Глава 517. Момент славы (часть 2)

«Я планирую выиграть хотя бы в одной номинации.»

В 9 часов вечера сидело наибольшее количество пользователей в интернете, вдобавок многие ныне пользовались мобильным интернетом, поэтому онлайн на блог-платформе Волна, являвшейся крупнейшими социальными медиа страны, естественно, был очень высокий.

Отправив ответ, Лу Чэнь тут же привлёк внимание несметного числа фанатов.

Все те достижения, которых он добился к настоящему времени, всегда сопровождались поддержкой верных фанатов, а его дебют и получение известности были тесно связаны с интернетом.

В интернете у Лу Чэня было больше всего сторонников, среди которых находилось огромное и растущее изо дня в день Войско Лу. Стержень этой группы поддержки состоял из закоренелых фанатов, которые появились, когда Лу Чэнь только начал вести стримы.

Помнишь воду – помни об источнике. Обретя известность, Лу Чэнь не только не забыл про этих фанатов, но и, напротив, ещё больше придавал значение общению с ними.

Ранее, во время бессонных съёмок в Гонконге, Лу Чэнь также не забывал выкроить немного времени, чтобы поболтать в своём блоге с фанатами и обсудить с ними свою текущую рабочую обстановку.

Такое поведение повысило преданность фанатов Лу Чэня. Их идол вовсе не казался каким-то недостижимым и, скорее, походил на хорошего друга. Он, так сказать, был близок к простому народу.

На сообщение Лу Чэня фанаты откликнулись ещё более радушно. Мгновенно посыпался целый поток комментариев.

«В одной номинации? Старина, ты чересчур скромный!»

«Ты должен выиграть как минимум в трёх номинациях: лучший мужской исполнитель, лучший автор слов и лучший автор музыки!»

«А как же лучший альбом?»

«Лучший альбом отдайте моей Фэйр. Так или иначе, лучше пусть кто-то один из них победит, нежели кто-то посторонний.»

«Если мой Чэнь не выиграет в трёх и больше номинациях, я в прямом эфире съем клавиатуру, клянусь!»

«И я съем…»

Комментаторы проявляли любопытство, а некоторые сгущали краски, но в целом все выражали поддержку и уверенность в том, что Лу Чэнь одержит победу.

Это в значительной степени отражало нынешнюю популярность Лу Чэня. Хотя до этого он уехал в далёкий Гонконг и был занят съёмками фильма, однако его число подписчиков на блог-платформе безостановочно росло.

Всё больше людей влюблялись в песни Лу Чэня. Немало человек узнали о нём через рейтинговые сериалы «Осень в моём сердце» и «Полный дом», после чего слушали его композиции и в результате становились его фанатами.

Все поклонники его песен, естественно, надеялись на то, что Лу Чэнь добьётся успеха на премии [Лучшая оригинальная музыка мира на китайском языке].

Как-никак первое проведение такой музыкальной премии было очень значимо в мире китайской поп-музыки.

А Лу Чэню, конечно, было приятно осознавать, что у него столько добрых, радушных и милых фанатов. Стараясь ответить как можно большему количеству людей, он и забыл про время.

Когда он выключил планшет, то обнаружил, что Чэнь Фэйр уже крепко спала в его объятиях.

……

31 декабря, суббота, последний день 2016 года.

Продолжавшаяся уже долгое время пасмурная погода наконец закончилась. Столица встретила редкую для декабря солнечную погоду. Первый месяц зимы выдался ещё не слишком холодным. По улицам расхаживали прелестные девушки в красивых длинных платьях, которые от дуновения ветра приподнимались и демонстрировали длинные ножки. Повсюду чувствовалось очарование молодости.

Во второй половине дня движение на всех дорогах вокруг Национального центра исполнительских искусств было взято под контроль. В других, более отдалённых местах образовались сильные пробки. Министерство транспорта вынуждено было отправить рабочую силу, чтобы расчистить дороги.

