Глава 1413. Завесы упали на семью Ли

Выражение лица Ли Цзюсяо мгновенно изменилось в тот момент, когда он увидел приближающийся удар.

Он без колебаний достал древний, но изысканный талисман, который выпустил яркий луч в тот момент, когда подоспела вспышка меча.

«Ка-ча!»

Нефритовый талисман разрушился, а вспышка мгновенно потухла.

У Ли Цзюсяо не было времени, чтобы сожалеть, так как его защитная Юань Ци была разорвана вспышкой меча. После этого луч меча попал по его телу, нанеся порез.

Ли Цзюсяо был отправлен в полет на сотни метров, прежде чем смог восстановить равновесие. Его тело было покрыто кровью, и даже его одежда была порезана вспышками меча. Его волосы теперь были растрепаны, из уголка рта вытекала кровь. ОН выглядел жалко.

«Это…» Ли Юньшан находил это невероятным. Его дядя на самом деле был ранен этим ударом.

И в этот момент И Юнь оказался прямо перед Ли Цзюсяо.

«И Юнь, я признаю, что ты силен. Сила – это основа всего в Боевом Городе. Хотя ты неоднократно пересекал путь семьи Ли, мы первыми начали вражду. Кроме того, сегодня ты натворил шуму на свадебном банкете семьи Ли. Если ты немедленно отступишь, то я не буду разбираться в этом вопросе. А если нет, то даже если я ничего не могу тебе сделать, я потрачу все очки за вклад семьи Ли, чтобы Боевой Духовный Клан сразился с тобой. Они уничтожат тебя так легко, словно им нужно будет наступить на муравья!» — низким голосом произнес Ли Цзюсяо.

Ли Цзюсяо сказал это только потому, что у него не было других вариантов. Если бы его Патриарх, Ли Цицзянь, не находился бы сейчас в затворничестве на северном Острове Семи Звезд, то не было бы необходимости прибегать к угрозам Боевым Духовным Кланом. К несчастью, Ли Цицзянь был слишком далеко, чтобы предоставить помощь.

Однако И Юнь усмехнулся, поднял меч и ударил. Острая вспышка меча издала пронзительный звук, который напоминал крик дракона. Удар И Юня был даже сильнее, чем его предыдущий удар.

«Маленький ублюдок, ты думаешь, чтобы я боюсь тебя?» Ли Цзюсяо смотрел с выпученными глазами, злобно крича. Сила И Юня намного превзошла его ожидания. Он

не планировал рисковать жизнью в сражении с И Юнем, и не рассчитывал на агрессивность И Юня.

Прежде чем его голос затих, в его руке появился длинный черный хлыст.

Пуа!

Ли Цзюсяо харкнул эссенцией крови на хлыст.

Он закипал от ненависти. На уровне Божественного Лорда требуется огромное количество драгоценных трав, чтобы восстановить даже крошечную часть эссенции крови. Еще хуже то, что он был Божественным Лордом, которого заставили использовать эссенцию крови для сражения с младшим на уровне Верховенствующего.

Но Ли Цзюсяо знал, что И Юнь точно обладал тем, что могло привести его к смерти. Он использовал всю свою силу. Тем не менее, он отказывался верить, что он не сможет победить И Юня.

«Этот хлыст был найден в той же области, что и Черви Переливающие Юань. Он поглощал кровь бесчисленного количества людей. Почему бы тебе не стать следующим?»

Сквозь звуки голоса Ли Цзюсяо хлыст поглотил эссенцию крови и мгновенно, казалось бы, ожил. Он превратился в гигантскую черную змею. Ее ледяные зрачки смотрели на И Юня, прежде чем, раскрыв пасть, полететь к И Юню. Черные коррозийные газы выходили из ее пасти. Окружающая пустота тут же покрылась дырами.

Человек бы умер, если бы был укушен этой черной змеей.

Что касается бутылочной тыквы, она подлетела к Ли Цзюсяо сверху и начала засасывать еще сильнее.

Холодный блеск вспыхнул в глазах И Юня, когда он увидел, как черная змея летит к нему.

«Ты надеешься навредить мне длинным червяком?»

Эссенция крови И Юня загорелась, а аура Истинного Дракона неожиданно возросла в его теле.

Девять Положений Наследственного Дракона – Золотой Карп!

Рев!

Столкнувшись с криком дракона, черная змея мгновенно начала опасаться.

И в этот момент И Юнь отрезал голову черной змеи. Вспышка меча не утратила импульс, продолжив опускаться прям на грудь Ли Цзюсяо.

Ци Меча прошла через его тело, разрушив многие из его меридианов!

Ли Цзюсяо не успел отреагировать вовремя. Его глаза были наполнены шоком и неверием. Столкновение заставило его мгновенно пройти путь от жизни до смерти!

«Ты на самом деле…» Ли Цзюсяо пристально смотрел на И Юня.

И Юнь достал Снег Миража из груди Ли Цзюсяо и усмехнулся. «Заткнись. Отправляйся в ад».

«Прекрати!» С платформы на первом уровне раздался крик. Старейшина ЛО не мог сидеть, сложа руки, и позволить И Юню убить Ли Цзюсяо.

Тем не менее, как только он призвал свою энергию и собирался атаковать, Сун Песня Дождя неожиданно болезненно хмыкнула. В ее глазах читалась боль, она схватилась за лоб.

«Песня Дождя, как ты?» — тут же спросила Старейшина Хун.

