Глава 1204. Настоящее искусство

Е Ван Ван старалась изо всех сил что-то вспомнить, но у нее ничего не получилось.

“Странно. У меня такая хорошая память, что нет причин, чтобы я не могла вспомнить, что произошло!”

Стараясь изо всех сил вспомнить что-то, она почувствовала, как что-то пронзает ее разум, и пронизывающая боль доносилась из глубины ее разума…

— Пора спать.

Ее тело было внезапно окутано теплыми объятиями, и очень утешительный голос Си Е Хана донесся до ее уха.

Боль рассеялась, как будто это была иллюзия.

Е Ван Ван кивнула и потерла уставшие глаза. Вероятно, она была под слишком большим давлением и слишком многое на себя взвалила в последнее время.

*****

Несколько дней спустя в здании Компании Е:

Е Хун Вэй созвал все старшее руководство и созвал заседание правления.

В конференц-зале Е Шао Ань сидел слева от Е Хун Вэя, далее расположились Е И И и Гу Юэ Цзэ слева от нее.

Справа от Е Хун Вэя был Е Му Фан с Е Ван Ван, сидевшей справа от своего брата.

Когда члены совета директоров и высшее руководство увидели подобное расположение присутствующих, они посмотрели друг на друга, сбитые с толку и боялись громко вдохнуть.

С тех пор, как стали известны результаты вручения премии “Золотая орхидея” и после событий на банкете, прошедшей несколько дней назад, все в Компании Е испытывали беспокойство.

Все знали, что в компании должно что-то измениться.

Е Хун Вэй слегка кашлянул и сказал:

— Вы все уже должны знать этих двух людей рядом со мной — президента “Эпохи Бессмертных” Е Му Фана и директора Департамента по подбору талантов Е Ван Ван. Кроме того, как все знают, должность генерального директора в Имперском Небе временно занимает Гу Юэ Цзэ, Мистер Гу.

Е Хун Вэй повернулся к Гу Юэ Цзэ и сказал:

— Юэ Цзэ, спасибо за твою помощь в течение этого периода времени.

Гу Юэ Цзэ выглядел крайне спокойно и умиротворенно, когда смиренно произнес:

— Председатель, вы слишком вежливы. Мы все семья, так что это было наименьшее, что я мог сделать.

Е И И сохраняла молчание рядом с ним и пыталась удержать слабую улыбку на лице, но ее сердце уже замерло.

В последние несколько дней она обдумывала бесчисленные планы и также напрасно надеялась, что Дедушка Е не будет так беззаботен об Е Му Фане, но, похоже, дела все еще идут к худшему результату.

Когда Е Хун Вэй услышал ответ Гу Юэ Цзэ, он с удовлетворением кивнул и повернулся к Е Му Фану.

— Думаю, за последнюю неделю вы все были свидетелями способностей Му Фана. Поэтому я решил, что с сегодняшнего дня Му Фан займет пост генерального директора Имперского Неба.

Когда Е Хун Вэй закончил говорить, все на секунду замолчали, и многие люди подсознательно повернулись, чтобы взглянуть на Е Шао Аня и Е И И с неуверенностью.

Однако до того, как в комнате зазвучали бурные аплодисменты, раздались отдельные аплодисменты.

Все старшее руководство не могло не вздохнуть. Кто бы мог ожидать, что семье Е Шао Тина удастся вернуться после того, как три года назад их выгнали, как бездомных собак?

Нынешний Е Му Фан отличался от прежнего, поэтому для них было бы лучше сохранять наблюдательную позицию и избегать стычек с ним.

Более того, рядом с ним была Е Ван Ван… которая была крепкой опорой…

Дуэт брата и сестры являл собой настоящее творение искусства.

В отличие от будущего зятя, Гу Юэ Цзэ, Е Му Фан, прямой внук, был гораздо более близок, независимо от того, как расходились все во мнениях.

Результат был еще неясен…

Е Шао Ань, наконец, больше не мог подавлять в себе гнев, когда понял, что случилось. Он резко ударил по столу.

— Я не согласен! Папа, разве ты не знаешь характер этого парня? Разве ты не помнишь, что пришлось пережить компании, когда он был во главе?

Е Хун Вэй нахмурился, когда увидел, как его второй сын теряет самообладание.