Глава 843. Гаазол

Покинув пивную, мы повернули обратно.

(Фран, Уруши.)

— !..

— Оуф~

От моего голоса Фран и Уруши практически одновременно вздрогнули. Фран боязливо обернулась, и посмотрела на меня, уже вернувшегося в форму меча и висящего у неё за спиной. В её глазах мелькала тень страха. С другой стороны, я чувствовал, что она сама признавала свою вину. Она знала, что слегка потеряла контроль над собой.

Глядя в её несчастные, как у брошенного котёнка, глаза, я понимал, что она как следует подумала над своим поведением.

(…Это вражеская территория. Нам надо быть осторожными.)

— Угу.

— Ууф.

Сию же секунду кивнули мои оба подопечных. Что ж, теперь я могу быть более-менее уверенным, что, если ситуация не слишком тяжела, Фран будет в состоянии держать себя в руках.

(Я вижу, ты уже поняла свою ошибку, но наказание есть наказание. Не больше одной порции карри за день, ясно?)

— Угу. Наказание необходимо.

— Ууф.

Не найдя ничего в своё оправдание, Фран послушно кивнула… А мне оставалось только дивиться тому, насколько она стала лучше в саморефлексии.

(Как бы то ни было… Мн!)

— М?!

— Грр!

Не успели мы обсудить план дальнейших действий, как нам пришлось готовиться к сражению. Из глубины тёмного переулка до нас донеслась острая враждебная аура. Как не посмотри, но мы были её целью.

{Что будем делать?}

(Сперва поймём, кто наш враг. В случае чего сбежим при помощи телепортации.)

{Хорошо.}

До источника враждебной ауры оставалось 10 секунд ходьбы.

Во тьме проявился силуэт драконида — даже ещё более крупного телосложения, чем обычно.

Обычно дракониды напоминали высоких людей с отдельными драконьими чертами внешности: головы увенчивали рога, а под глазами и на руках росла чешуя, но не более того. Драконид же, что стоял перед нами, больше напоминал самого настоящего прямоходящего дракона.

Его голова была точь-в-точь драконьей, в облике отсутствовали любые человеческие черты. Как и голову, всё его тело покрывала чешуя, и не было видно ни единого пятнышка голой кожи.

Сзади, из-под его накидки высовывался длинный хвост, а ходил драконид босиком, лишь с поножами на ногах для дополнительной защиты. Вероятно, его чешуя предоставляла куда более крепкую защиту, чем любая обувь.

На поясе у него висел короткий меч, хотя таковым он выглядел только в контрасте с ростом драконида, составляющим почти три метра. Для среднестатистического человека это оружие сошло бы за длинный меч. Через плотно натянутую накидку просматривались очертания металлических доспехов.

Драконид, лягзая доспехами при ходьбе, осторожно приблизился к нам, и остановился почти вплотную перед Фран.

— …Кто вы?

— …

Не торопясь отвечать приготовившейся защищаться Фран, драконид глядел на неё сверху вниз. Именно его взгляд был источником той самой сильной враждебной ауры.

Судя по оценке, драконид был весьма хорошим бойцом. Звали его Гаазол. Мужчина. Раса обозначена как «Драконид ветра».

Священное искусство меча: Ур.4, Священная техника меча: Ур.3. Техника единоборства и магия ветра так же довольно высокого уровня. Среди профессиональных навыков так же значилось «Воплощение дракона ветра».

Однако, что больше всего привлекало моё внимание — это защитные навыки и навыки, поднимающие физическую силу.

Вдобавок к «Непреклонности», «Стальным мускулам», «Дыхательной технике укрепления», «Повышению физической силы», «Неотступности» и «Невосприимчивости к боли» он обладал «Ускоренной регенерацией» и «Вытягиванием жизни». Все они ещё и обладали высоким уровнем.

Могу представить, что благодаря профессиональному навыку «Чешуя дракона», их эффективность увеличивалась ещё больше. Этот навык, судя по всему, позволял связывать магическую энергию в чешуйках, обеспечивая драконида, по сути, вторым набором доспехов.

А ведь даже без него Гаазол одет в качественные доспехи из мана-стали. Из всех бойцов, что мы встречали на этом континенте, он, вне сомнений, обладал самой лучшей защитой.

(Это весьма крепкий противник, будь начеку.)

{Угу.}

Не говоря ни слова, мужчина потянулся к рукояти меча.

Фран, вслед за ним, так же потянулась за плечо, ко мне.

— Грабитель?

— … !

(Разговаривать бессмысленно!)

Драконид, не став повторять вопрос, без предупреждения нанёс рубящий удар.