Из-за этого Старейшина Ло начал колебаться. Единственное, что связывало его с семьей Ли, была его наложница. В сравнении с Ли Цзюсяо, Сун Песня Дождя была намного важнее.

Колебания Старейшины Ло было достаточно для И Юня, чтобы совершить последнюю атаку. Снег Миража пронзил горло Ли Цзюсяо, вызвав кровавый туман.

«И Юнь…» Ли Цзюсяо не сразу сделал последний вздох, когда было пронзено его горло. Он шокировано посмотрел на И Юня. Он не ожидал, что умрет от рук И Юня.

В это мгновение Ли Цзюсяо неожиданно испытал сожаления. Ранее он не задумывался, когда атаковал Ван Му. Он думал о Ван Му, как о простом муравье, поэтому не должно было возникнуть проблем, если раздавить его.

Однако муравей Ван Му знал бога смерти в лице И Юня. Перед И Юнем его чувство превосходства, как Старейшины крупного семейного клана, было совершенно разбито. Это стоило ему жизни.

Тело Ли Цзюсяо упало на землю.

Гости притихли. Они были ошеломлены произошедшим. Божественный Лорд был убит в такой манере. Кроме того, это произошло на глазах у всех на культивационной церемонии бракосочетания семьи Ли!

И Юнь повернулся, чтобы посмотреть на Старейшину Хун и Старейшину Ло, которые намеревались остановить его.

Двое Старейшин тайно восторгались действиями И Юня. Выражения их лиц исказились.

Но когда они увидели И Юня с мечом в руке и трупом Ли Цзюсяо у ног, они немного ужаснулись.

Они были сильнее Ли Цзюсяо, но даже они знали, что не смогли бы так просто убит его. Однако И Юнь совершил этот подвиг. Хотя И Юнь сжег большое количество эссенции крови, он, казалось, не ослабел.

Кроме того, реакция Сун Песня Дождя напомнила им, что она и Хаогу всё еще были в руках И Юня.

Старейшина Хун вздохнула. Семья Ли придет в упадок после сегодняшних событий. В конце концов, приближался конец Ли Цицзяня. Он ушел в затворничество, чтобы продлить жизнь. Несмотря на это, маловероятно, что он сможет прожить еще много времени. Что касается Ли Юньшана и Ли Цзюсяо, они были мертвы. Семью Ли больше ничего не поддерживало.

«Ты уже убил Ли Цзюсяо. Не должен ли ты теперь отпустить Сун Песня Дождя и Хаогу?» — сказал Старейшина Ло, посмотрев на труп Ли Цзюсяо.

«Я естественно отпущу их, как только покину это место» — сказал И Юнь.

Выражение лица Старейшины Ло изменилось, но он проглотил свой гнев. Как Божественному Лорду, ему пришлось проглотить оскорбление и унижение от младшего на уровне Верховенствующего.

Тем временем И Юнь бросил взгляд на Ли Юньшана.

Он опешил от того, что увидел. Ли Юньшан всё еще был жив, но, очевидно, шок от наблюдения за смертью Ли Цзюсяо сделал его существование бессмысленным. Все его меридианы были уничтожены, он совершал свой последний вдох. Его лицо застыло с выражением шока.

Семья Ли тщательно подготавливала это церемонию бракосочетания, но всё закончилось вот так. Это было довольно невероятно.

«Молодой Мастер И! Я, Ло Фей, не узнал в Вас такого величественного человека. Я даже обидел Вас. Пожалуйста, не держите на меня зла…» Вперед неожиданно бросился мужчина и в панике просил прощения.

Ноги Ло Фейя дрожали. Он не ожидал, что И Юнь окажется таким жестоким человеком. Ли Цзюсяо, который казался непреодолимым существом, был с легкостью убит И Юнем. А он совсем недавно неоднократно высмеивал И Юня.

«Ударь себя сто раз и проваливай» — безразлично сказал И Юнь. Хотя этот мужчина отвратительно разговаривал, он не хотел ему зла. И Юнь был слишком ленив, чтобы убивать его.

Ло Фей естественно не осмеливался возразить. Он тут же упал на колени и ударил себя, издавая громкие звуки шлепков. Спустя сто шлепков его лицо опухло и стало размером с голову свиньи. У него даже выполи два зуба.

После этого он быстро встал и вежливо поклонился И Юню. Затем он быстро покинул это место.

«Ты…» Сун Песня Дождя посмотрела на И Юня. Ее глаза выражали враждебность, но ей так же было непросто.

Она поняла, что неправильно оценила И Юня. Вероятно, она была примерно того же возраста, но разница в силе была такой огромной…

Если бы И Юнь был одним из лучших гениев Божественной Империи Белой Луны, она могла бы принять разницу, но он был неизвестным…

И Юнь посмотрел на нее и передал мысль. «Старик, пошли».

Ядовитый Демон неохотно покинул сознание Сун Песня Дождя.

Она почувствовала как ее душа стала легче, так как злая подавляющая сила внутри нее наконец исчезла. Она знала, что И Юнь убрал то, что подсадил к ней в душу.

«Я уже отпустил Сун Песня Дождя. Когда я доберусь до безопасного места, я отпущу Хаогу» — сказал И Юнь.

Сун Песня Дождя слегка приоткрыла рот, когда увидела, что И Юнь уходит. Однако она не смогла сказать ни слова.

Она презирала И Юня, но для него она была никем. Он даже не посмотрел на нее.