Глава 801. Информация от Нади

Закончив со своими сюрпризами, Фран довольно попивала чай. Тогда я поинтересовался тем, о чем давно хотел узнать.

— Почему родители Фран жили именно здесь, в Кастель? Нокта или один из портов должны быть куда более гостеприимными местами.

Кастель, которая в любой момент могла подвергнуться нападению иммунных демонов, являлась не самым подходящим местом, чтобы растить здесь маленькую Фран.

И тем не менее, отчего-то они выбрали именно эту деревню.

— Насчет этого… Они мне рассказывали, что явились на континент Гордисия ради тренировок по боевым искусствам. Вы верно подметили, сначала они действительно планировали устроиться на работу в Нокте.

— Так что же их подвигло обосноваться здесь?

— Похоже, они убегали от охотников на рабов.

— Охотники на рабов… — пробормотала Фран, прищурив глаза.

— Верно. Род синей кошки для нас — злейшие враги. Они преследуют нас и на других континентах, но Гордисию особенно облюбовали.

Пусть род синей кошки обрек себя на немилость самого короля зверей, но даже самый злейший преступник способен укрыться на этом континенте. Поэтому для всех представителей рода черной кошки, живущих здесь, это значит еще большую опасность быть захваченными в рабство.

К тому же этот континент притягивает тех синих котов, кто ненавидит черных кошек еще пуще своих сородичей, и готов специально их выискивать.

— Если станет известно, что здесь проживают представители нашего рода, то мы бы оказались в большой опасности. Мне даже пришлось начать красить волосы, дабы не выдавать свою принадлежность к черным кошкам.

— Значит, это не ваш естественный цвет волос?

— Верно. Изначально они были точно, как у Фран.

Пусть при близкой встрече с синими котами реальную личность Нади раскрыть не составляло труда, но на расстоянии и не поймешь, что она принадлежит к роду черной кошки. Пусть и немного, но она уменьшила число способов опознать в ней черную кошку.

— На этот континент прибывает приличное число преступников, желающих стереть свое прошлое, так что алхимические средства такого толка здесь в ходу.

— Тетя, я думала это твои настоящие волосы.

— Фран, ты ведь всегда видела меня именно такой.

— Угу.

Кастель стала использоваться в качестве опорной точки для путников около 10 лет назад, и похоже, именно тогда Надя начала красить волосы.

— Фран, а твои родители волосы не красили?

— И папа, и мама были с черными волосами.

— Ну, на то есть объяснение: красители всегда стоили не дешево.

Пусть цены на них и не были запредельными, но достаточными, чтобы представитель простого народа задумался о целесообразности траты такой суммы.

Удивительно, что даже такой умелой воительнице, как Наде, требовалось идти на такие жертвы. Вероятно, настолько яростная идет охота.

— Но почему же вы все еще не покинули континент? Не лучше было бы просто убежать от синих котов как можно дальше?

— Хороший вопрос. Определенно, в какой-то степени стоял вопрос цены, но куда большую роль играло упрямство Кинана и Фрамеи.

— Упрямство?

— Вероятно, это для них было делом чести, как для черных кошек. Синие кошки для нас — естественные враги, так что, я думаю, родителям Фран было невмоготу постоянно от них убегать.

— Вот как.

Фран энергично кивнула, услышав ответ Нади. Похоже, она разделяла взгляды своих родителей. Яблоко от яблони недалеко падает.

— Лучше умереть, чем бегать от синих котов.

В конечном итоге, и здесь род синей кошки оказался корнем всех проблем. Высказывание Фран сквозило убежденным рвением.

— Думаю, Кинан с Фрамеей не были упрямы настолько, но… Наверное, все-таки именно их упрямство удерживало их от побега с континента.

Родители Фран не желали проигрывать роду синей кошки. Вероятно, именно одержимость этим чувством не позволяла им покинуть Гордисию.

Таким образом они отступали все дальше, до самой деревни Кастель, и уже, было, зажив спокойной жизнью, оказались в итоге жертвами одного из сезонов наступления иммунных демонов. В деревне им удалось прожить всего примерно три года.

— Послушай, тетя, а давай ты теперь что-нибудь расскажешь?

— Что же, хорошо. Увы, моя история будет не столь красочна, как твоя, — пробормотала Надя, и принялась рассказывать свою историю.

— В тот день… Когда деревню разрушили иммунные демоны, я находилась в Нокте.

Судя по словам Нади, она, пусть и живя в Кастель на постоянной основе, время от времени отправлялась в Нокту на заработки. Услышав о внезапном увеличении численности иммунных демонов, она собиралась вернуться в деревню, но, увы, уже успела подписать долгосрочное соглашение на оказание охранных услуг.

Так как контракт связывал ее с одной из могущественных персон Нокты, расторгнуть его было бы непросто. Более того, когда поручение было завершено, Нокта оказалась уже в окружении скоплений иммунных демонов, так что вернуться в Кастель у Нади не было возможности.

— Не было неприятных инцидентов с синими кошками, пока вы жили в Нокте?

