Глава 189.1. Банкет (часть 2)

Однако, казалось, не все приветствовали идею присутствия на банкете Бани..

— Разве не слишком рано?

Банджунг. Человек, пославший Бансана, своего ученика, на сражение против Такана. Тот, кто имел один из тех, кто имел высокую степень авторитета в Командирском Клане, был против него. Ведь факт того, что Баня будет участвовать в банкете, станет признаком того, что они приняли Муюна как Баню.

И поэтому была понятна причина того, что Банджунг чувствовал себя так неприветливо. Если Баня станет официальным приёмником, то статус Банджунга будет поставлен под угрозу. И у него попросту пропадут те привилегии, которые он получил из-за отсутствия приемника.

— Банджунг, почему ты думаешь, что ещё слишком рано?

После вопроса Банго, главы клана, Банджунг слегка улыбнулся.

— Разве он ещё не посетил «крёстную мать»? Когда Баня был молод, именно она была тем, кто сильнее всего дорожил им. Я думаю, это нужное действие.

И в этот момент лицо Банго сморщилось от ярости. То, что слова Банджунга разозлили Банго, было ясно видно.

— Крёстная мать плохо себя чувствует.

— Но разве это не из-за того, что она утратила Баню и Мунанга? Думаю, она обрадуется, когда узнает, что Баня вернулся.

Причина того, что у них до сих пор не было приемника, была очень проста. После того, как жена Банго Мунанг и Баня пропали без вести, он не женился второй раз. Также это отчасти было связано с его проблемами с интимной частью.

Командирский Клан контролировал смерть. И они часто впитывали трупный яд, прикасаясь к трупам. Из-за этого яда его интимная часть потеряла свои функции. Банго больше не мог иметь потомства. Большинство в клане знали, что это и была главная причина того, что он не женился повторно.

Таким образом, основное внимание начало смещаться на Банджунга. Но с возвращением Бани, внимание клана вновь вернулось к Банго. И если бы крёстная мать увидела Баню, то результаты этой встречи были бы попросту непредсказуемыми.

«Даже если бы он действительно был Баней, она всё равно не смогла бы его узнать.»

Банго и Банджунг были уверены в одном. Ведь после того, как крёстная мать стала психически слабой, всё было попросту перекрыто. И вот теперь она проводила свои дни глубоко внутри королевского дворца, будто бы она была в изгнании.

Кроме того… если что-то пойдёт не так, то Баня может попросту умереть. Ведь она была настоящим «мастером», который сталкивался в битве даже с самими королями демонов. Она была настоящей героиней, которая возвысила Командирский Клан и достигла всего самостоятельно. Хоть она уже долгое время не использовала свою силу, она всё ещё оставалась мастером.

Но никто ничего не говорил, а атмосфера была одобрительной. Казалось, что люди думали, что крёстная мать сможет узнать его, если он действительно будет Баней. И у Банго не было иного выбора, кроме как вынести своё решение.

«У него есть семь костяных драконов и три сильных союзника. Да и сами навыки Бани должны быть выше среднего.»

Раз речь зашла о назначении приемника, то ему нужно было согласие каждого. И если он откажется, то он может напороться на ответные действия. Однако что, если он потеряет Баню? Смотря на Банджунга, Банго мог сказать, что тот полон жадности. И хоть он хорошо скрывал свою жажду власти до этого момента, если Баня умрёт, то его жажда власти показала бы себя во всей красе. Настоящий или фальшивый, причина, по которой ему нужен был нынешний Баня, так это становление приемником.

— Я пойду к крёстной матери.

Муюн вызывающе сказал это, действуя как Баня. Существовал всего один человек, которого называли крёстной матерью Командирского Клана.

«Тёмный Командир Сео Юнсае!»

Хоть в прошлой жизни она была хорошо ему известна, но всё же она была той, с кем Муюн лично не встречался. Она был таинственным мастером, который, как говорилось, была куда сильнее Вунг Чанлина.

