Глава 203. Фанатики (часть 2)

Смена режима в Японии.

Великие державы, в том числе и США, моментально отреагировали на произошедшее. Немедленно было созвано собрание, темой которого стало обсуждение контрмер.

Встреча, конечно же, проводилась в Белом доме, расположенном в Вашингтоне, США.

— Произошедшее можно расценивать как захват Игроком Чхве Хён Соном Японии. Это слишком опасно, — обеспокоено заявил Вилсон.

— Но происходящее едва ли можно изменить, — мрачно заметил директор ЦРУ.

Едва ли можно изменить. Он был абсолютно прав.

Чхве Хён Сон завоевал доверие граждан благодаря тому, что помог разобраться с монстрами, вышедшими из пространственных вратах на горе Фудзи в Японии. Он заручился абсолютной поддержкой японского народа, обожествившего его и прозвавшего Хранителем человечества. Игрок Чхве Хён Сон вовремя подсуетился, и теперь вряд ли что-то испортит его репутацию.

— Мы собрали отчеты, отправленные агентами ЦРУ в Северо-Восточной Азии. Не будь японское правительство таким жадным, то проблема Игрока Чхве Хён Сона не вышла из-под контроля.

— Вы правы.

Фактически отправной точкой всех проблем стала волна монстров Чозо на острове Кюсю. Последствия их пребывания там продолжали расти как снежный ком до того момента, пока Хён Сон не справился с ними. С другой стороны, позиция японского правительства также была понятна. Если бы они повелись на условия Хён Сона, то могли бы потерять почти половину подземелий в своей стране.

— Какова вероятность, что подобное может произойти не только в Японии?

— Текущее экспертное мнение сводится к тому, что вероятность повторения такой ситуации в других странах сводится к нулю, — уверенно ответил директор ЦРУ.

— Вы можете гарантировать это?

— Конечно. Это абсолютно невозможно. Для повторения японского инцидента необходимо наложение нескольких неблагоприятных условий, как это было в Японии.

— Значит, Вы утверждаете, что, если неблагоприятные условия продолжат накладываться друг на друга, нечто подобное может повториться снова?

— Мы не можем полностью исключить такую ​​возможность.

— Как вы думаете, какой курс примет новый режим, созданный этими японскими фанатиками?

— Я думаю, что велика вероятность самоуничтожения данного режима.

— Хм, — президент Вилсона удивленно вскинул бровь.

Япония — третья по величине экономика в мире. И теперь такая, казалось бы, сильная страна находилась в руках одного человека. Это довольно серьезная проблема.

— Пока что давайте не будем в это вмешиваться.

Смену режима, которая произошла в Японии, можно использовать в своих целях, и не раз. Но, пока японский народ сам топил себя и свою страну, так что вмешиваться не стоило. Президент США считал, что стоит немного повременить.

— Давайте строить планы с расчетом на то, что нынешний японский режим рухнет. Если что-то случится, мы, Соединенные Штаты, вмешаемся.

— Хорошо, президент.

Соединенные Штаты в конечном итоге решили промолчать относительно смены режима в Японии. Такое же решение приняли и все остальные. Однако было еще неизвестно, рухнет ли новый режим Японии самостоятельно, как все того ожидали.

***

«Что ж, хорошая работа».

Хён Сон довольно улыбался, наблюдая за тем, насколько быстро ситуация в Японии приходит в норму. Многие политики были заменены и, разумеется, для многих этот период стал болезненным. Однако новый премьер-министр и новый кабинет министров решали проблемы, как говорится, не отходя от кассы. Хён Сон видел, как они работают сверхурочно и делают большую часть дел независимо от него. Ведь иначе бы они просто ничего не успевали. Не было конфликтов между ведомствами, не было разделения на враждебные лагери. Новый премьер-министр и члены кабинета вместе работали на Японию. Казалось бы, невозможное стало реальностью благодаря силе Хён Сона.

Пока правительство Такахиси занималось связями с общественностью, Хён Сон встречался с фанатиками, применяя на них навык вербовки.

В тот момент, когда количество новых подчиненных из непробужденных фанатиков достигло ста человек, Хён Сон кое-что заметил.

«Лидерство снова уменьшилось на единицу».

Это уже второй раз, когда лидерство уменьшается на единицу с того момента, как он начал повышать непробужденных.

«Похоже, единица вычитается за каждую сотню человек. Неплохо».

