Глава 515. Памятный день

В традиционном медиапространстве Гонконга HongKongTV и AsiaTV, несомненно, являлись заклятыми врагами.

Начало вражды между двумя гегемонами телеиндустрии можно было наблюдать ещё несколько десятилетий назад. По конфликтам, которые произошли за всё время, можно было бы снять целый сериал на несколько сотен серий. Их соперничество творило историю на телевидении Гонконга.

Вполне естественно, что среди приглашённых гостей на музыкальной сходке Колокольня были люди из HongKongTV и AsiaTV. И музыкальный директор Лю Ханьян с канала “Искусство” на AsiaTV, и исполнительный продюсер Ли Мин’юань с канала “Музыка” на HongKongTV могли считаться частью музыкального сообщества Гонконга.

На должностях, что имелись у этих людей, сидели далеко не дураки.

Всё началось с речи Лу Чэня, затем леди Цзинь внесла предложение, после чего выразил поддержку Лю Ганшэн. В итоге всё это переросло во всеобщий проект гонконгских музыкантов. Лю Ганшэн и Ли Мин’юань мигом учуяли благоприятную возможность.

Касательно эстрадных шоу, HongKongTV и AsiaTV являлись лучшими организаторами. Ежегодно рейтинги мисс Гонконг на HongKongTV и мисс Азия на AsiaTV составляли не меньше 20%.

Но то, что рейтинги двух крупных конкурсов красоты падали из года в год, было неоспоримым фактом. В прошлом году рейтинг полуфинала мисс Гонконг опустился до отметки в 20%. HongKongTV пришлось приложить много сил и потратить немало ресурсов, чтобы не была нарушена минимальная отметка.

Ситуация с мисс Азия тоже была не лучше.

А причина тому была очень проста. Из-за стремительно растущего влияния интернета традиционным средствам массовой информации становилось только хуже. Мисс Гонконг и мисс Азия проводились вот уже несколько десятилетий, но не привносили ничего свежего и оригинального. Зрителям начали надоедать эти конкурсы.

В такой ситуации главной задачей сотрудников программного отдела обоих телестанций было найти что-то новое.

«Новый голос Гонконга», бесспорно, мог стать отличным шоу.

У него была концепция, уже имелся некий капитал, более того, его поддерживал такой поп-король, как Лю Ганшэн…

Это шоу вряд ли провалится!

Кто бы согласился упустить такую возможность поживиться?

Лю Ханьян и Ли Мин’юань тотчас превратились в боевых петухов, готовых выклевать друг другу глаза.

Если лишиться такого перспективного шоу, будет очень стыдно потом оправдываться перед коллегами.

Напряжение между обоими людьми всё усиливалось.

Всё-таки у Лю Ганшэна был богатый опыт. Он с улыбкой сообщил: «Господа, вам пока не стоит спорить. Сейчас Новый голос Гонконга – это лишь предварительная идея. Будет лучше, если вы сначала разработаете свои проекты, а потом покажете нам. Чей проект больше понравится, того и выберем. Что вы на это скажете?»

Лю Ганшэн недаром находился на вершине гонконгского шоу-бизнеса. Он легко уладил спор между обоими людьми и установил новую планку для «Нового голоса Гонконга», тем самым ещё больше подтолкнул всех осуществить замысел.

HongKongTV и AsiaTV предложат свои проекты, а затем будет честно и разумно провести голосование за понравившийся проект.

Лю Ханьяну и Ли Мин’юаню нечего было сказать. Остальные гости одобрили предложение Лю Ганшэна.

Неизвестно, кто начал хлопать, но в баре снова раздались бурные аплодисменты, потому что все были свидетелями рождения грандиозного события в гонконгской поп-музыке, которое, возможно, изменит будущее музыкальной индустрии Гонконга.

Аплодисменты были посвящены Лу Чэню, Чэнь Фэйр, Лю Ганшэну и леди Цзинь.

Среди окруживших их людей были известные исполнители, почтенные представители деловых кругов и высокопоставленные лица из медиа.

Что же до Цзян Вэя, который без стеснения пообещал одолеть Лу Чэня, ему пришлось вместе с несколькими друзьями забиться в укромном месте.

По сравнению с Лю Ганшэном, их даже звёздами тяжело было назвать.