Ещё не стемнело, а перед главным входом в Национальный центр исполнительских искусств уже поставили стену для автографов и расстелили стометровую красную ковровую дорожку, по бокам которой заранее караулило в ожидании начала церемонии несметное множество папарацци с фотоаппаратами в руках.

А позади папарацци столпились зеваки, бо́льшую часть которых составляла молодёжь. Многие держали в руках светящиеся таблички с именами или светящиеся палочки. Возбуждённые лица делали окружающую обстановку более тёплой.

Огромное количество охранников находились в напряжении, будто столкнулись с могучим врагом, поскольку они знали, что сегодня по красной дорожке пройдёт множество звёзд, здесь, можно сказать, соберутся первоклассные суперзвёзды со всего Китая, а фанаты при виде своих кумиров начнут сходить с ума, и вот тогда ситуацию будет нелегко держать под контролем.

К 5 часам вечера стена для автографов с обеих сторон осветилась прожекторами, на площади перед Национальном центром исполнительских искусств уже было сосредоточено максимальное число человек. К счастью, расположенные повсюду в большом количестве крупные экраны, где показывалась прямая трансляция с места событий, рассредоточили толпу, иначе неизвестно было бы, какая давка началась бы с обеих сторон красной дорожки.

В 6 часов из перекрытой зоны только выпускали пешеходов, но никого уже не запускали внутрь. Возле красной дорожки под пристальным вниманием публики припарковался первый чёрный автомобиль.

Дверь открылась, из машины вынырнул мужчина средних лет в костюме и встал на красную дорожку.

В одно мгновенье бесчисленное множество вспышек осветили его лицо и тело. Этот мужчина, очевидно, уже давно привык к подобному. Он по-прежнему с улыбкой на лице махал публике в знак приветствия.

«Юй Мин!»

Из толпы тотчас вырвались оглушительные крики.

Этим изящным мужчиной средних лет была почётная в материковых кругах поп-музыки личность Юй Мин. Он дебютировал в конце 80-х, а в начале 90-х сделал себе имя, почти за 30 лет выпустил больше десяти альбомов. Ему удалось покорить многочисленных слушателей народными и любовными песнями.

За его заслуги Юй Мину позволили первым принять участие в церемонии прохождения по красной дорожке на премии [Лучшая оригинальная музыка мира на китайском языке].

Наслаждаясь вспышками камер и приветственными возгласами фанатов, Юй Мин один бодро шагал по длинной красной дорожке.

После него по очереди появлялись материковые, гонконгские и тайваньские суперзвёзды, идолы и крупные шишки из мира музыки.

«Тань Хун!» «Ляо Цзя!» «Су Ин’ин!» «Лю Ганшэн!» «Ань Ань!»…

Известные имена одно за другим непрерывно звучали на площади перед Национальным центром исполнительских искусств, вспышки камер всё никак не угасали. Для китайских кругов поп-музыки наступил настоящий момент славы.

Лу Чэнь появился двенадцатым по счёту.

Хотя он уже не в первый раз проходил по красной дорожке, однако, когда он вышел из автомобиля и столкнулся с мощной волной возгласов и ослепительными освещением, его сердце дико заколотилось.

Сегодня вечером Национальный центр исполнительских искусств стал площадкой музыкального торжества. Но ведь эта площадка могла принадлежать и Лу Чэню?

Он сделал глубокий вдох и заметил, что неподалёку кто-то из толпы старательно поднимает светящиеся таблички с его именем.

«Лу Чэнь!» «Лу Чэнь!»

До этого уже прошло немало суперзвёзд, но они не затмили Лу Чэня. Невозможно было сосчитать, сколько фанатов выкрикивали из толпы его имя, а ещё целое полчище фотоаппаратов было нацелено на него.

Это был момент его славы!

Это чувство опьяняло.

Лу Чэнь, улыбаясь, развернулся назад и протянул руку в сторону автомобиля.

Он вовсе не собирался идти один по красной дорожке.

«Чэнь Фэйр!»