— Кое-как пронесло. Волосы у меня были покрашены, да и в одиночку я почти не работала — в основном, вместе с товарищами-авантюристами. К тому же я тогда обладала рангом B. Народ оттуда меня хорошо знал, так что для синих котов я была непростой мишенью.

Перекрашивая волосы, Надя не допускала распространения информации о проживании в Кастель представителей рода черной кошки, держа таким образом синих котов на расстоянии от поселения. Меньше всего ей хотелось, чтобы из-за нее пострадали другие жители деревни.

Однако в Нокте, будучи окруженной общественным вниманием, Надя напротив, особо не беспокоилась о том, что ее принадлежность к роду черной кошки станет известна.

— Я приняла участие в обороне Нокты, и покинуть город смогла только более чем через неделю.

В итоге, когда ей наконец удалось вернуться в Кастель, деревня уже оказалась разрушена.

— Единственными выжившими оказалась я, идиотка, не пришедшая на помощь в трудный час, и один смышленый бродячий торговец.

— Бродячий торговец?

— Один из тех, что курсируют между незаконными деревнями. Бывает, что они выступают и в качество почтальонов, и агентов других гильдий.

О произошедшем Надя узнала во всех подробностях как раз от этого бродячего торговца.

Учитывая, что явилась Надя только спустя месяц, она посчитала, что едва ли остались другие выжившие.

— Я так мнила себя великой защитницей деревни, но оказалась совершенно бесполезной, когда случилась беда, ведь меня не было рядом, — сказала Надя, пытаясь изобразить ироничный тон. — С тех пор я просто смотрительница кладбища.

— Значит, это вы ухаживаете за могилами?

— Верно. Я не позволю впредь иммунным демонам осквернять эту деревню… Ни за что.

Несмотря на решительные слова, тон Нади не ощущался столь же смелым. Наполненная самоиронией и сожалением, она не могла не придать этим словам пессимистичный окрас.

Вероятно, она почувствовала на себе беспокойный взгляд Фран. Пытаясь отделаться от такой мрачной атмосферы, Надя улыбнулась.

— Ой, сколько же странных вещей я наговорила. Кстати, точно. Тот самый торговец должен и сейчас все еще промышлять в Нокте. Если у вас будет свободное время, можете его навестить. Он наверняка будет вам рад.

— Рад? Он дружил с папой и мамой?

— Не то чтобы… Но он все время корил себя за то, что не смог спасти тебя.

Этот торговец… Мурсани, посещал деревню незадолго до ее разрушения. Он доставлял в Кастель, оказавшуюся на пути наступления иммунных демонов, зелья и прочие необходимые товары.

Благополучно доставив материальную помощь, Мурсани покинул деревню, обязавшись доставить письмо от родителей Фран, их гильд-карты и… Спасти их ребенка.

Письмо предназначалось благодетельнице с другого континента. Кинан и Фрамея были настолько уверены, что погибнут, что расстались с гильд-картами.

Если бы им довелось выжить, то они бы могли забрать карты позже. Среди авантюристов это был достаточно известный способ передать послание о собственной смерти.

И конечно же, они не могли не постараться сделать все, чтобы их любимая дочь выжила. Поэтому судьба Фран была доверена Мурсани.

Увы, уберечь ее торговцу не удалось. Атаки иммунных демонов обрушились на деревню раньше прогнозированного срока, и он не сумел забрать Фран из тайного убежища.

Между своей жизнью и жизнью Фран, Мурсани выбрал свою.

— Но не стоит его ненавидеть, пожалуйста. Этот мужчина отнюдь не воин, и уже немало рисковал, доставляя помощь в деревню.

— Угу, я понимаю, у него не было выбора.

Я тоже считаю, что для подобного человека просто неразумно так рисковать. От торговца в бою не много пользы. Ему бы никак не удалось пробить ряды иммунных демонов, дабы спасти Фран.

Впрочем, на этом континенте, наверняка, даже торговцы до определенной степени умеют сражаться.

Отступив до Нокты, Мурсани передал обе гильд-карты на хранение в гильдию, а спустя месяц встретился с Надей.

— Письмо, значит…

— Аманде?

— Вероятно.

— Аманда? Верно, как раз она и была адресатом того самого письма от Кинана и Фрамеи.

— Это приемная мать, вырастившая родителей Фран. Кроме того, она обустроила их могилы.

— Так вот как они появились! Даже интересно, когда ей это удалось. Мурсани сказал, что это не он, так что этот вопрос меня все это время интересовал.

Вероятно, Аманда устремилась на Гордисию сразу после получения письма, и даже не успела пересечься с Надей.

— Верно. Аманда сказала, что положила в могилы личные вещи покойных…

— Угу. Я здесь, чтобы забрать их.

— Вот как. В таком случае, я должна присутствовать. В конце концов, это мой долг как смотрительницы кладбища.

Надя оказалась не так уж против идеи вскрыть могилы. Что ж, в этом мире отношение к мертвым иное, от них зачастую не остается мертвых тел, и считается, что их души уже отправились в путешествие к царству Богов. Такого церемониального отношения к могилам, как на Земле, здесь нет.

— Ну что, давай, пойдем.

— Угу!