Глава 286. Ты гей или что?

Белая крепость, которая какое-то время назад излучала яркий свет, погрузилась во тьму.

Во мгле раздался звук, будто кто-то харкнул, а следом и послышались шаркающие шаги и капающая на пол кровь.

Бледная кожа, потерявший живость взгляд и высохшие губы. Десятки мертвецов шли в его сторону. Парень с голубыми, как небо, волосами стоял в тоннеле. Он крепко сжал губы и, покусывая одну из них изнутри, посмотрел на мертвецов.

Завидев живого человека, они оголили пожелтевшие зубы, по которым стекали слюни. В какой-то момент они перестали шататься и бросились на человека. Юноша тоже, сосредоточившись, побежал вперед. Несмотря на то, что на него бежало около десятка мертвецов, на его лице не было страха.

— Арыго-ра-пульминэ, — он тихо произнес заклинание.

За его спиной засверкали молнии. Ангел протянул руку и заряды сконцентрировались в его кулаке.

— Охват! — прокричал он.

Молнии вырвались из кулака и заполнили тоннель со всех сторон. Стены тут же обгорели. Мертвецы не успели даже понять, что произошло. Их тела, охваченные сотнями, тысячами молний, почернели и рассыпались. Одним ударом ему удалось поразить десяток мертвецов.

Юноша сжал губы. Несмотря на то, что он расправился с кучей монстров, на его лице не читалось ничего, кроме грусти.

— Рафаил… — тоскливо проговорил Уриэль.

Он сел посреди тоннеля, наполненного зловещей аурой.

«Я собственными руками убил своего лучшего друга… Черт!» — он почти что плакал.

На него снова нахлынули эмоции. Уриэль даже не задумывался о том, что сейчас он может быть в опасности. Он просто хотел отвлечься от реальности.

— Ох… — ангел прикусил губу и опустил голову.

Скорее всего, если бы на месте Рафаила оказались его верные подчиненные, он бы так не горевал. Но он не был в этом уверен.

— И о чем я только думаю…

Сейчас ему нужно заручиться поддержкой Замка Святого Ангела. Ему чтобы добраться до Земли потребовалось довольно много времени, а для того, чтобы привести сюда всю армию, уйдет не меньше месяца.

— Ты тот самый Уриэль, занявший место могущественного ангела?

— А ты сам-то кто?

— Хм… судя по твоему виду, могу предположить, что в тебе течет не только ангельская, но и человеческая кровь, — цокнул архангел языком.

— И что? Разве Габриэль не такой же?

— Да не бери в голову. Я не собираюсь презирать тебя из-за этого или что-то в таком духе. Нет, между теми, кто борется против зла, в принципе не может быть презренным.

Ангел тогда не ответил.

— Если что, мелкий, меня зовут Рафаил.

— Эй, ты кого «мелким» назвал?!

Как ни посмотри, а первая их встреча была не самой хорошей. Но после этого…

— Ух, притомился что-то. Мелкий, ты в порядке?

— Заткнись.

Они прошли многочисленные битвы против демонов плечом к плечу.

Уриэль закрыл глаза. Выносить переживаемые эмоции становилось все сложнее. Он задрожал и медленно поднял руку. Ту самую руку, которой он убил своего друга.

— Почему Вы сидите здесь и дрожите?

Уриэль тут же поднялся с места, а за спиной у него засверкали молнии. Он повернул голову в сторону голоса.

— А…

Это был парень с острыми чертами лица. Человек, который не побоялся и подставил свое тело под удар Рафаила.

— Как твои раны?..

— Благодаря Вам все хорошо, — улыбнулся Кан У.

На мгновение на лице Уриэля отразилось спокойствие, но ненадолго. Он резко продолжил:

— Что ты здесь делаешь? Я же сказал, что сам зачищу крепость от трупов.

Кан У молчал.

— Если пришел посочувствовать, то проваливай. Может быть я и выгляжу младше тебя, но жил в разы дольше.

— Могу я спросить насколько дольше?

— По человеческим меркам — примерно три тысячи лет. Точно не считал, не знаю.

Кан У пожал плечами и рассмеялся. Он проигнорировал слова Уриэля, подошел и сел рядом. Ангел прищурился.