Меч со страшной скоростью и точностью понёсся в сторону Фран. Ей удалось, сохраняя присутствие духа, парировать его, однако сию же секунду ей пришлось пригнуться.

В следующее мгновение над головой Фран пронеслась, рассекая воздух, огромная нога драконида. Этот боец пользовался ударами ногами не хуже, чем мечом.

Впрочем, Фран без проблем предвосхищала каждое его движение.

Взглянув на это столкновение поверхностно, можно было бы предположить, что он выбрал этот малопопулярный переулок, намереваясь убивать прохожих исподтишка. Однако, как не посмотри, но это место не выглядело подходящим полем боя для воина такого типа.

С подобными ему характеристиками, куда выгоднее было бы сражаться в месте с большим пространством для манёвра. Я бы даже сказал, драться в таком узком переулке ему было только во вред. Как следствие, его атаки не отличались разнообразием.

Для Фран же, с другой стороны, даже здесь вполне хватало места.

— Тц!..

— Граа!

Уклонившись от пинка Гаазола, Фран подняла меня, и лёгким взмахом порезала сухожилия на его ноге. Конечно, Фран рассчитывала отрезать ногу напрочь, но защита нашего противника была запредельно высока.

Драконья чешуя, напитанная магической энергией, была прочнее стали.

Так что Фран заранее продумала варианты развития событий. Именно поэтому её решением было целиться в ахиллово сухожилие, дабы ранение хотя бы потенциально имело шанс снизить мобильность противника.

Вслед за этим Фран резко подпрыгнула из положения пригнувшись, и, сделав два отскока от левой и правой стены переулка, взлетела над головой драконида.

Разумеется, реакции Гаазола хватало, чтобы на это среагировать. Драконид ответил весьма неслабым ударом кулаком, но при помощи телекинеза я отклонил его в сторону.

В спешке драконид попытался перекатиться назад, но рана на ноге и собственный огромный рост помешали ему, замедлив движения.

Вероятно, у него и впрямь было мало опыта сражений в городской среде. В противоположность богатырской силе, его движения были грубыми и неотточенными. Вероятно, долгое время он занимался лишь охотой на иммунных демонов за пределами города.

К тому же, атаки этого мужчины отчего-то были лишены намерения убить. Казалось, что его целью было только ранить Фран, но никак не убить. Быть может, в целях предостережения.

Это, впрочем, не значило, что Фран стоило его жалеть.

— Хаааааа!

— Грраа!

Как бы не была крепка его чешуя, но после прямого попадания атакой аэро-иайдо невредимой она не могла остаться. Правая нога Гаазола оказалась отрублена на уровне колена, и, упав наземь, великан более не поднялся.

— Мою ногу!.. Да чёрная кошка?!..

Оттого, как Гаазол округлил глаза, я бы даже не сказал, что он был в ярости — скорее он выглядел удивлённым. Впрочем, на драконьей морде было сложно угадать эмоции. Фран направила остриё меча на шокированного драконида.

— Итак, кто ты такой? Зачем на меня напал?

— …Дерьмо. Откуда общество зверолюдей взяло себе в помощь такого воина…

Глава 844: Обознавшийся драконид

— …Дерьмо. Откуда общество зверолюдей взяло себе в помощь такого воина…  — С досадой пробормотал драконид, когда Фран направила на него остриё меча.

«Общество зверолюдей», он сказал? Знать бы, с кем он спутал Фран…

(Он, случаем, не член «Общества короля драконов»?)

— Ты из Общества короля драконов?

— …

Молчит, значит? Впрочем, неудивительно, этот драконид в принципе, похоже, не из разговорчивых… Надо бы извлечь из него информацию.

— Почему ты решил, что я работаю на Общество зверолюдей?

— …?

— Я с обществом зверолюдей вообще не вожусь.

— Т, ты лжёшь!

— Не лгу. Итак, ты из Общества короля драконов?

— …

Хмм, надо бы ему развязать язык. В его случае, правда, грубые методы допроса будут не очень эффективны, из-за «Невосприимчивости к боли».

Его кровоточащие раны уже зажили, так что не похоже, чтобы он в принципе боялся ранений.

Пока я размышлял на счёт способа заставить драконида говорить, Фран, не дожидаясь меня, решила воспользоваться угрозами.

Приставив моё остриё к голове Гаазола, она выпустила наружу всю свою таящуюся кровожадность.

— …Если ты не заговоришь по-хорошему, то я покажу тебе, что такое боль.

— Хм.

Даже захлёстнутый несдерживаемой волной кровожадности, Гаазол сохранял невозмутимый вид. Всей ярости Фран не хватало, чтобы поколебать его дух. Меньшего я и не ожидал.

Однако после следующих же слов, произнесённых из уст Фран, его выражение лица резко переменилось.