Нет, даже не «неплохо», Хён Сон считал, что аж на сто человек это совсем ничтожный расход сил. Когда он подчинял пробужденных Игроков, то на одного человека уходило 10 единиц лидерства. А что теперь? За 10 единиц лидерства он мог подчинить себе 1000 непробужденных.

«Думаю, этого будет более чем достаточно».

Хён Сону казалось, что он сможет выдержать неограниченное количество подчиненных. Нет, он даже был уверен в этом.

«Хм? Их количество продолжает расти?»

Число пробужденных фанатиков оказалось намного больше, чем ожидал Хён Сон.

«Да их тут не сотня или тысяча, а тысяч десять».

Вероятно, Хён Сон просто разошелся и не заметил, как количество фанатиков перевалило за несколько сотен. Это проблема. Хорошо, он вовремя спохватился и заметил свою же оплошность.

«Видимо так вышло из-за того, что затрачивается слишком мало энергии на их контроль».

В итоге под началом Хён Сона оказалось более 800 человек. И если бы на непробужденных навык работал точно также, как на простых Игроках, то эффект от Знамени Короля увеличился до 8%. Но, к сожалению, его эффективность все еще составляла 7%. По всей видимости, Хён Сон мог повысить и Игроков и непробужденных, но от вторых никакого толку.

«А жаль».

Хён Сон рассчитывал, что сможет без особых усилий улучшить эффект от Знамени Короля, но, кажется, слишком многого хотел.

«Но надежда умирает последней».

С этими мыслями Хён Сон продолжил брать фанатиков под свое руководство. Количество непробужденных в его подчинении продолжало расти.

И тут Хён Сон подумал: «А что, если повышенные мною непробужденные вдруг станут Игроками?»

В случае с пробужденными, не получившими первую специальность, все было ясно: они получали сразу вторую специальность, развивались, но при этом Хён Сон не тратил больше лидерства. Что если непробужденные станут Игроками? По логике лидерство не должно начать тратиться больше.

«Будет круто, если у меня появится несколько сотен тысяч пробужденных Игроков».

На них не придется тратить очки лидерства, так что для Хён Сона этот вариант казался беспроигрышным. Да и для самих непробужденных в этом нет ничего плохого.

Попадая под командование Хён Сона, у пробужденных Игроков автоматически увеличиваются все характеристики на 7%. Учитывая, что магическая сила находится у них на нуле, повышаться там нечему, но вот сила, ловкость, выносливость и разум окажутся под действием его бонуса.

«Попробовать стоит».

Все эти махинации того стоили, ну или так показалось парню на первый взгляд. Хотя Хён Сон мог запросто подчинить себе Игроков низших уровней, благодаря пробуждению ранее непробужденных людей он мог сэкономить очки лидерства. То есть вместо одного пробужденного Игрока он мог подчинить себе несколько непробужденных людей с дальнейшими перспективами пробуждения. Проблема заключалась в том, что навыки таких Игроков не будут намного сильно отличаться от навыков простых людей. С другой стороны, они могут просто продолжать жить своей жизнью и все.

В конечном счете, даже несмотря на все преимущества своего плана, Хён Сон решил, что проворачивать подобную аферу слишком муторно и все же того не стоит. Можно считать, что в итоге контроль над непробужденными принесет только головную боль, в то время как вложение в реальных Игроков может помочь ему усилить эффект от Знамени короля.

«Да и не хочется быть оговоренным».

Хён Сон продолжал обрабатывать фанатиков, при этом приказывая никому не рассказывать о происходящем. Также он сообщил им, что считает, им не стоит слишком сильно увлекаться религией Хранителя человечества.

Больше Хён Сон ни о чем с ними не разговаривал, ведь чем больше говоришь, тем больше у людей появляется поводов для осуждения.

«Пора заканчивать с подчинением фанатиков».

На самом деле со временем Хён Сон понял, что ему даже жаль тратить очки лидерства на их подчинение. Для них в происходящем не было ничего плохого, ведь за счет Хён Сона они становились сильнее, но сам Хён Сон, как оказалось, почти ничего от этого не получал.

Тем не менее Хён Сон долго не мог остановиться и продолжал подчинять фанатиков, надеясь на лучшее. И пока он не мог определиться с тем, что же ему делать дальше, количество подчиненных сначала перевалило за 5000, а затем за 6000 человек.