— Ты что де…

— Разве возраст так важен?

— А?

— Есть люди, которые начинают зацикливаться на возрасте.

— Ты о чем вообще?..

— Но настоящий и психологический возраст — это разные вещи.

— Да что ты об этом знаешь? Ты и сотни лет не прожил. Я три тысячи…

— Допустим, — уверенно прервал его Кан У.

Уриэль задрожал. Во взгляде смотрящего на него человека чувствовалась мудрость, спорить с которой было невозможно.

— Даже прожив десять тысяч лет, — хриплым голосом начал он, — боль остается болью, тяжесть тяжестью, а муки муками. Эмоции похожи на воду. Поток просто так не остановишь.

Уриэль молчал.

— Думаете, притворяться сильным — это круто? Думаете, будете выглядеть достойно, скрывая переживания от смерти родителей и близкого друга?

— Но…

— Когда хочется плакать — лучше так и поступить.

Повисла тишина. Прошло время, а никто из них не проронил и слова. Но в какой-то момент Уриэль произнес:

— На самом деле ангелы не так просты, — начал он свой рассказ. — Каждый ангел инстинктивно что-то чувствует. Даже если это то, что ему не хотелось бы чувствовать.

Кан У молчал.

— В случае Рафаила это было зло. Он на инстинктивном уровне хотел истребить все зло, что попадало в его поле зрения.

— Удивительно. Я думал, что все ангелы это ощущают.

— Да, но с Рафаилом было иначе. Ведь все невозможно искоренить всё зло в мире, и все это понимают. Но не Рафаил, — Уриэль продолжал свой рассказ. — Он сражался день изо дня. Не в состоянии преодолеть свои инстинкты, он искал все новых и новых врагов. Он действительно… впахивал сутками, — ангел опустил голову.

По его щеке скатилась прозрачная слеза. Он задрожал и обхватил себя обеими руками, дрожащим голосом продолжив:

— Он не должен… он не должен был умереть вот такой смертью. Не для этого сражался тысячи лет.

Кан У ничего не говорил. Он, сжав губы, просто слушал Уриэля.

«Бл*ть».

Хоть он и не подавал виду, но в его голове творился самый настоящий хаос.

«Зря я пришел».

Он надеялся, что сможет утешить ангела, потерявшего друга, но это было уже слишком. Насколько бы Кан У ни старался снять с себя ответственность, слушать подобное было весьма тяжело. Ему стало сложно смотреть на продолжающего плакать Уриэля и он поднялся с места.

— Подождите меня немного.

— А, что?

Кан У не ответил и развернулся. Он добрался до дома, позвал там Хан Соль, разговаривающую с Эхидной, и спустя какое-то время вернулся.

— Что это?..

— Блюдо, которое едят на Земле. Называется «кимчичиге».

Глядя на горячую кастрюлю, Уриэль усмехнулся.

— Прости, но я не испытываю нужду в еде.

— Да, я знаю.

Кан У поставил кимчичиге перед Уриэлем, а рядом тарелку с рисом. Он положил немного риса в суп и протянул ложку Уриэлю.

— Но Вы все же можете есть, так ведь?

Он не ответил.

— Когда на душе скребут кошки, стоит съесть что-нибудь вкусное и настроение тут же улучшится.

Уриэль непонимающе посмотрел на Кан У и рассмеялся. Его смешила нелепость ситуации. Он неловко взял ложку, которую ему протягивал Кан У, и начал есть блюдо под названием «кимчичиге».

Он не чувствовал ничего особенного, разве что только тепло. Кан У тоже принялся за кимчичиге и произнес:

— Я знаю, что ангелы почти что не чувствуют вкус пищи.

— Так зачем ты это принёс, если знал?

— Но разве это не лучше, чем сидеть и плакать?

— Ты же сам сказал, что когда хочется, нужно плакать…

— Это разные вещи, — улыбнулся Кан У.

Уриэль тоже усмехнулся услышанному, и они оба вернулись к еде.

— Да…

На самом деле, настроение у него было неплохим. Он, находясь в окружении ангелов, ничего не ел.

«Да и если сосредоточиться, то даже вкус можно почувствовать».

Если постараться, то ангелы все же могли различать вкусы, и он понимал, что кимчичиге — это довольно вкусное блюдо.

