Глава 580. Лихорадка Ромио

Наступила ночь того дня, когда подражатель напал на грузовой корабль.

Вернувшись в лагерь, мы устроили собрание с Киароной и остальными для обсуждения результатов дня. По окончанию дня сопровождающие имели право дать несколько советов подопечным ученикам в организованной форме.

Посему, Фран и Чарльз решили вынести на свет несколько промахов, которые ученики допустили при выполнении поручения. Несмотря на низкий ранг, Чарльз знал это озеро как свои пять пальцев.

Так что касательно сбора ресурсов и методов поиска на этой территории он мог дать более качественные советы, чем Фран.

По завершению собрания, Фран направилась к палатке, где находилась её постель. Так как с нами был ещё и Уруши, нам была выделена одиночная палатка.

По дороге в палатку, мне на глаза попалась маленькая тень, лежащая в зарослях. Это было не животное, так как было по силуэту было ясно видно одежду. Это был маленький ребенок. Ромио.

Нет, я конечно заметил его ещё раньше при помощи «Ощущения присутствия», но только приблизившись стало ясно, что состояние у него странное. Его щёки и лоб были красными, а дыхание — прерывистым.

— … !

Фран в спешке подбежала к нему, и подняла на руки. Судя по всему, у него довольно сильный жар. Его округлые мягкие щёки, отличительная особенность малышей, были охвачены красным, а на лбу проступили капли пота.

— …

Ромио открыл глаза и посмотрел на Фран, но, казалось, у него не было сил даже чтобы открыть рот. Фран даже не спрашивала, в порядке ли он. Очевидно, что он был не в порядке.

*(Наставник, что делать? Вылечить магией?)*
(Нет, погоди с магией восстановления)
*(Почему?)*
(Ей ты можешь ещё сильнее истощить его выносливость…)

Я слышал, что если использовать магию восстановления на маленьком ребёнке, не развившим своё тело, то можно ненароком отнять у него остатки выносливости, и усугубить ситуацию.

То же самое касается зелий. И я не знаю, травма ли это, болезнь, или же просто недомогание вследствие переутомления. Просто магией дело не решишь.

Использовав оценку, я попытался понять причину изнеможённого состояния мальчика, однако не знал, насколько можно было верить полученной информации.

Из-за контракта, заключённого с Зельсридом, нечистым, Ромио подвергался постоянному воздействию скверны. Из-за этого оценка стала показывать неполные данные.

Многие строки в категориях навыков были отмечены как неизвестные, и в характеристиках тоже были пробелы, так что составить полную картину было невозможно.

(Надо сейчас же отнести его к Уиннален!)
— Угу!

Фран аккуратно подняла Ромио на руки. Ребёнок на руках девушки, что в народе прозвали принцессой… Видеть, чтобы Фран кого-то так бережно несла на руках — это было в новинку.

Ромио попытался слегка сопротивляться, но сил у него на это не оставалось. В итоге, он лёг смирно.

— Потерпи.
— … !

От слов Фран в глазах Ромио, кажется, отразилось удивление.

Для этого мальчика Фран была врагом. Для мальчика всего 4 лет от роду, только-только увидавшего мир, Зельсрид был единственным опекуном, на которого можно было положиться. По крайней мере, в понимании самого Ромио.

Я понятия не имею, как Зельсрид ведёт себя перед ним, но в чём я уверен — так это в том, что он не позволял жестокости по отношению к мальчику. Не будь это так, Ромио бы к нему не привязался.

И в его сознании Фран была врагом, атаковавшим самого близкого ему существа, Зельсрида, без предупреждения и причины.

В этом свете ясно, почему Фран ничего не могла поделать с ненавистью ребёнка, не ведающего о их прошлом.

Именно поэтому она не могла чувствовать антипатии к Ромио. Хотя это не значит, что она ничего не чувствовала на его счёт — просто её чувства не были завязаны на враждебности. Максимум — она его просто немного недолюбливала.

А сейчас, видя дурное состояние здоровья Ромио, Фран искренне волновалась за него. И для Ромио это было сюрпризом.

Увидев, в какой растерянности находится Ромио, я вспомнил встречу Фран с Зефметом из рода Синей Кошки. Зефмет был первым представителем рода Синей Кошки, к которому у Фран появилась симпатия.

Я хорошо запомнил её растерянный вид тогда. И сейчас лицо Ромио выглядело похожим на её лицо в тот момент.

Пусть Ромио и ребёнок… хотя нет, так как Ромио — ещё ребёнок, его мир чётко делится на плохих и хороших.

Именно поэтому он не мог взять в толк, с чего Фран, которую он считал плохой, помогать ему? Наверное, он совершенно не мог прийти к пониманию этого.

— Уиннален! Ромио упал без сил!
— …Может, положишь его сюда?
— Хорошо.

Зельсрида тут не было. Вероятно, он занят каким-то делом. Быть может, Ромио как раз его и искал.

По просьбе Уиннален, Фран положила уставшего мальчика на кровать. Уиннален начала неспешно осматривать его.

— Хм… Он просто переутомился. Впрочем, после такого долгого нахождения под воздействием скверны Зельсрида тут нет ничего удивительного.
— Вот как.
— Настолько сильно он устал.

На этих словах Уиннален пожала плечами, будто он был для неё совсем чужим. Нет, конечно, формально он правда был чужим, но всё же…

Впрочем, для высшей эльфийки детские годы, наверное, уже исчезали в далёкой древности. Наверное, от неё нельзя было ожидать особого сочувствия к мучениям Ромио.

— Он выздоровит?

— Его жизнь вне опасности.

— Вот как. Слава богу.

— Я удивлена. Разве ты не ненавидишь этого ребенка?

— Ничуть.

В ответ на вопрос Уиннален Фран недоумённо свесила голову набок.

Конечно, она не испытывала к нему никакой ненависти.

Она просто не знала, где ей искать точки соприкосновения с Ромио.