам в основном или на учебных боях для старшекурсников, или на всяческих церемониях.

Учитывая то, сколько существует академия, скорее всего у неё отлажены до идеала не только защита, но и учебный процесс.

К тому же, наверняка директору совсем нечасто приходится брать на себя обязанности проведения занятий.

Я сам с большим трудом вспоминаю лицо своего школьного директора. Со времён старшей школы лишь слегка помню, какие были его причёска и глаза.

— К тому же, так как я обычно стараюсь выходить на люди в неприметной одежде, ученики, думаю, зачастую даже не понимают, что перед ними я.

И правда, если бы я не был способен распознать её силу, то решил бы, что это простая эльфийка, каких много.

Хотя она и была красива, как все эльфийки, но не то чтобы она была красивейшей эльфийкой в мире. Наверное, эльфийская внешность остаётся неизменной даже после эволюции в высшего эльфа.

И действительно, сейчас она носила простую, незамысловатую мантию, которую не ожидаешь увидеть на персоне такого уровня могущества и влияния, как у Уиннален. Несмотря на то, что пошита она была из хороших материалов, неискушённый наблюдатель этого, скорее всего, не поймёт.

К тому же, кажется, она весьма старательно сдерживала свою внушительную ауру. Наверное, не хотела поднимать лишнего шума.

Оглядев наряд Уиннален, Фран с согласием кивнула.

— Угу. Вы, правда выглядите незамысловато.

— Эй, ты уверена, что поняла меня правильно?