Глава 1416. Тонкие Черные Волосы

И Юнь два часа прождал семейные клан Наньсюань в медицинской клинике. Так как он нуждался в их помощь в покупке трав, он не возражал против поведения служанки.

«Извините, что я навязываюсь. В вашей уважаемой семье есть следующие травы: Колесо Семи Лепестков, Лунный Деревянный Дух в возрасте 10 тысяч лет и Лошэнцзы? Если они есть у вас, я хотел бы купить их у вас» — с улыбкой вежливо спросил И Юнь.

Недовольство служанки усилилось. Их семейный клан Наньсюань не занимался бизнесом. Было действительно навязчиво – следовать за ними и задавать такой вопрос.

Как только она открыла рот, чтобы отказать ему, девушка в синем остановилась и повернула голову. Она посмотрела на И Юня своими прозрачными глазами.

Она заметила, что И Юнь ранее смотрел на нее, но она не разделяла мнения служанки о том, что И Юнь хотел поухаживать за ней. Она всегда имела острое чутье и восприятие. По тому, как он смотрел на нее она могла сказать, что у И Юня не было таких мыслей.

«Вы хотите купить у меня эти травы?» Голос девушки разнесся, как легкий ветерок. Он звучал эфирно и приятно.

И Юнь ощутил в девушке что-то знакомое.

«Странно…» И Юнь был сбит с толку.

«Верно. Травы действительно сложно купить, а мне они нужны срочно. Я слышал, что Ваша уважаемая семья собирает множество трав, и поэтому я пришел к Вам с просьбой» — сказал он, кивнув.

Девушка в синем слегка улыбнулась. Хотя ее лицо было окутано ореолом, который не давал другим увидеть ее истинную внешность, оно все равно смогло передать ощущение, что ее улыбка точно была прекрасна.

«У моей семьи нет Колеса Семи Лепестков и Лошэнцзы, но есть Лунный Деревянный Дух в возрасте 10 тысяч лет…» — сказала девушка в синем.

И Юнь тут же был приятно удивлен. Аптекарь из Медицинской Клиники Возвращение Весны был прав. Семейный клан Наньсюань имеет глубокое наследие. У них действительно была такая редкая трава.

Старик в маске неожиданно сказал: «Мисс».

У него было угрюмое выражение лица и укоризненный взгляд. Однако, когда он посмотрел на И Юня, он тут же стал намного холоднее. «Простите, но травы нашей семьи не для продажи».

«Я предложу разумную цену» — нахмурившись сказал И Юнь.

Он почувствовал, что девушка в синем не была с ним так формальна. Вероятно, она могла продать их ему, но старик в маске сразу отказал ему.

«Мы не продаем. Мисс, пойдемте» — холодно произнес старик в маске и развернулся, проигнорировав И Юня.

Девушка в синем посмотрела на И Юня извиняющимся взглядом, но не последовала за стариком. Вместо этого она мягко произнесла: «Дядя Лянь, если я правильно помню, Лунный Деревянный Дух в возрасте 10 тысяч лет находится в нашей семье 20 тысяч лет, но еще ни разу не понадобился. Кроме того, его эффект крайне редко требуется. Мало кому понадобится такая трава. Так как этому человеку она нужна срочно, мы можем продать ее. Трава будет хорошо использована в руках того, кому она нужна».

Девушка в синем была дотошной. Она обладала энциклопедическими знаниями и помнила, сколько лет семья обладает травой, а так же ее эффект и применение.

Мнение И Юня о девушке в синем быстро улучшалось. Они были незнакомцами, но она была такой внимательной к другим. Это было редкостью. Это показывало, насколько чистой и доброй она была.

«Мисс, такую редкую траву не так просто получить. Даже если сейчас она не нужна, она может понадобиться в будущем. Возможно, она понадобится какой-то величественной фигуре. Кроме того, в Вашем нынешнем положении, Вы не должны так беспечно раздавать травы…» Старик в маске остановился, не закончив предложение до конца. Вместо этого он предупреждающе посмотрел на И Юня.

Однако И Юнь догадался, когда сопоставил ситуацию с Пилюлями Подпитки Сердца и внешним видом девушки в синем.

Что касается девушки в синем, ее глаза наполнились тьмой. Однако она улыбнулась и сказала: «Дядя Лянь, Вы слишком много думаете об этом. Не будем говорить о том, что мне может понадобиться это растение. Даже если оно понадобиться мне в будущем, с силой и продуманностью нашего семейного клана Наньсюань мы сможет снова собрать эти редкие травы».