После того, как Лю Ганшэн выразил своё восхищение Лу Чэнем, прежние провокации Цзян Вэя казались смехотворными.

В это время наконец появился ведущий музыкальной сходки Го Хуайань. Он с улыбкой произнёс: «Дамы и господа, наши повара уже приготовили для вас особые деликатесы. Обсуждать дела, конечно, нужно, но и кушать тоже надо!»

Одной из традиций музыкальной сходки Колокольня был ужин, который обычно представлял из себя шведский стол. Приглашались известные гонконгские повара европейской кухни. Сегодня они преподнесли свои лучшие произведения.

Обстановка сразу стала непринуждённой. Все весело общались, дегустируя лакомства.

Лю Ганшэн обратился к Лу Чэню: «Давай сперва поедим, а потом вместе усядемся и поговорим, хорошо?»

Лу Чэнь улыбнулся: «Лучше и не придумать!»

Лю Ганшэн выглядел на 40 с лишним лет, его лицо производило сильное впечатление, было красивым и мужественным, но ещё больше оно говорило о зрелости и уверенности, которые приходят только с возрастом.

На самом деле этому гонконгскому поп-королю было 54 года.

В этой величайшей звезде Лу Чэнь видел тень Тань Хуна. Эти два человека во многих отношениях были очень похожи.

Они оба на своих территориях являлись самыми могущественными звёздами, оба имели так много наград, что уже не испытывали к ним никакого интереса. Только Тань Хун уже давно решил уйти на покой, в то время как Лю Ганшэн продолжал активную деятельность в мире музыки, кино и телевидения.

Но слава и деньги для этого гонконгского поп-короля уже ничего не значили. Он искренне хотел сделать что-то стоящее для гонконгской поп-музыки, желал спасти кантонские песни, которые в настоящее время находились на краю гибели.

В основном именно поэтому Лю Ганшэн восхищался Лу Чэнем. Первый разглядел во втором надежду на прекрасное будущее китайской поп-музыки.

А для Лу Чэня было просто какой-то сказкой встретиться и пообщаться со своим кумиром детства. Он о таком даже и мечтать не мог.

«Я очень надеюсь, что ты сможешь остаться в Гонконге…»

Этот гонконгский поп-король всерьёз сказал Лу Чэню: «И создашь ещё больше поразительных песен на кантонском. Если же не сможешь остаться, то все равно я бы попросил тебя написать ещё какие-нибудь кантонские произведения….Что-нибудь такое же хорошее, как Любовь всей жизни!»

Лу Чэнь кивнул, торжественно ответив: «Я обязательно постараюсь.»

На лице Лю Ганшэна показалась улыбка. Он дал Лу Чэню свою визитную карточку: «Будет какое дело, в любое время можешь обращаться ко мне.»

Лю Ганшэн крайне редко давал посторонним свою визитку, за исключением настоящих друзей.

Леди Цзинь сказала со смехом: «Я вас сфотографирую на память.»

Собравшийся уже уходить Лю Ганшэн охотно отозвался. Он не только с Лу Чэнем сфотографировался на память, но ещё и с Чэнь Фэйр, а потом и трое человек сделали много совместных фотографий.

После этого Чэнь Фэйр чрез мобильный телефон загрузила несколько фотографий в свой блог.

Фанатские сообщества Чэнь Фэйр и Лу Чэня моментально забурлили.

«Поп-король Лю!»

«Сразу два красавчика на фотографии, клёво!»

«А-а-а, неужели у Лю Ганшэна тоже камео в новом фильме? Обожаю его!»

«Мой Чэнь такой талантливый, наверняка поп-король Лю им восхищается!»

«Надеюсь на совместное сотрудничество моего Чэня, моей Фэйр и поп-короля Лю!»

«Совместное сотрудничество +1…»

Вне зависимости от реакции интернет-пользователей, музыкальная сходка Колокольня, несомненно, стала для Лу Чэня важным шагом по вступлению в гонконгский шоу-бизнес.

Спустя два дня полностью закончившая сниматься в «Китайской истории о призраках» Чэнь Фэйр покинула Гонконг.

Первый фильм Лу Чэня тоже уже был на финишной прямой.

29 декабря официально завершились съёмки «Китайской истории о призраках».