Глава 862. Усмирение конфликта

Вернувшись на площадь, мы застали зверолюдей и драконидов смирно и тихо стоящими на прежних местах.

Вероятно, подавляющая волна Фран, а затем и таинственный взрыв оказали на них такое впечатление, что они даже не успели возобновить конфликт.

Толпа так и застыла в недоумении, пускай и держа в уме присутствие неприятелей. Особенно растерянными выглядели подчиненные. Не имея права разойтись восвояси без приказа лидеров, народ себе места не находил.

Желание сражаться у Вангона и Гефа, похоже, пропало.

— Молодая госпожа, господин! Неужели вы знакомы с Принцессой Черной Молнии?

— Да, именно так, Вангон.

— Угу.

— Я знал, ты Принцесса Черной Молнии!

Точно, Фран ведь затеяла игру в молчанку тогда! Неплохо, Вангон! Фран лихорадочно помотала головой, но уже было слишком поздно.

— Нет, никакой Принцессы Черной Молнии не знаю.

Вангон уставился на нее укоряющим взглядом. Видать, не ожидал, что Фран продолжит упираться.

— Но ведь молодая госпожа уже признала это, верно?

Фран молчала.

— Не надо на меня такими глазами смотреть… Прости, не хотел обидеть.

— Все, довольно, — пробормотала Фран, и негодующе поникла.

После всех этих усилий по сокрытию личности, ее все-таки раскрыли. Ей, должно быть, слегка досадно.

— Итак, у нас тут разговор наметился, так что что миритесь и успокаивайтесь… Хотя, вы, похоже, уже.

— Да я вообще уже не понимаю, что происходит!

Вангон, признавал не только старшинство Меи в той же степени, что и старшинство Фран. Иерархия зверолюдей отличается строгой дисциплиной, так что после приказа Меи никакой драке уж точно не бывать.

Пока Мея занималась разъяснением ситуации сородичам, Фран обратилась к Гефу. Я предполагал, что отношение к Фран у него как к прочим зверолюдям, но Геф не выказал особой подозрительности. И пускай другие дракониды насторожились, сам лидер, напротив, улыбнулся.

— Знаешь, а это было круто!

— М?

— Ну, эта твоя аура! Ух, давненько меня так ничего не пронимало! Будь ты драконидкой — я бы в тебя влюбился!

Похоже, продемонстрированная сила Фран тронула его до глубины души. Геф выглядел так, будто готов стать ей братом названным, причем младшим.

Причем, еще и его это замечание про «Будь ты драконидкой — я бы в тебя влюбился»… Лоликонщик что… Хотя, может он не имел в виду именно это самое? Ну, я надеюсь.

— Больше не деритесь.

— Да хорошо, ладно. Однако пойми, мы потеряли товарища. О том, чтобы отступить просто так, и речи быть не может.

Похоже, Геф лично был бы рад и послушаться Фран. В первую очередь, конечно, потому что он знал, что в открытом столкновении против нее поляжет множество его людей. Однако и у бандитов есть собственные понятия о чести, так что в присутствии подчиненных он не мог продемонстрировать беспринципность.

— Ты о Гаазоле?

— Знаешь его?

— Угу. Однако не думаю, что преступниками являются кто-то из ассоциации зверолюдей. Сейчас я объясню. Для начала…

— Ясно.

Под заинтересованными взглядами двух групп бандитов, Фран и Мея начали разъяснять ситуацию Вангону и Гефу. У Фран очень кстати имелись… «Вещественные доказательства».

Увидев их, бандиты изумленно зашумели. Доказательством была оставшаяся нижняя часть тела Нумераэ. От такого зрелища некоторые из присутствующих прикрыли рты руками, унимая рвотные позывы.

На удивление чувствительные господа, однако. Впрочем, жители этого города сражаются в основном с иммунными демонами, так что, могу предположить, они не очень привычны к виду крови.

— Ну и жуткую же ты штуку с собой притащила. Кто это такой?

— Преступник, выстреливший в меня из лука.

— Ооо? Значит, стрелял все-таки не драконид?

— Угу. Чтобы поссорить зверолюдей и драконидов, он использовал такие стрелы.

Вангон и Геф внимательно взглянули на стрелу, которую вслед за трупом достала Фран. Похоже, это было для них достаточно убедительным доказательством того, что конфликт разжигала третья сторона.

— Значит, скопировали стрелу Миранрель, дабы навесить вину на нас?

— Кто этот засранец и на кого работает?

— Зовут его Нумераэ. Это все, что известно.

— Он умер на наших глазах до того, как мы его успели как следует допросить.

Следом Мея и Фран описали, как именно это произошло. Ну, рассказывать тут было немного. Он признался, что стрелял, а после этого подорвался на некоем магическом устройстве.

— Получается, кто-то где-то заинтересован в том, чтобы наш с ассоциацией короля драконов конфликт разгорался дальше? Кто-то, кому служил обладатель этих ног?

— Угу.

— Поверить сложно, но не вижу причин, по которым вы бы могли врать.

— Эй, не врем мы!

— Что ж, значит вот как обстоят дела?

Геф посмотрел на Мею с некоторым подозрением. Вероятно, это потому, что несмотря на скрытое лицо, она вела себя на редкость заносчиво. Тем не менее, спрашивать напрямую о ее личности он не стал, в силу одного из неписанных правил этого города.

Тех, кто любыми судьбами оказывается в нелегальном городе, как правило лучше не спрашивать об их прошлом.

— Думаю, они же и похитили Гаазола.

— Вот как. Однако как ты-то с ним познакомилась?

— Я с ним сражалась.

— Аааа?

Фран вкратце поведала о том, как Гаазол напал на нее в переулке. О том, как она отбилась от него. Как он удивился тому, что она залечила его рану. О том, что, вполне возможно, его могли похитить после того, как она оставила его в том переулке.

Говоря об этом, Фран поморщилась. Действительно, была вероятность, что после того, как мы связали и оставили драконида лежать, его могли без всякого сопротивления с его стороны уволочь прочь.

Когда Фран закончила говорить, на лице Гефа возникла гневная гримаса. Однако гнев его был направлен отнюдь не на Фран.

— Так что же, Гаазолом воспользовались, чтобы укокошить кого-то исподтишка? Что вообще у руководства в головах творится? Это же очевидно, что он для такой работы не годится!

Зол он оказался на руководителей, пославших его товарища на неподходящую миссию.

— Если ты думаешь, что здесь есть часть твоей вини, не стоит. Это на все сто процентов наша вина.

— Угу.

Разумеется, было очевидно, что в нападении Гаазола на нас был виноват он сам, однако, невозможно было слегка не почувствовать вину оттого, что это происшествие могло послужить одной из причин усиления конфликта между драконидами и зверолюдьми.

— Как бы то ни было, ничто меня не злит больше того, что мы плясали под чью-то дудку. Мы сейчас же разойдемся. Нам предстоит найти тех, кто приложил к этому руку. Заодно, пожалуй, стоит задать несколько вопросов нашим верхам.

Уф, какое счастье. Кое-как, но нам удалось заставить бандитов разойтись. Однако сдается мне, что в стане ассоциации короля драконов назревает конфликт.