Сказав это, она не стала ждать ответа старика в маске и сказала И Юню: «Сэр, я могу продать Вам Лунный Деревянный Дух в возрасте 10 тысяч лет, но цена не будет низкой. Вы можете принести одно Бессмертное Кольцо Божественного Монарха в поместье Наньсюань. Я скажу отдать Вам растение, когда придет время».

Хотя девушка в синем сказал, что цена не будет низкой, И Юнь почувствовал, что Бессмертное Кольцо Божественного Монарха было разумной ценой. Если воспользоваться им, когда оно будет кому-то нужно, то его можно продать за высокую цену.

Таким образом, девушка кивнула И Юню и развернулась, готовясь уйти. Их ждала роскошная карета, в которую были запряжены духовные звери.

Но в этот момент И Юнь снова заговорил: «Пожалуйста, подождите секунду».

Девушка в синем остановилась из интереса. Что касается старика в маске, он нахмурился и нетерпеливо сказал: «Что еще?»

Он не смог остановить девушку в синем от продажи травы, но он не мог показывать своего недовольства ее решением. Таким образом, он перевел свой гнев на И Юня.

И Юь проигнорировал старика и посмотрел на девушку в синем. «Ваша аура кажется уникальной. Могу ли я взглянуть?»

Глаза девушки заблестели. Она не ожидала, что И Юнь скажет что-то такое. Уникальная аура?

Что он имел в виду?

Девушка в синем озадаченно посмотрела на И Юня. Ее жизненная сила и меридианы были экстраординарными, но это было тайной семейного клана Наньсюань. Чужак не мог заметить этого. О какой уникальности он говорил?

«Сэр, спасибо за Ваши добрые намерения, но в моей ауре нет ничего особенного» — сказала девушка в синем и слегка покачала головой.

И Юнь немного колебался. Причина, по которой он попросил это, заключалась, помимо того, что она хотела продать ему растение, в том, что в ее ауре было что-то знакомое. Один момент особенно привлек его внимание. Он хотел подтвердить свои догадки.

«Простите за мою очень самонадеянную просьбу. Могу ли я попросить у вас каплю крови или прядь волос, Мисс Наньсюань?»

«О?» Старик в маске закипел в тот момент, когда услышал просьбу И Юня.

Просьба о пряди волос вообще была просьбой дамских угодников. Когда смертные пары играли свадьбу, то люди связывали волосы с достижением совершеннолетия. И если пара давала друг другу волосы, то это имело экстраординарное значение. Поэтому «тонкие черные волосы» было гомофонном «нитей любви» в Китае.

Как девушка могла так просто отдать свои волосы? Что касается просьбы о копли крови, это было еще смешнее.

«Что за чушь Вы говорите? Тело человека принадлежит его родителям. Как благородное тело моей госпожи может удовлетворить Вашу просьбу?» — злобно закричал старик в маске. Мощная аура поднялась от его тела. Он был на ранних стадиях Божественного Лорда!

Однако И Юнь уже убивал Божественных Лордов, поэтому не был впечатлен. Он не отреагировал на подавление старика в маске.

Увидев отсутствие реакции И Юня, мужчина в маске опешил. Старнная вспышка промелькнула в глазах девушки в синем, когда она посмотрела на него. Хотя ее дядя не соединился с Королевской Печатью Божественного Лорда, его культивационная техника была чрезвычайно подавляющей, что придавало ему огромную силу. Даже воины в полшага от Божественного Лорда едва ли могли выдержать подавление от его ауры, не говоря уже о Верховенствующих. Но мужчина перед ним был невозмутим.

И Юнь проигнорировал старика в маске. Он смотрел только на девушку в синем. Он обдумал слова, прежде чем произнести. «Если Мисс Наньсюань откажется, то я успокоюсь. Несмотря на это, я буду благодарен за то, что Вы продадите мне Лунный Деревянный Дух в возрасте 10 тысяч лет».

Девушка в синем опешила. Неожиданно она улыбнулась и сказала: «Сэр, вы разговариваете слишком серьезно». Когда она говорила она посмотрела на старика и затем произнесла: «Дядя Лянь, это просто прядь волос. Ничего серьезного».

Сказав это, она слегка постучала по волосам, была отрезана длинная прядь. Затем она полетела к И Юню, словно обладала сознанием.

И Юнь взял ее.

«Это…» Увидев, что И Юнь получил волосы, старик в маске не знал, что сказать. Наиболее критично то, что мужчина, похожий на ученого, не испугался его ауры. Ему оставалось лишь злобно смотреть на него. В мире воинов сила была всем. Он мог лишь оставить это дело.