Глава 800. И что если я ударю тебя?

Лян Мэй Сюань стала еще более высокомерной, когда увидела, что они не осмеливаются давать ей отпор. Она засмеялась и продолжила:

— Лян Вань Цзюнь, эта сучка даже не смогла победить меня, а вы, двое ублюдков, все еще хотите попытаться сразиться со мной, хах? Какие вы наивные…

В следующую секунду раздался громкий звук пощечины.

Е Ван Ван использовала всю свою силу и ударила по лицу Лян Мэй Сюань.

Голова Лян Мэй Сюань наклонилась в сторону из-за сильного удара. Она была в неверии и пришла в себя только спустя несколько секунд. Она держалась за свое лицо, на котором были отпечатаны пять четких следов от пальцев, и вскрикнула:

— МАЛЕНЬКАЯ СУЧКА! ТЫ УДАРИЛА МЕНЯ, ТЫ НА САМОМ ДЕЛЕ УДАРИЛА МЕНЯ!

*Пощечина

Е Ван Ван даже не подумала дважды и снова махнула ладонью, дав ей еще одну пощечину. Затем она расправила рукава и подняла глаза.

— Да, я ударила вас. И что?

Эта пощечина была еще сильнее, и лицо Лян Мэй Сюань начало опухать от жжения.

Лян Мэй Сюань была в жутком шоке из-за этих двух неожиданных ударов подряд.

Е Му Фан застыл в оцепенении. Видя агрессию и безудержное выражение лица своей младшей сестры, он не мог прийти в себя.

«Эх, я думал, что мы согласились сдерживать себя…»

— Мамочка… — подошла Е И И. Когда она увидела следы от пальцев на лице Лян Мэй Сюань, она заплакала: — Ван Ван, что ты делаешь?! Как ты могла ударить ее!

Вскоре после этого подошел и Е Шао Ань.

— Маленькая сучка! Ты пытаешься взбунтоваться?!

Шум очень быстро привлек внимание старших, когда Е Хун Вэй и Тань И Лань начали идти к ним.

Лян Мэй Сюань держала свое покрасневшее и опухшее лицо, пока темнота закрывала глаза.

— Е Ван Ван, ты увидишь, как тебе придет конец!

— Что происходит? — два старца подошли ближе.

Лян Мэй Сюань уже подготовила свои жалобы.

Однако за секунду до того, как двое пожилых людей прошли мимо цветущих кустарников и добрались до них, Е Ван Ван неожиданно сделала шаг вперед, и упала на ноги Лян Мэй Сюань.

Прежде чем она упала, ее пальцы зацепились за браслет, который Лян Мэй Сюань надела на запястье ради вида. Она сорвала его и бросила на землю.

Лян Мэй Сюань не отреагировала на произошедшее.

— Ты…

— Ван Ван… — увидев, что Е Ван Ван внезапно упала, Е Му Фан был озадачен. Он вскочил и немедленно подошел ближе к ней.

Е Ван Ван схватила Е Му Фана за руку и слегка сжала его ладонь.

Е Му Фан был ошеломлен.

«Она… притворяется?»

Е Хун Вэй и Тань И Лань только подошли, когда увидели Е Ван Ван на полу и сразу же прошли мимо Лян Мэй Сюань, бросившись к Е Ван Ван.

— Что здесь случилось?

— Ван Ван, что случилось?

У Е Ван Ван покраснели глаза.

— Дедушка, бабушка… со мной все в порядке… все в порядке… это не имеет никакого отношения ко второй тете… Я упала сама случайно…

Услышав, что сказала Е Ван Ван, двое пожилых людей обратились к Лян Мэй Сюань.

— Твоя вторая тетя толкнула тебя?

Лян Мэй Сюань запаниковала.

— Папочка, мамочка, как я могла…

Е Хун Вэй строго произнес:

— Куда ты спешишь? Пусть Ван Ван сначала скажет.

Е Ван Ван выглядела так, как будто ей было очень больно:

— Я прогуливалась по маленькому саду, когда услышала, как разговаривают Вторая тетя и Е И И-Цзе… они сказали…

— Что они сказали? — пытался поскорее узнать Е Хун Вэй.

Е Ван Ван поджала губы:

— Вторая тетя назвала Цзе-Цзе, и меня «маленькими ублюдками»… она сказала, что мы ничем не угрожаем положению Е И И-Цзе… Она также сказала, что… за ней последнее слово в этой семье… она не позволит нам вернуться домой… мы никогда не сможем вернуться домой в этой жизни…

— Дедушка, бабушка, Цзе-Цзе и я действительно не хотим конкурировать с Е И И-Цзе за что-либо… мы вернулись только потому, что скучаем по дедушке и бабушке… почему… почему… Вторая тетя говорила такие вещи…