Глава 796. Теперь это далёкие, тёплые воспоминания

— Вижу! Возможно, это и есть Кастель!

Наступил следующий день после того, как мы притащили драконидов в гильдию. Мы покинули Нокту самым ранним утром.

Хотя я думал, что лишний раз связываться с драконидами гильдия не захочет, глава и заместитель с радостью приняли от Фран провинившуюся шпану. Похоже, настолько сильно Фран им понравилась.

К тому же это был шанс поумерить пыл в последнее время зазнавшихся молодых драконидов. Как бы то ни было, дальнейшее можно доверить гильдии.

Затем наступил вечер следующего дня.

В нашем поле зрения наконец возникло место, куда мы так стремились. Со спины Уруши, бежавшего по высоко в небе, мы присмотрелись к земле.

То было местечко, огороженное полуразвалившейся деревянной изгородью, и заставленное такими же полуразвалившимися домами. Не было ни единого признака чьего-то присутствия там.

Об этом еще красноречивее свидетельствовало то, что с наступлением вечера там не зажглось ни одного огня. Очевидно, это заброшенное поселение.

Нелегальная деревня, погибшая, не выдержав напора иммунных демонов. Именно одна из таких невезучих деревень находилась ниже.

— Это и есть Кастель… — сказала Фран.

— Ты что-то вспоминаешь?

— М-м, ничего.

— Вот как.

Все еще не осененная четким пониманием, Фран помотала головой.

Что ж, она здесь не была уже пять лет, и ей явно не приходилось видеть деревню с такого угла. Можно понять, почему она ничего не помнит.

— Давай спустимся и посмотрим.

— Угу. Уруши, вон туда.

— Уон!

По команде Фран, Уруши спустился на деревенскую площадь.

Дома разрушены, и природа забирала обратно прежде обжитую землю. Площадь, на которую мы приземлились, была покрыта высокой травой. Уже несколько лет сюда не ступала нога человека. То, что здания до сих пор не поросли мхом, объяснялось, вероятно, суховатым климатом континента.

Фран молча оглядела площадь. Сумерки, заросшая густой травой поляна, бывшая раньше сердцем деревни. Местом досуга, где в прежние времена раздавались развеселые голоса. Теперь же здесь можно было услышать только звуки насекомых, крики птиц и шелест листвы.

— Здесь.

— Фран?

— Здесь… Я помню это место… Мне кажется…

Фран медленно зашагала. Направилась она к одному из выходов с площади.

Неужели правда знает это место?

Если так, то с тех пор тут все должно было совершенно измениться. После такого долгого времени, наверное, от этой деревни осталась одна лишь блеклая тень.

Тем не менее шаги Фран становились все быстрее и решительнее. Она явно все больше убеждалась в своих воспоминаниях.

Быть может, она чувствовала здесь родную атмосферу, так как жила здесь? Или же это работала ее интуиция?

В последнее время интуиция Фран действительно работает на удивление четко. Если так, то впечатляет, каков ее эффект…

Быть может, с ростом уровня у полузверей усиливается и их природная интуиция.

— Фран, куда мы направляемся? — спросил я.

Фран с уверенностью пробиралась через заросли, будто точно знала место назначения.

— Туда…

— Фран?

— Так и знала.

Бесполезно. Она настолько сосредоточена погружением в воспоминания, что совершенно не замечает ничего вокруг.

— Уруши, будь настороже, Фран сейчас не до этого.

— Уон!

Тем временем, Фран продолжала продираться сквозь травы. Наконец, она остановилась.

Перед нами находилась лачуга с порушенными стенами и проломленной крышей. Даже по меркам этого мира лачуга была небольшой. Впрочем, все дома в деревне Кастель были похожего размера.

Стены уже осыпались, но кое-как стояли, догнивая под воздействием природы. Через щели можно было видеть, что внутри лачуги. Разбросанные обломки мебели, и прорывающаяся через пол трава. Фран молча обогнула заброшенный дома, заглядывая с другого угла. Двери уже не было — только деревянный проём.

— Фран?

— Здесь.

Сказав одно это, Фран шаткой походкой зашагала к заброшенному дому. Скорость ее шага резко переменилась, и походка стала тяжелой, будто кто-то стоял у нее на пути и преграждал путь. Однако таково было ее душевное состояние. Мне только и оставалось, как молча наблюдать за ее действиями.

Фран шагнула внутрь заброшенного дома. Потолок и стены дома пришли в полную негодность. Большая часть пола отсутствовала, и под ногами Фран стелился ковер из травы. Однако она, похоже, четко видела здесь знакомые очертания.

— Здесь.

— Неужели взаправду?

— Угу… Здесь мы жили, с папой и мамой…

Фран прошептала это дрожащим голосом, и из ее глаз закапали слезы.

Что же это за слезы?

Слезы печали? Радости? Тоски по давно утерянному времени? Скорби по вновь воскрешенным в памяти родителям?

— Я… Дома…

Какова бы не была причина — я не мог и помыслить о более дорогих драгоценностях, чем слезы Фран.