Глава 222. Предзнаменование разрушения (часть 4)

Энрот не мог не оценить высоко своего врага, которому удалось убить Шар-Шазара и одолеть его дьяволов.

Однако…

Энрот был известен как Демон Король Крови и Железа.

Он был самым сильным демоном королем, врагов у которого не существовало просто потому, что они не выживали.

Он не стал бы действовать мягко.

Никто из его врагов не выстоял бы против Барлога, но даже если каким-то чудом им удастся одержать над ним верх, они все равно проиграют в борьбе против самого Энрота.

«Покажите, на что способны»

Энрот крепко сжал свой посох.

Как долго они смогут сопротивляться?

Глаза Энрота загорелись любопытством, как у ребенка, смотрящего на муравьиную ферму.

* * *

Фраед закусил губу.

Непредсказуемый Демон-Король. Соответствуя своему прозвищу, он имел склонность к странным поступкам, но так как он был демоном-королем, никто не мог сказать что-то против этого.

Демон-король!

Слово, предполагающее высший ранг среди обычных демонов.

Слово, благодаря которому, даже при его непредсказуемости, никто не смел относиться к нему плохо.

Не было ничего странного в том, что этот титул давал ему все, в том числе силу и честь. Но чтобы обладать им, Фраед должен был быть сильнейшим.

Именно поэтому он не мог принять того, что происходило.

«Чтобы я проиграл!?»

Скрип.

Он заскрипел зубами от злости.

Нежить, явившаеся первой. Его звали Тацан?

Не было ничего странного в сражении с ним. Он был обычным твердоголовым воином, как любая нежить. Хотя он оказался сильнее, чем ожидал Фраед, у него было достаточно сил, чтобы одолеть нежить.

Он загнал Тацана в угол, разрушив все вокруг них. Но как раз тогда, когда он был близок к победе, появился лич.

«Старший лич… разве во всем мире существует не один старший лич?»

Если демон-король был королем демонов, старший лич был королем нежити.

Старшие. Хотя их титулы отличались, они были также сильны или даже немного сильнее, чем демоны-короли.

Однако во всем мире существовал только один старший лич.

Лорд Смерти!

Он был одним из четырех трансцендентных существ, живущих в разных частях света, и был воплощением смерти, которого избегали даже дьяволы.

Но он никогда не покидал своего ледяного убежища, известного как «Гора Смерти».

Значит ли это, что то, что видел Фраед – было иллюзией?

«Только Старший Лич способен контролировать пустоту. Но у него гораздо меньше магической силы, чем у Лорда Смерти? Кто этот лич?»

Пустота, которую никто больше не мог контролировать.

Даже для демона-короля пустота была неизвестной сущностью. Среди демонов-богов были те, кто утверждал, что они способны контролировать пустоту, но по сравнению с силой Лорда Смерти, это было не больше, чем детской игрой.

Не могло существовать второго лича, который был способен контролировать монстров пустоты.

Однако это точно был не Лорд Смерти.

— Может у него появились потомки?

Бам!

Он с силой топнул ногой, и земля затряслась.

Личи не могли иметь детей. Как и другая нежить. Это говорил ему здравый смысл, но то, что он видел, противоречило этому.

Он не мог быть просто его учеником. Поскольку не было никакого способа стать похожим на лича. Даже у мага это заняло бы десятки тысяч лет.

Фраед кусал ногти.

Однако никакие его размышления не влияли на тот факт, что он проиграл.

Он знал, что должен отступить.

Это задевало его гордость.

Он пытался заработать благосклонность Энрота своей безупречной службой, а теперь оказался в ситуации, когда можно считать удачей уже то, что его не убили.

— Рузвельт… Где он и что делает?

Всего двести дьяволов остались с Фраедом.

Из десяти тысяч осталось всего двести.

Дьяволы молчали.

Они не могли знать больше того, что знал Фраед.

— Учитывая, как все сложилось, нам нужно атаковать Рузвельта. Я не могу позволить ему забрать всю славу.

Фраед начал оправдывать свою непредсказуемость.

Он не мог позволить другим получить то, что хотел сам.

— Ты имеешь в виду того самого Рузвельта?

— Нам не хватит солдат…

Дьяволы начали отговаривать его.

Несмотря на принадлежность к одному виду, у дьяволов не было ни привязанности, ни верности друг другу.

Для них было нормально ударить другого в спину. В их природе было охотиться на тех, кто был слабее их.

Однако их было слишком мало.

Рузвельт был холоднокровен, он сразу усомнится во Фраеде.

Взмах!

В одно мгновение Фраед перерезал шею дьяволу, стоящему рядом с ним.

Бам!

Как только один из дьяволов рухнул замертво, вся толпа затихла.

Вены на шее Фраеда вздулись, когда он заговорил:

— Вернуться с пустыми руками – равносильно смерти.

Рузвельт убьет его.

— Напасть первым, прежде чем нападут на тебя, разве это не правильно?

Те десять тысяч дьяволов, что погибли здесь, принадлежали Фраеду.

Поскольку он потерял большинство из них, это было все равно, что потерять собственную боевую мощь.

Рузвельт не ждет, что Фраед нападет на него, он тоже что-то делает.

Дьяволы больше не пытались остановить его, так как в этом действительно был какой-то смысл.

— Тогда где Рузвельт…

Бам!

В этот момент перед ними резко приземлилось черное существо.

