Глава 816. Принцесса песни

То подразделение войска, что, как мы думали, представляло собой главные силы командира, состояло из краснорогих рыцарей и чёрных иммунных демонов. Уровень угрозы краснорогих рыцарей можно оценить в «C». Чёрных демонов — чуть ниже «D».

И их было несколько тысяч.

С таким войском можно было бы привести в опустошение небольшую страну.

Причём демоны, судя по всему, до сих пор не начали биться действительно всерьёз.

— Грррруу!..

— Грааааааа!

Сотрясая землю своим рыком, появились похожие на драконов иммунные демоны, целиком окрашенные в красный. Вероятно, это «Саблезубые» — высокоранговые иммунные демоны, имитирующие различных зверей.

Данный подвид напоминал бескрылых сухопутных драконов, но их тела были куда более худыми и изящными. Казалось, будто сухопутного дракона одарили всеми достоинствами семейства кошачьих.

Что редко для иммунных демонов, эмоции существ было легко прочесть внешне — выражение их морд источало ярость. Или же, стараясь подражать дракону, этот подвид заодно и скопировал способность демонстрировать эмоции? Как бы то ни было, внешний вид существ впечатлял.

При длине тела примерно в 3 метра, их нельзя было назвать крупными зверями по меркам этого мира, но их ауру присутствия было легко спутать с аурой настоящих драконов.

«Саблезубые» действовал почти независимо от основной армии. На ранних стадиях сражения они скрывались среди низших демонов. Вероятно, причина такого поведения заключалась в том, что при таком плотном построении им было трудно координировать действия, учитывая что прочие иммунные демоны обладали гуманоидным обликом.

На самом деле, саблезубые чаще появляются группами, состоящими из небольшого числа представителей одного подвида.

Когда красные драконы выбрались на передовую, окружающие их иммунные демоны слегка разошлись в стороны, набрав дистанцию. Их поток огибал драконов, будто освобождая им место.

Фран со штурмовым отрядом приготовились взять на себя драконов, в то время как остальными иммунными демонами займётся арьергард.

Враг явно специально отказался пользоваться преимуществом в численности. Для этого должны быть веские причины…

— Граааааа!

— Они ещё быстрее, чем краснорогие рыцари!

Даже на фоне общей численность войск демонов, саблезубые выделялись своей силой.

Всего этих небольших драконов было 5. Они сосредоточили свои силы на нашем авангарде.

Скорость одного из красных зверей была настолько высока, что его едва было возможно засечь, а Фран успела отбиться от него мечом только в самый последний момент. Тем не менее, ущерба она зверю не нанесла.

Всю мощь нашего с Фран удара в полную силу дракон принял на свой клык. Могло показаться, что его отбросило от силы удара, но на самом деле он отскочил самостоятельно.

Теперь я заметил, что облик каждого из саблезубых слегка отличался. Вероятно, отличались и их способности. Вполне может быть, что далеко не все их них приспособлены исключительно к ближнему бою. Каждый из драконов, очевидно, был «уникальной особью».

— Фран, бери на себя одного!

— Во имя чести драконидов, я не проиграю имитации дракона!

— Одна только мысль о том, что я, медведь, сражу дракона, заставляет меня трепетать от предвкушения!

— Мы вам покажем, что мы, рыцари не только превосходно защищаемся, но и в атаке не уступим!

Оставшихся четырёх красных драконов взяли на себя наши товарищи. Если выбирать чисто по силе, то на них хватило бы предводительницы драконидов да Колберта, но…

Они послушно взяли за других демонов. В сражении против «саблезубых» на первое место выходил вопрос чести. И им следовало уступить.

Остальные члены сотни занялись демонами, пытающимися обогнуть нас справа и слева. Даже эти враги были отнюдь не слабыми. В конце концов, это те самые краснорогие и чёрные демоны, что совсем недавно доставили проблем штурмовому отряду во главе с Фран.

— Фран, Хильт, сосредоточьтесь на красных драконах, а этих мы можем взять на себя!

— Положитесь на нас!  — С уверенностью вторил словам Колберта Козон. Они понимали, что если продемонстрировать слабость в такой ситуации, то это скажется очень негативным образом на морали всех остальных союзников.

— Ребята, сейчас я выложусь на полную. Могу ли я попросить вас… Не двигаться?

— Я только за, если вы встанете поближе ко мне. Когда я берусь за пение всерьёз, то сама не могу двигаться.

— Уон!

— Господин волк, рассчитываю на вашу защиту.

Учитывая обстоятельства, иного выбора не было, кроме как оставить Уруши защищать Софи. Тем не менее, и Софи, и Царта чётко дали понять, что до сих пор сдерживались.

Значит, они готовы показать нечто ещё более впечатляющее. Мне даже слегка страшно.

Софи, тем временем, принялась за песню.

— «Мана-аккорд — Похороны отважного воина».

Голос Софи вновь раздался на поле боя.

Эта песня была ещё более печальной и лиричной, чем предыдущая. Один только звук её голоса заставлял моё несуществующее сердце сжиматься.

Чувство тоски по родной земле и погибшим друзьям. Мощное чувство запустения, одиночества. Горе, позабыть о котором поможет только алкоголь.

Как и следовало из названия, песня была про похороны. Эта песня вопрошала героев далёкого прошлого снизойти с небес, и даровать свою силу нашей сотне. В общем, нечто в таком духе.

И эффект песни был совершенно изумительным. Хотя предыдущая песня уже поражала воображение, эта являла собой ещё более невероятное чудо.

Очень скоро тоска, сдавливающая моё сердце, исчезла, и её место заняло спокойствие и уверенность в победе. Совершенно верно, эта песня действовала даже на меня, что было практически немыслимо.

— Раны… Они затягиваются!..

(Не только. Магическая энергия тоже потихоньку восстанавливается.)

Все характеристики союзников выросли, жизненная и магическая энергия начали регенерировать, использовать заклинания и навыки стало проще, а мораль взлетела до небес, позволяя лучше сосредоточиться на битве.

И это всё вдобавок к эффектам, оставшимся от последней песни.

Ну, всё равно поздно. Я бы даже сказал, что даже странно было бы, если после такого мощного баффа не возникло никаких негативных эффектов.

— Хаааааа!

— Гаррррооооо!

Сейчас у нас нет времени беспокоиться о том, что нас ждёт после битвы.

— Зарубим этого гада!

(Да, давай!)

Вероятно, это тоже эффект песни Софи. Я чувствовал, что сейчас не проиграю ни одному врагу, как бы силён он не был.