Хоть когда Муюн начал активно выполнять заказы, она уже умерла, её наследие было достаточно велико, чтобы другие могли восхищаться ею. Честно говоря, она была мастером в отставке. Она была довольно скрытной, поэтому её и назвали Тёмным Командиром, а ещё и «Учебником Смерти», поскольку она лично столкнулась с тысячами дьяволов.

Муюн никак не мог ожидать того, что она была жива. Он думал, что она уже скончалась. И если она была жива, то он хотел бы с ней встретиться. Это было похоже на стремление достичь уровня мастера в одной из областей.

— Видишь? Разве сам Баня не согласен? Как хорошо видеть это! Крёстная мать будет очень счастлива.

Банджунг сделал свой шаг первым. И это сделало выражение лица Банго ещё более жестоким. Но раз не было причин останавливать того, кто сам хочет этой встречи, то всё было хорошо. И поскольку Банго ничего не мог сделать с этими словами, про встречу с крёстной матерью, то он проиграл этот спор.

Дворец, который был похож ни на что иное, кроме как «королевский дворец», показался перед ними. Ну, с точки зрения размера, этот дворец был похож на дворец Клана Рейгн. И это показывало то, насколько же был велик Командирский Клан во время того, как этот дворец строился. Однако теперь он был почти пустым и был похож на вымерший дворец.

Банго шёл рядом с Муюном. Ведь только те, кто был избран, могли войти во дворец.

— Крёстная мать — сильнейшая из всех нас. Но поскольку она психически нестабильна, она будет излишне насторожена, если к ней придёт больше одного человека. И поэтому ты должен войти один, но… если что-то пойдёт не так, то ты почти гарантированно умрёшь.

Банго объяснял Муюну ситуацию. И так как решение уже было принято, и он ничего не мог изменить, то он решил помочь хотя бы советом.

— Ты говоришь про меня?

Муюн пожал плечами. Конечно, Тёмный Командующий Сео Юнсае была сильна. И если бы она смогла вернуться в свои лучшие годы, то список десяти сильнейших воинов изменился бы. Конечно, было несколько мастеров, которые уже отошли от дел, и Сео Юнсае была одной из них. Однако даже если бы эти мастера напали на него, они бы не смогли справиться с нынешним Муюном. И ему даже не нужно было бы показывать всю свою боевую мощь.

Такая уверенность в словах Муюна сильно беспокоила Банго. Он был уже отчасти уверен, что человек перед ним был именно его сыном, Баней.

— Если бы была такая возможность, я бы пошёл с тобой, но…

Сюда, в королевский дворец, могли войти только те, кто получил разрешение. Но всё же они видели людей, которые были повсюду, следя за ним. Хоть это было и секретное место, некоторые люди всё ещё были здесь, наблюдая за ними. Скорее всего, они были людьми Банджунга. Очевидным был факт того, что если Банго проявит какие-либо признаки попыток помощи Бане, то Банджунг загонит их в угол, осуждая их за нарушение традиций и правил.

— Я пойду один.

Тем не менее Муюну было удобнее войти туда в одиночку. Он хотел встретиться с мастером из прошлого. Великая личность, которая была сопоставима или даже сильнее, чем владелец Леса Смерти!

Муюн вошёл во внутреннюю часть дворца один. И он ничем не отличался от лабиринта. Вокруг было темно, и повсюду была паутина. Ну, было очевидно, что порядок в этом месте больше не поддерживается. Это место было оставлено на такой долгий срок… Проходя по коридорам, Муюн повсюду видел обломки, лежащие в проходах дворца. Наконец, он добрался до центра.

— Кто… тут?

Хозяин голоса, женщина с длинными седыми волосами, прислонилась к стене. Её тело было покрыто морщинами, а глаза были расфокусированы. Глядя на её внешность, казалось, что она сошла с ума. Тёмный Командующий Сео Юнсае. Женщина, ранее известная как один из сильнейших мастеров, была в таком печальном состоянии.

— Баня.

Муюн ответил кратко. А затем Сео Юнсае подняла голову и посмотрела на Муюна.

— Нет… Ты — не Баня!