«Неплохо».

Почувствовав нечто подобное впервые, его взгляд дрогнул.

— Гораздо лучше, чем… что?

Пока он сосредотачивался на вкусе, кастрюля с кимчичиге оказалась почти что полностью пуста.

— Нет, стоп…

— Что такое?

— Ты же все съел!

— Кто успел, того и тапки.

— Но ты же принес его для того, чтобы улучшить мне настроение!

— Да Вы же все равно вкуса не чувствуете.

— Зараза! — разозлился Уриэль.

Он отобрал кастрюлю и высыпал в нее оставшийся рис.

В какой-то момент он понял, что улыбается, и посмотрел на Кан У, пережевывающего пищу. Он тоже положил ложку полную кимчичиге с рисом в рот. Уриэль почувствовал тепло во рту, которое начало распространяться по всему телу. Впервые он ощущал нечто подобное.

***

— А, так вот где Вы собрали тела… — Кан У посмотрел на гору трупов за пределами крепости.

Они вместе достали всех ангелов из колб и Кан У посмотрел на Уриэля.

— Что Вы собираетесь с ними делать?

— Сперва закончу со всем внутри, а затем похороню их.

— Похороните?

— Да, верну туда, откуда они и появились, в Объятия Света.

Кан У кивнул. Он подумал, что настал тот самый момент.

«Так, теперь нужно выполнить два задачи».

— А можете доверить это мне?

— Ты о чём?

— Есть кое-что, чему я научился от Тириона. Я узнал, что делать с людьми, погибшими праведной смертью. Что-то вроде сжигания тела в Марёк.

Уриэль сжал губы и посмотрел на Кан У.

Последователь Господа Бога Тириона.

Один из тех, кто призван защищать Землю. Он был справедлив и заботлив.

— Да? Справишься?

Если уж он научился этому у Тириона, то довериться ему можно. Хотя Тирион занимал не самую верхнюю позицию среди Богов, все знали его настрой и то, что вера его крепка, за счёт чего к нему относились с доверием.

— Спасибо, — улыбнулся Кан У.

«Вот так!»

Хоть он и не подал виду, ему хотелось танцевать от счастья. Был всего одна причина, по которой он взял на себя похороны Шаргиэля.

«Было бы жаль попросту выбрасывать Святость».

Он довольно улыбнулся и применил Силу Пожирателя, разумеется, замаскировав её под Марёк. Исходящий из его рук золотистый свет окутал тело ангела.

[Святость повышена до 113 единиц]


Вместе с уведомлением тело ангела превратилась в пыль и исчезло.

«Разве сама правда так важна? — улыбнулся он. — Главное, чтобы это выглядело как правда».

Он уже кучу раз использовал Силу Пожирателя у всех на виду.

[Святость повышена до 118 единиц]


«Процесс начал замедляться, но хоть так.»

Кан У довольно кивнул.

«Теперь пора прощаться с мелким».

Первую задачу, которой было налаживание отношений, он выполнил, так что можно возвращаться домой.

«Любимая, я иду!»

Поскольку теперь срочных дел нет, он мог заняться своей жизнью. Кан У натянул на лицо грусть и повернулся к Уриэлю.

— Я закончил.

— Да, спасибо тебе…

— Не стоит. Хоть и недолго, но мы сражались с ним вместе против зла. Кажется, мы даже стали друзьями.

— А…

Услышав про друга, Уриэль поник. Кан У улыбнулся и произнес:

— Ну, тогда я пой…

— Эм, нет, постой…

«Что?»

Кан У уже было собирался уходить, но Уриэль повёл себя странно.

— А тебя есть дела?

«Ну в чем твоя проблема, мелкий?»

— Да не то чтобы…

Уриэль отвел взгляд от Кан У и тихо произнес:

— Ты уже уходишь?..

«А?»

— Побудь со мной еще немного. А, да, помоги мне убраться в крепости!

«Но ты же сказал, что справишься один».

Уриэль подошел и взял Кан У за руку. Парень понял, что он просто не хочет отпускать его любыми способами. Скорее всего это его инстинкт, про который он говорил раньше.

«Ну чтоб тебя…»

Кан У раскрыл рот.

«Как так вышло?»

Что-то явно пошло не так.