— Сперва рога. Затем хвост. А чтобы не отросли, я покалечу как следует.

— … !

Это та угроза, что годится только против драконидов и зверолюдей. Для обоих этих рас хвосты, рога, и прочие характерные черты являются большими предметами гордости.

Представители этих народов могут быть готовы потерять руку или ногу, но вытерпеть такой позор, как утрату хвоста или рогов мало кто в силах.

Один из синих котов, которых нам довелось встретить в прошлом, несколько десятков лет хранил ненависть по отношению к Киаре за то, что она лишила его хвоста.

А против персон вроде Гаазола, чьи характерные расовые черты наиболее сильно выражены, эта угроза ещё на порядок эффективнее.

— Потом отрежу тебе все когти и сдеру каждую чешуйку. Посмотрим, какой гладкий, лысый драконид из тебя выйдет.

— …

— Всё ещё не хочешь говорить? Тогда…

— Хорошо! Я отвечу!

Фран было достаточно лишь наставить моё остриё на основание одного из рогов, и решительно надавить. Лицо Гаазола от этого тут же лишилось былого хладнокровия, и он закричал.

Видимо, уловил, что Фран настроена серьёзно.

— До чего же жуткая ты, малая… К такому же обладателю хвоста — да так бессердечно.

— И это я слышу от подонка, режущего народ в подворотнях.

— …Гх. Не собираюсь это комментировать.

Корабль Гаазола пошёл ко дну. Огромный драконид в таком подавленном состоянии выглядел даже несколько комично. Сейчас его было даже как-то неудобно ненавидеть.

К тому же, даже имея враждебные намерения по отношению к Фран, Гаазол не хотел её убивать. Я и не чувствовал, собственно, в нём какого-то личного желания допытываться до Фран. Напротив — он будто бы в принципе был недоволен необходимостью нападать на ребёнка.

— Итак, откуда ты?

— …Меня зову Гаазол. Я член Общества короля драконов, воин…

— Значит, исподтишка обычно не нападаешь?

— …Как прикажут. Если передо мной поставят такую цель, то я подчиняюсь.

Несмотря на подавленное состояние, драконид никак не возражал Фран. Кроме того, он явно учился выражаться лаконично.

— Итак, зачем же ты на меня напал?

— Я получил распоряжение от старшины избить некоторых умелых воинов, содействующих Обществу зверолюдей, и выдворить их из города.

— Умелых воинов Общества зверолюдей?

— Да. Несколько членов Общества короля драконов уже были побеждены и схвачены ими.

Надо быть действительно не из робкого десятка, чтобы захватить в плен несколько драконидов из милитаризированной организации.

Теперь вполне ясно, почему он решил, что Фран причастна к этим инцидентам.

— Кто это был?

— Слышал, что это двое воинов-зверолюдей из кошачьих.

— Из кошачьих…

— Да. Мне доложили, что одна из них — хрупкая девочка, носящая на спине большой меч. Ты соответствуешь как по внешности, так и по силе.

Да, тут уж и впрямь неудивительно, что принял Фран за эту девочку.

Хрупкая девочка-зверочеловек из кошачьих. Так же носит меч за спиной, и явно сильна. Когда перечисляешь эти приметы одну за другой, каждая попадает в точку.

Насколько я помню, единственной попадающей под данное описание будет разве что Меа. Меа, правда, и так достаточно занята в Стране зверолюдей, здесь ей делать нечего.

— Я уже занимался поисками в этом районе, но один из моих подчинённых доложил, что видел здесь девочку, точно подходящую под описание. Так я и нашёл тебя.

— Те «помощники» общества… Они сильны?

— Да. За последние несколько дней более десяти драконидов были захвачены в плен обществом зверолюдей. Молодой глава понял, что допускать продолжение этого беспредела нельзя, и поручил мне разобраться с этим.

— …Почему ты решил меня не убивать?

— Мне сказали, что они временные помощники, а не официальные члены организации. Они не приносили обществу зверолюдей никаких клятв, так что я решил, что они сбегут, как только серьёзно пострадают. Тем более я не выношу убийства детей.

— Вот как.

— И вот он, результат… Видимо, наказание мне за трусливое нападение на девочку из темноты. Хаааа…

Гаазол сопроводил эти слова вздохом сожаления. У него не было иного выбора, кроме как подчиниться начальству, и желания устраивать засады у него не было.

Но когда приходит приказ сделать грязную работу, ему приходится поступиться своими принципами о честном поединке. В общем, ситуация была в таком духе.

— Когда будешь в следующий раз поджидать кого-то за углом — удостоверься в том, что это и есть твоя цель.

— Да, если следующий раз будет…