Глава 858. Реальная сила Вангона и Гефа

Морда Вангона, и изначально напоминавшая собачью, после пробуждения формы «Красного волка» поросла густой шерстью, обретя еще более свирепый вид. Едва приняв эту форму «Человека-волка», он начал изо всей мочи втягивать воздух. 5, 10 секунд он вдыхал без остановки. Скоро его грудь настолько разбухла от количества втянутого воздуха, что я даже забеспокоился о том, как бы он не лопнул. А затем из пасти Вангона издался потрясающей громкости крик.

— ВОЛЧИЙ ВОООООЙ! УУУУОООООООООООООООООООООООООУУУУУУН!

Вой Вангона был столь оглушительным, что не только находящиеся рядом с ним товарищам-зверолюдям и драконидам, но и Фран пришлось прикрыть уши.

Однако звук в данном случае был лишь побочной частью этого навыка. Изюминкой же оказалась ударная волна, покатившаяся от зверочеловека вперед.

Впрочем, особой разрушительной силы в себе она не таила, таким наш барьер…

— Ветряная стена пропала.

— Да вы шутите!

Барьер не то, чтобы отклонить ударную волну — он даже не выдержал ее, одним махом потеряв половину общей прочности. Вероятно, ударная волна была в основном призвана донести до цели магическую энергию, что при столкновении с барьером, судя по всему, входила в диссонанс с заклинанием.

Практически одновременно с этим пропала и оставшаяся часть барьера.

— Пронзание скверны!

Это была атака Гефа. Окутав копье скверной, он нанес мощный укол по барьеру. Заклинание тут же дестабилизировалось, и барьер окончательно исчез.

Мне был хорошо знаком подобный феномен. Сьерра, орудуя мечом скверны Зельсридом, использовал подобные же техники с вливанием скверны, дабы деактивировать вражеские навыки или заклинания.

Техника Гефа, пусть и обладая меньшим масштабом, обладала очень похожим действием.

Войдя в раж после разрушения барьера, Вангон и Геф направили оружие друг на друга.

— Орруаааа!

— Дррааа!

Похоже, даже создав новый ветряной барьер остановить их не удастся. Фран также это понимала. Не ожидая дальнейших действий от меня, она спрыгнула с крыши.

Оттолкнувшись от воздуха, Фран с невероятность скоростью рванула вперед, оказавшись ровно между двумя соперниками.

— Довольно.

— Чего? Мелкая, ты кто?

— Что, защитница животных?

Оба бойца не могли сдержать удивления, когда Фран отразила атаки их обоих одним взмахом меча.

— А… Ты все-таки это сделала!

— Выбора не было, надо было их остановить.

— Что ж, вероятно, тут ты права.

Вангон и Геф ошарашенно уставились на Фран с обеих сторон. Мои мысли, тем временем, были заняты размышлениями о том, как не допустить резни. Однако…

— Тс…

— Дрянь…

Вангон и Геф практически одновременно отскочили назад.

— Эй, малявка, ты кто такая? Эй, чего ты чего удумал, чешуйчатый?

— Ааа? Хочешь сказать, что это не твоя сообщница?

— Ты о юной госпоже? Она не такая мелкая!

— Тогда откуда эта-то взялась?

Вангон в форме Красного волка, и Геф, покрывшийся крепкими чешуйками от «Воплощения дракона скверны» мгновенно прекратили сражение и начали переговариваться через Фран. Эй, ребята, вы разве не хотели только что убить друг друга?

Первым, кто опознал истинную личность Фран, оказался Вангон.

— Ты… Нет, погодите! Дохрена сильная малявка из черных кошек… Неужели Принцесса Черной Молнии?

— Нет.

— Аа? Чего-чего? Эй, так это ты та самая Принцесса Черной Молнии, о которой болтают?

— Молчу.

Фран помотала головой и прикрыла рот руками. Что, неужели решила, что если она сама не представится, то ее и никто не узнает?

— Принцесса Черной Молнии… Это ведь имя той авантюристки, которое в последнее время у всех на слуху? Серьезно, она?

— По любому!

Все-таки, вижу, успели подружиться!

Пускай уже было очевидно, что Фран раскрыли, но она продолжала упрямо мотать головой.

— Нет.

— Не лги! Эй! Ты ведь тоже зверочеловек, айда за нас! Прикончим их всех вместе!

Услышав слова Вангона, Геф явно заволновался. Что не удивительно, ведь, как и полагается талантливому бойцу, Геф не мог недооценивать силу Фран, так что понимал, какая опасность может грозить ему и его людям.

— Ах ты подлец! Эй, послушай, девчонка! Ассоциация зверолюдей ведь не имеет права тобой командовать, правильно? В таком случае просто иди своей дорогой! Я тебе даже за это приплачу! Видно, драконидам как народу претило пытаться переманить Фран на свою сторону.

— Я не стану помогать никому из вас.

— Оо? Ни нам, ни ящеркам, значит? Тогда что ж ты задумала?

Вангон прищурился и окатил Фран суровым взглядом. Геф также не спускал с нее глаз. Они явно подумали, что гильдия авантюристов решила встрять в их конфликт. Как бы нам не усугубить и без того тяжелую ситуацию…

— Фран, может уберемся отсюда, а?

— Все в порядке! Просто наблюдайте, Наставник.

Самоуверенно ответив мне, Фран обратилась к обеим сторонам конфликта.

— Сначала — прекращайте драться!

— Драться…

— Да не деремся мы!

— Вы беспокоите горожан. Драться нельзя!

Я почувствовал, как в воздухе повисла мрачная, опустошенная атмосфера.

Казалось, присутствующие невольно взглянули на конфликт более объективно, когда Фран, совсем еще ребенок, упрекнула их в драке. Дракониды и зверолюди слегка задались вопросом, сколь большую роль здесь играли их личные чувства гордыни.

— К чему была драка?

— Да не драка это! Нечего было этим чешуйчатым заходить на нашу территорию и все тут громить!

— Это вы первые потянули лапы в наши дела!

— Никуда мы не вмешивались!

— Дурака не валяй!

Пускай Геф и Вангон слегка начали успокаиваться, их кровь все еще кипела. В этот момент Фран, внезапно оторвавшись от разговора, резко повернулась на месте, и уставилась в одну точку.

— Наставник, вон там.

— Что там?

Как я не пытался вглядываться в том направлении, куда смотрела Фран — ничего уловить не удавалось. Однако Фран явно ощущала там нечто неладное.

Подобное происходило уже несколько раз с момента, когда мы прибыли в город.

— Чья-то кровожадная аура.

— Аа? Кровожадная аура?

Неужели это…

— Наставник!

— Все, понял!

Пускай чьего-то присутствия я и не почувствовал, но вот летящую в нашу сторону стрелу уже не мог упустить. Верно, откуда не возьмись, в нас полетела стрела.

Поймав эту стрелу на лету телекинезом, я притянул ее поближе. Это была та самая полая стрела.

— Это тот же стрелок, что и тогда!

— Угу!