Глава 582. Трагедия на горизонте

— Сегодня я пришла сообщить вам кое-что.
— …что?

Похоже, Фран, прежде чем вникать в то, кем является Лейн, решила для начала выслушать её. То, как выражение лица Лейн внезапно сменилось на предельно серьёзное, давало понять, что её словам определённо стоит внимать.

— Посредством воды я способна видеть события из прошлого. И, через прошлое, я способна познать будущее.
— Будущее?
— Верно. В этом мире нет такого понятия, как предопределённая судьба. Однако, если ничего не предпринимать, то есть такой вариант развития событий, наступление которого наиболее вероятно.

Похоже, что Лейн обладает способностями типа ясновидения-психометрии. Чтобы делать предположения о будущем, надо подробно разбираться в прошлом. Кроме того, она, судя по всему, способна, взяв за основу информацию о прошлом, прогнозировать будущее.

Судя по всему, именно эти способности помогли ей узнать, что я не обычный меч. Конечно же, если она видела прошлое Фран, то видела и меня.

— Разумеется, это не точно. Я лишь сообщаю о наиболее вероятном сценарии развития событий, исходя из этого момента времени.
— Что же вы всё-таки хотите сообщить?
— На вас надвигается трагедия.
— Трагедия?
— Да. Вы спасли меня до этого, и теперь я решила возвратить вам долг.
— Раньше? Что вы имеете в виду?
— Простите, пожалуйста. Если я буду слишком вмешиваться, то будущее, которое я вижу сейчас, может кардинально перемениться. Однако я искренне беспокоюсь о вас, ребята… Господин меч. Чтобы избежать этой трагедии, вам необходимо быть решительным.

Взгляд Лейн перешёл на меня.

— Вы изменились, но не заметили этого.
(…В смысле?)

Ну, меня полностью раскрыли, так что без толку больше скрываться. Кроме того, я слишком волновался касательно этой самое трагедии, что должна настичь Фран.

— Вы постепенно становитесь мечом.
(Становлюсь. Но я ведь уже меч, разве не так?)
— Да, ваша оболочка. Однако внутри — вы другой. Внутри вы ещё человек.

А, так вот оно как. Ну, я раньше был человеком, с этим ничего не поделать.

— Но шаг за шагом вы теряете свою человечность. Ваша душа всё быстрее изменяется, превращаясь из присущей человеку, в присущую мечу.
(Это плохо?)
— В прошлом, тогда, тогда вы должны были остановить Фран, вы колебались. В последнее время вы лишь смотрите на её действия со стороны, не предпринимая ничего.
(Но ведь я тот же, что и…)
— Нет, решительно нет. Раньше вы были для неё опекуном. Но теперь вы — меч. Просто меч.
(Ну так верно, я меч…)
— Думая так, вы просто пытаетесь избавиться от душевного дискомфорта.
(Нет… Я, я… !)

К своему собственному удивлению, у меня не находилось ни одного сильного аргумента против слов Лейн. Что же происходит… Когда до меня дошло, что кроме «Неправда, я — меч!» мне больше сказать нечего, я понял, что проиграл.

— Вы даже не присматриваетесь к чувствам самой Фран.
(Что?)
— Фран, вы ведь расстроены тем, что не можете тренироваться как раньше, я правильно говорю?

Что это значит? Взглянув на Фран, я увидел, как она грустно убрала уши назад. По её лицу было понятно, что Лейн попала в яблочко — на нём отражалась смесь сожаления, печали и тоски.

— Простите, пожалуйста…
(П, почему ты извиняешься передо мной?)
— Да, я заметила, что вы, Наставник, немного изменились, но слишком боялась сказать об этом вслух…
(Фран…)

Получается, её раздражительность и агрессия являлись следствием этой нарастающей тревоги обо мне…? Значит, это моя вина?

— Да, вы меч, это так. Но при этом вам никогда не стоит забывать, что вы ещё и человек.

После этих слов тело Лейн начало постепенно становиться всё более прозрачным.

(А, стойте!)
— Вас ведь зовут Наставником, верно? Так не будьте просто наблюдателем. Вы обладаете крепкой волей, чтобы быть тем наставником, который нужен Фран…
(Лейн! Подождите! Пожалуйста, объясните подробнее!)

Бесполезно. Сказав всё то, что планировала, она растворилась в воздухе.

(Фран, Лейн здесь?)

— Она исчезла.

(Вот как…)

Значит, я постепенно становлюсь мечом? И к какой трагедии это может привести?

— Наставник.

(Что такое?)

— Я хочу чтобы вы оставались тем, кто вы есть.

(Фран…)

В голосе Фран ясно слышались нотки грусти. Её ресницы слегка дрожали, а на глазах проступали слёзы.

Она вынула меня из ножен, и крепко обняла мой клинок. Я отчётливо чувствовал тепло её тела и биение её сердца.

— Мечей много, но Наставник — единственный.

(Я…)

Фран боится этого… боится, что я стану мечом. Она проливала слёзы ради меня одного.

В этот момент я был в ужасе.

Зайдя так далеко, я ни разу не ужаснулся перспективе стать обычным мечом. Будь я собой из прошлого, когда только-только повстречался с Фран, то непременно бы ощутил страх и вину.

Как и сказала Лейн, сама моя душа начала сливаться с мечом. И в момент, когда я осознал это, на меня напал ужасный озноб.

(Кх…)

— Наставник?

Я чувствовал это в первый раз с тех пор, как стал мечом. В следующий же момент я ощутил, как по моему сердцу прошёлся неведомый доселе тревожный импульс, пробирающий до дрожи. И пусть для того, чтобы дрожать, у меня не было человеческого тела, но…

(Гх…)

— …!

Я внезапно понял, насколько боюсь стать мечом в самом деле.

Это…

— … ! Наставник!

Казалось, я больше не мог замечать ничего вокруг. Я даже не слышал голоса Фран. Тем не менее, в тот же момент, когда её душераздирающий крик наконец достиг моего слуха, я быстро сумел восстановить своё самообладание.

(… Фран?)

— Наставник! Вы в порядке?

(Д, да. Да всё в порядке. Всё в совершенном порядке. Прости, я просто немного переволновался… Скажи, я казался тебе странным в последнее время?)

— Самую капельку. Нет, на самом деле, совсем незначительно.

Значит, ей моё поведение всё-таки причиняло некоторый дискомфорт? Но, судя по всему, она не могла позволить себе сказать это вслух. Но теперь казалось, будто у Фран упал камень с плеч.

(Фран)

— Что?

(Я… это я. Наставник Фран)

— Угу…

Однако, что же я могу предпринять? Лейн сказала, что у меня крепкая воля. Другими словами, не всё ещё потеряно.

(Я сделаю все возможное)

— Угу!