Глава 1121. Как ты можешь бояться собственную жену?

Гун Сюй не мог не сказать:

— Это просто бокал вина. Тебе все равно нужно спрашивать разрешение?

Е Ван Ван:

— Я должен вести себя так, потому что боюсь свою жену.

Гун Сюй был в шоке.

— …

— Ты взрослый человек. Как ты можешь бояться собственную жену?!!! — у Гун Сюя сердце обливалось от горя.

Сказав это, Гун Сюй почувствовал, что то, что сказал Е Бай, было не совсем правильным.

“Ах, “жена” брата Е, ведь мужчина…”

Е Ван Ван проигнорировала нытье Гун Сюя и отошла в более тихую зону, чтобы позвонить.

На телефонный звонок быстро ответили.

Е Ван Ван:

— Хэй, А-Цзю, А-Цзю.

В этот момент Си Е Хан сидел на диване, отвечая на звонок Е Ван Ван в маленьком доме Розы.

Тан Тан, который сидел рядом с ним, мог слышать, что звонила его мать. Он резко вскочил с места и пристально посмотрел на Си Е Хана.

Си Е Хан взглянул на маленького мальчика, затем включил громкую связь и сказал:

— Хм, разве вы не празднуете?

Когда Е Ван Ван услышала сексуальный, низкий мужской голос, исходящий из динамика, она поспешно ответила:

— Да, верно. Вот почему… есть кое-что, что я хотела спросить у тебя… Сегодня, могу я…

Си Е Хан:

— Ты не можешь пить.

Е Ван Ван даже не нужно было заканчивать предложение, чтобы Си Е Хан понял, о чем она думает, как будто он жил в ее голове.

— Э-эм… Совсем чуть-чуть! Разве не будет все нормально, если я выпью немного? Я так счастлива сегодня! Мы закончили снимать наш первый фильм! Это такой особый день, так почему бы не выпить вина? Банкет в честь окончания съемок без выпивки, это не праздник!

Даже если Гун Сюй ничего бы не сказал сегодня вечером, Е Ван Ван сама готовилась выпить.

Си Е Хан, у которого были строгие нравы, не колебался под мольбы Е Ван Ван и отвечал только одним словом:

— Нет.

Е Ван Ван не сдавалась.

— Правила для мертвых, но люди ведь живы! Разве ты не можешь нарушить правила хоть раз? Пожалуйста? А-Цзю… Дорогой… Малыш… Муженек?

Си Е Хан:

— …Ты уверена, что только немного?

Как только Е Ван Ван услышала это, она кивнула.

— Я уверена — правда уверена. Ты мне не доверяешь? Я ведь такая послушная!

Си Е Хан был полон сомнения.

— …

Е Ван Ван:

— Значит, все хорошо? Ты люблю тебя больше всех! Я люблю тебя больше всего на свете! Я действительно не буду пить слишком много!

После минуты молчания Си Е Хан наконец ответил:

— Знай, когда остановиться.

Значит, он согласен!

Е Ван Ван мгновенно засияла, как праздничная елка.

— Я знала, что ты лучший!

Тан Тан, который слушал весь разговор своих родителей, теперь смотрел на Си Е Хана с выражением неодобрения, как будто он говорил отцу, что у него нет принципов.

— Папочка, ты не держишь свое слово. Это не правильно. Пить вредно для организма, — строго произнес маленький мальчик.

Си Е Хан нахмурился и взглянул на маленького мальчика, прежде чем передать ему трубку.

— Ты можешь попробовать.

“Конечно, я попробую!”

Маленький мальчик раздраженно вздрогнул, когда взял телефон.

— Мамочка!

Когда Е Ван Ван услышала голос Тан Тана, она почувствовала, что не может быть еще счастливее.

— Тан Тан! Ты соскучился по мамочке?

— Да, Тан Тан соскучился по мамочке! — маленький мальчик честно ответил. Пока маленький мальчик слушал голос своей мамы, его суровое лицо постепенно становилось мягким и очаровательным.

— Ты ведь послушный? Малыш, пора спать, не задерживайся допоздна. Мамочка быстро закончит, и скоро будет дома!

— Хм, не волнуйся, мамочка. Тан Тан хорошо о себе позаботится.

— Малыш такой послушный. Мамочка любит тебя больше всего на свете! Мамочка собирается повесить трубку. Чмок.

— Хм, пока пока мамочка.

Закончив разговор с мамой, Тан Тан почувствовал удовлетворение, повесив трубку.

Хм, взрослый не придерживался своих принципов, а ребенок совершенно забыл убедить мамочку не пить…