Глава 227. Мягко, удобно и ооочень приятно!

Когда Е Ван Ван проснулась, было уже утро.

В большой комнате стояла тишина. Погода на улице была ясной, небо было голубым, а в воздухе витал свежий запах травы и почвы.

Какая-то птица сидела на ветке и щебетала в приподнятом настроении. Внезапно она взмахнула крыльями и улетела далеко…

— Ты проснулась…

Е Ван Ван все еще находилась в оцепенении. Она смотрела на маленькую птичку, которая полетела вдаль, когда глубокий голос вернул ее в реальность.

Е Ван Ван повернулась и поняла, что Си Е Хан сидел на стуле рядом с ее кроватью. Одной рукой он держал некоторые документы, а другой… крепко держал ее в своих объятиях. Она даже неосознанно прижимала его к своей груди во сне, не давая ему уйти.

Е Ван Ван была ошеломлена и быстро выпустил руку Си Е Хана. Она хотела что-то сказать, но поняла, что ее горло как будто было сожжено огнем; ее губы тоже были сухими и потрескавшимися.

— Не двигайся.

Си Е Хан положил документы вниз, намочил ватный тампон и положила их ей на губы. Затем он помог Е Ван Ван подняться и преподнес к ее губам чашку с водой, стоящую у ее кровати.

Е Ван Ван инстинктивно открыла рот, вода потекла и увлажнила ее пересохшее горло, мгновенно успокаивая ее.

— Что со мной случилось? — с подозрением спросила Е Ван ван, закончив пить воду.

«Разве я не должна находиться в гостиной? Почему я вдруг оказалась в спальне? А почему солнце уже встало?»

— У тебя была лихорадка, — ответил Си Е Хан, его лицо стало чуть холоднее. — Ты сама разве этого не чувствовала?

Поскольку температура уже спала, она проснулась только что. Е Ван Ван все еще чувствовала себя ошеломленной. Она пробормотала:

— Я чувствовала себя немного нехорошо прошлой ночью — головокружение и легкое недомогание — но я думала, что это из-за математики… вопросов, которые я задавала, так что я не задумывалась об этом…

Ощутив на себе холодное выражение лица Си Е Хана, Е Ван Ван инстинктивно спряталась под одеяло.

Си Е Хан ничего не сказал. Его холодная аура на мгновение рассеялась, но затем вернулась в полную силу, когда он нажал на колокольчик, находящийся рядом с ним, чтобы позвать своих слуг.

После того как Е Ван Ван пришла в себя, она выглядела странно…

«Почему он находился здесь, когда я проснулась? Он просто пришел в нужное время?»

Вскоре кто-то постучал в дверь, и через мгновение вошел слуга с миской овсянки.

Си Е Хан протянул руки и лично поднес ей кашу:

— Съешь что-нибудь.

Е Ван Ван не была уверена, но казалось, что Си Е Хан все еще выглядел ужасно, но зато его тон был намного мягче, чем обычно.

Е Ван Ван посмотрела на эту простую и безвкусную овсянку, явно не заинтересовавшись ею, но в конце концов, нахмурив брови, послушно положила в рот ложечку каши.

— Ты все еще чувствуешь себя плохо?

Е Ван Ван покачала головой. У нее просто не было сил.

Последовало долгое молчание, и ни один из них не проронил ни слова.

Е Ван Ван пробормотала что-то, чтобы нарушить тишину:

— Я, кажется, видела какой-то сон вчера вечером…

— Что тебе снилось?

Вспоминая о чем-то, она сказала:

— Один сон был кошмаром, другой оказался прекрасным сном… Я не помню кошмара, но сон было действительно прекрасным…

Увидев зачарованное выражение Е Ван Ван, Си Е Хан посмотрел на нее:

— Правда?

Е Ван Ван кивнула:

— Мне снилось, что Большой Белый позволил мне дотронуться до его лап… они были мягкими, удобными и ооочень красивыми!

Когда она проснулась и поняла, что лапы, которые она обнимала во сне, были руками Си Е Хана, она почувствовала себя несколько разочарованной.

Некий человек, которого приняли за Большого Белого, и который всю ночь был у нее в ловушке:

— …

Си Е Хан глубоко вздохнул, потер лоб и унес кашу. Уходя, он сказал:

— Отдохни.

Обернувшись, он добавил:

— Ты можешь пойти домой, когда выздоровеешь.

Только когда Си Е Хан вышел из комнаты, Е Ван Ван поняла всю суть того, что он только что сказал.

Что именно произошло, когда я была без сознания?

Си Е Хан, на самом деле… согласился отпустить меня домой…