Глава 917. Софи (часть 1) (Сторонняя история)

Верхом на резвом Уруши я неслась через Сендию. Обладая невероятно сильными ногами, этот волк был способен взлетать вверх по отвесным стенам, срезая таким образом значительные отрезки пути. Увы, финальный результат всей этой спешки выходил неудовлетворительным.

Первым делом мы направлялись, конечно же, к башне. Я планировала призвать тамошних стражников на защиту восточных ворот, однако большинство из них уже направилось оборонять каждые ворота. Более того, Селии-дотт нигде не было видно.

Командующий вместо нее капитан стражи, увидев меня, сразу нахмурился. Его взгляд явно намекал на то, что он воспринимал меня как помеху. Несмотря на все мои просьбы, он так и не соизволил выделить своих людей для обороны. Что же он собрался, защищать эту башню? Говорит, что не доверяет остальным силами? Как можно говорить подобное, когда город стоит на грани гибели?

Те стражники, которые еще остались в башне, ответили мне, что без приказа капитана с места не сдвинутся. Вероятно, здесь остались исключительно лояльные ему люди.

По большей части они занимались спасением различных богатств палаты. Деньги, драгоценности, редкие снадобья — все это складывалось в мешки-инвентари и уносилось в неизвестном направлении. Пытаться спасти деньги во время такой критической ситуации? Как же это глупо. Более я не могла полагаться на силы башни. Единственное утешение — пациентов здесь почти не было. Вероятно, Селия-дотт все-таки приказала их эвакуировать.

Бросив попытки найти подмогу в башне, я направилась в другое место. Организацией обороны в ассоциациях зверолюдей и короля драконов должны были уже заняться госпожа Мея и Белмерия. В таком случае, остается гильдия авантюристов. По крайней мере, я так думала…

На деле же людей у гильдии почти не осталось. Видимо, многие из авантюристов уже заняли позиции у ворот.

Более того, по их словам, учитывая масштабы наступления, возможности убавлять силы на ближних рубежах возможности у них нет. Оставшиеся в гильдии сказали, что не могут позволить еще уменьшить число защитников.

Только вот какое значение будут иметь организации, если весь город окажется разрушен… Неужели и здесь не найдется помощи? Когда я вновь вопросила о бойцах на подмогу, на меня с грозным видом вышел некий «заместитель». Похоже, он между делом разработал план побега из города. Тем авантюристам, что остались, видимо, предполагалось стать его охраной.

Какой позор, думать о побеге в такой момент… Значит, и на гильдию авантюристов я не могу полагаться. В таком случае я могу рассчитывать лишь на помощь мелких организаций.

— Святая Дева. Простите, но это невозможно. У нас каждый кадр считанный.

— Я понимаю, как вам тяжело! Однако город находится в огромной опасности!

— Мы уже направили достаточно своих.

— Но сейчас невозможно справиться обычными силами! Даже те малые силы, что у вас остались уже станут огромным подспорьем!

— Нет, охрану здесь мы ослаблять не будем. Подчинимся только если остальные организации пообещают оторвать от себя кусок.

Судя по всему, мелкие организации друг другу не доверяют, и страшно опасаются мародеров. Куда бы я не шла, везде мне отвечали одинаково. В некоторых местах даже требовали оплату на входе. Ни одна организация не хотела сокращать численность своих сил больше, чем было оговорено. Мало того, многие еще и готовились к побегу. Чудом мне удалось выпросить у некоторых помощь, но этого все равно было мало. В конечном итоге, ходить по мелким организациям оказалось не результативно. Я не могла тратить время впустую.

— Почему? Почему никто не хочет защищать свой город?

— Уон.

— Что, утешаешь меня?

— Кхун.

Уруши облизнул мою щеку. Наверное, понял по моему сердцебиению, что это меня успокаивало. К тому же ему не терпелось поскорее вернуться к своей хозяйке, Фран. Я не могла позволить неудачам остановить меня.

Однако в этот момент ситуация резко ухудшилась. Пока я не знала почему, но со стороны восточных ворот раздался страшный взрыв, после чего стена посыпалась. Боже, Фран с друзьями в порядке? Хотя, даже если в порядке, теперь защитить город от вторжения демонов они не смогут.

— Уон!

— Да, верно. Нельзя сдаваться.

Я обязана найти подмогу. С новой решимостью я вновь отправилась по организациям, но мне все еще не удалось найти подкрепление.

Казалось, увидев разрушение стены, все были уже готовы бежать. Были даже те, кто высмеивал мои призывы сражаться.