И в этот момент кое-что произошло.

«А? Неужели?»

Эффективность бонуса Знамя Короля повысилась на 1%. Если до этого она составляла 7%, то теперь он видит 8%.

«Получается, 100 непробужденных действительно приравниваются к одному Игроку начального уровня?»

Если бы система не признавала непробужденных, то эффективность бонуса ни за что бы не повысилась. Поскольку в последнее время Хён Сон не подчинял себе Игроков, то он был уверен в том, что эффективность повысилась именно благодаря фанатикам.

«Это отличная новость».

Похоже, план Хён Сона все же сработает, и он сможет повысить эффективность Знамени Короля потратив меньше очков лидерства.

«А я-то уж подумал, что зря все это затеял».

Потратив всего 60 очков лидерства, Хён Сон смог увеличить эффективность бонуса аж на 1%. Если бы он захотел поднять эффективность на 1% через пробужденных Игроков, то у него бы ушло на это около 7000 очков лидерства.

«Как же круто!»

Хён Сон не знал, до скольких процентов можно развить эффективность Знамени Короля. Он даже не был уверен, что сможет перешагнуть черту в 7%. Раньше для него это казалось невыполнимой задачей. Но что теперь?

«Кажется, я могу улучшать эффективность этого бонуса даже проще, чем думал».

Теперь Хён Сон считал, неважен предел эффективности, установленный у бонуса: 10% или 20% — пока есть возможность повышать процент, он приложит все усилия для этого.

«Стоит продолжить? Чтобы поднять эффективность до 9%, необходимо подчинить примерно 13000 человек».

С этими мыслями Хён Сон пересмотрел свое отношение к фанатикам, теперь ему хотелось, чтобы их количество не уменьшалось. Было бы вообще замечательно, если бы весь мир превратился в послушников его религии.

Хён Сон был уверен, чтобы дойти до предела эффективности, ему потребуется как минимум несколько десятков тысяч человек, а как максимум — несколько миллионов.

«Разберусь с японскими фанатиками и проверю, нет ли последователей моей религии и заграницей».

Центром зарождения его религии была Япония. Однако, как правило, религия распространялась и за пределы страны зарождения.

В частности, в не христианских и не исламских странах религия Хранителя человечества имела возможность распространиться очень быстро.

«Но сначала нужно закончить с Японией».

Если это возможно, то Хён Сон хотел бы увеличить эффективность бонуса еще на 1% в Японии.

Однако Хён Сон пока что и сам не знал, возможно ли это.

***

«Что это?»

Джозеф, ранкер номер один в Соединённых Штатах, внезапно почувствовал, как его тело изменилось.

«Я стал сильнее».

Он не повышал уровень и не использовал новые предметы, но характеристики повысились.

«Знамя Короля».

Не было других причин, почему он внезапно мог стать сильнее.

«Но я не слышал о том, чтобы он собирал Игроков начального уровня».

Прошло совсем немного времени с тех пор, как Хён Сон собирал Игроков начального уровня для усиления эффекта бонуса Знамени Короля. Но эффективность снова увеличилась.

«Стоит ли доложить об этом в Белый дом?»

О любых необычных вопросах, касающихся Игрока Чхве Хён Сона, необходимо сообщать непосредственно в Белый дом.

Джозеф задумался.

«Возможно, некоторые из отобранных в то время Игроков могли быть приняты Хён Соном в качестве дополнительных участников. Даже если я не сообщу об этом, ЦРУ выяснит это и сообщит об этом в Белый дом. Думаю, мне не стоит вмешиваться».

В конце концов Джозеф решил не докладывать о том, что почувствовал, в Белый дом. Раньше было нереально даже просто представить, что он так поступит. Убежденный патриот, Джозеф был человеком, который ставил интересы своей страны, то есть США, на первое место во всем, что делал.

А самое забавное во всем этом — сам Джозеф совершенно не осознавал изменений в своем поведении.

Это случилось не только с Джозефом. Путин, занимающий первое место в России, так же знал, что эффективность Знамени Короля выросла. Но он тоже не сообщил об этом в Кремль.

Так было и с остальными. США, Россия, Китай, Европейский Союз, Индия, арабские страны и так далее. Ни один из ранкеров мира, попавших под влияние Хён Сона, не сообщил об усилении эффективности бонуса, о котором он узнал, высшему руководству.