— Какие они все жалкие!

Покидая очередное здание, я невольно проронила слезу. Все мне казалось жалким — и мое собственное бессилие, и члены организаций, всегда такие важные, но сейчас бегущие поджав хвосты, и сам факт того, что опереться не на кого.

— Эм, госпожа Святая Дева? Вы в порядке?

— Э?

До меня донесся голос одного из мужчин неподалеку. Наверное, это простые горожане. На плечах они несли большие мешки.

Видимо, собирались бежать из города. От этого по моей щеке прокатилась еще одна слеза. «Даже местные жители готовы сдаться», я подумала. Жители города, ради которого Фран сейчас рискует жизнью.

Затем я увидела мужчин, несущих на плечах копья. Для любого местного жителя обладание оружием само собой разумелось. В таком городе нередко требовалось защищаться от преступников. Сколь бы не была крепка договоренность бандитов не поднимать руку на простых горожан, всегда находились те, кто эту договоренность нарушал. К тому же многие из них наследовали оружие от своих родителей.

Я невольно задалась вопросом: «Уж не собрались ли они воевать? Владеющие оружием могли бы взять на себя хотя бы низших иммунных демонов…»

Я быстро посчитала такую мысль абсурдной. Должно быть, это просто мои пустые мечты. Однако догнав их, я все-таки невольно задала вопрос:

— Есть ли среди вас кто-то, готовый защищать город?

— Э? Ааа?

— Потому что если так пойдет дальше, то наш дом будет разрушен. Почему бы нам не встать на защиту вместе?

— Э? Нет, нет, нет, это невозможно!

— Точно, у нас и опыта боевого опыта никакого нет!

— Я прошу вас!

— Нет же, не справимся!

— Вот-вот!

— Все до одного полягут, если рискнут драться!

Разумеется, как я их не упрашивала, от мужчин летели сплошные отговорки. Естественно. В конце концов, у них не было ни силы, ни готовности сражаться.

— Пускай сражаются те, кто желает! Нам никто сражаться не приказывал! Как-нибудь сами справляйтесь!

— Вот! Это ведь их работа! Сами знают, на какой риск идут!

— Нечего к нам с таким снисхождением обращаться!

И вот ради таких людей… Ради спасения таких людей, Фран и остальные сейчас…

Отчаяние. Это все, что я могу сказать. Бесполезно, этот город не уцелеет. По меньшей мере, я должна прийти на помощь Фран с друзьями, и помочь им спастись. Однако в этот момент случилось кое-что неожиданное.

— Ты хоть думаешь, что говоришь, а? Благоверный мой!

— Бгха! Дорогая!

— Ох, как можно пользоваться такими позорными отговорками при Святой деве? Ты ведь слышал про стражников? Тебя всегда защищали, а теперь ты говоришь такое!

— Но ведь…

— Молчи! Собрался бежать, оставив нас одних, правильно? Подонок!

— Гпфо!

Эмм, эта тетя что, жена того мужчины? Не успев завязать перепалку, мужчина словил от женщины смачную оплеуху. Похоже, жены других мужчин также оказались здесь, так что без тумаков не остался ни один. Лечить их синяки желания у меня, впрочем, не было.

— Эм, а вы кто?

— Просим прощения, госпожа Святая Дева! Меня зовут Анна, я председательница женского кружка третьего района!

— Мэри, председательница женского кружка второго торгового квартала.

— Я Васса, женский кружок пятого района!

Женщины кланялись мне одна за другой. За их спинами я слышала множество людей, бегущих сюда. По звуку шагов я могла насчитать несколько тысяч. На моих глазах главная улица заполнялась людьми, чьи лица сияли отвагой. Каждый держал в руках оружие на свой вкус.

— Забудьте, что говорили эти эгоистичные дуралеи.

— Поверьте, они здесь не большинство!

— Да, верно. Я думала, что он просто бестолковый, а оказывается еще и подонок… Как вернемся домой — развожусь!

— И я! Да знаете что, берите его, и пускай теперь на передовой марширует!

Выручили, ничего не скажешь.

— Для нас всех этого город словно родной! Что же вы решили, что можете оставить других сражаться, а сами сбежите? Если случилась беда — то сражаться должны все!

— Совершенно верно! И мы все разделяем эти чувства! Не думайте, что мы бросим тех, кто сражается за нас!

— Мы пойдем с вами, госпожа Святая Дева! Ваши друзья ведь уже хорошо постарались, верно? Давайте им поможем!

— Да… Да!