Фраед даже не заметил, как это произошло. Оно упало так быстро, что он не успел отреагировать.

Это был огромный черный монстр с четырьмя парами крыльев.

— Балрог…?

Два козлинных рога, огромное тело, и все его лицо было покрыто пламенем, похожим на адский огонь.

Барлоги по своей сути были сильными дьяволами, существовавшими с древних времен.

Большинство из них вымерло. В Подземном Мире осталось всего несколько штук. Из-за их мощной силы демоны-боги стремились пленить их и заставить работать на себя.

Энроту служил один Барлог.

Используя очень сильное заклинание, он не давал ему двигаться.

Иногда его посылали на поле боя, но всякий раз, когда это случалось, даже дьяволы боялись его.

Он без разбора атаковал как врагов, так и союзников.

Барлог был первоклассным хищником и прекрасным разрушителем.

Но зачем Барлога прислали сюда?

Гррррррррр.

Барлог опустил голову и посмотрел на Фраеда.

Этот взгляд. Фраед видел в нем самые жестокие намерения.

Зловещий взгляд, который желал только разрушения!

— Остановите его! — приказал он дьяволам.

Дьяволы расправили крылья, взялись за оружие и начали накладывать заклинания.

— Σ? Αγαπ?…….

— Γει? Σου!

Бам! Крэш!

Бесчисленное количество заклинаний обрушилось на тело Барлога.

Густой дым заполнил все вокруг. Это была массовая атака; никто не мог выжить после такого количество заклинаний.

Однако…

Крэээнч!

Барлог начал двигаться сквозь густой дым.

Его движение должно было быть заметно по колебаниям дыма, но дым даже не двинулся с места, а Барлог внезапно оказался перед ними.

Огромными руками Барлог давил демонов как детские игрушки.

Всякий раз, когда он широко открывал рот, все, что было перед ним, полностью исчезало, а когда он хлопал крыльями, с тел срывало плоть.

Затем Барлог встал перед Фраедом.

— Как ты смеешь показывать зубы!?

Фраед нахмурился, выдернув один из своих хвостов, чтобы создать копье.

Это было магическое копье, которое мгновенно убивало того, кого пронзало. Это копье было частью тела Фраеда, а также его самым сильным оружием.

Бам!

Однако даже магическое копье не смогло пробить кожу Барлога.

Может быть, потому, что он потратил так много сил на свой предыдущий бой?

— Этого не может быть…!

Фраед широко распахнул глаза, когда магическое копье не сработало.

Однако Фраед даже не подозревал, что это будет последнее, что он когда-либо увидит.

Крэнч!

Барлог открыл рот и откусил верхнюю половину тела Фраеда.

Кррррр…

Затем он издал удовлетворенный крик.

Однако, словно ему было мало, он облизнул губы и начал осматриваться вокруг.

Дьяволы замирали на месте перед взглядом хищника.

***

Грааааау!

Его кожа отмирала и регенерирована много раз.

Он чувствовал, как умирает и возвращается к жизни снова и снова.

Даже когда он тренировался как ассасин, он не чувствовал такой сильной боли.

Он знал, что его душа превратится в пыль, если равновесие хоть немного нарушится.

Процесс насильственного внедрения силы бессмертного существа в смертного.

Конечно, это было не просто.

«Сдайся. Ты не сможешь вынести эту боль»

Кто-то заговорил.

Муянг не сразу понял, что это был голос Люцифера.

«Отдай эту авторитетную силу мне. Благодаря моему бессмертию, эта сила больше не будет разрушать тебя»

Отдав силу Люциферу, Муянг сможет избежать боли.

Люцифер искушал его. Все решится, если он отдаст руль ему.

И не то чтобы это было не так.

Люцифер не лгал. Он просто хитро уговаривал его.

Однако Муянг не ответил.

Он просто терпел. Все, что мог сделать Муянг, — это стиснуть зубы и терпеть.

— Если ты не примешь ее, боль не прекратится. Сила бессмертного существа уничтожит тебя. Если твоя душа и твое тело будут повреждены, я тоже не буду в безопасности. Поэтому я одолжу тебе свою силу. Если ты передашь мне авторитетную силу, я освобожу тебя от этой боли.

Душа Муянга и душа Люцифера смешались вместе.

Если что-то случится с Муянгом, это скажется и на Люцифере.

Это была чистая правда. Поэтому Люцифер не мог не волноваться.

Однако если Муянг передаст ему эту авторитетную силу, вернет ли он ее обратно Муянгу?

Нет.

Невозможно было вернуть авторитетную силу, отдав ее однажды.

В прошлом Муянг спрятал свою душу, чтобы контратаковать его, но этот метод больше не сработает!

Крэнч! Крэнч! Крэнч!

Все его тело сжалось, прежде чем снова восстановить форму.

Хотя Муянг уже чувствовал себя так, как будто его сухожилия были перерезаны, а кости удалены, отделены и смешаны с другими частями его тела, это было совершенно не похоже на те виды боли.

— Разве это не больно? Хотя ты силен, всегда есть предел тому, что может вынести смертный. Поскольку ты живое существо, ты не можешь противостоять силам бессмертного существа. Или ты хочешь стать нежитью после того, как умрешь? Как лич, которого ты создал? Это неплохая идея.

Он говорил, не замолкая.

Обычно Люцифер наоборот был молчалив.

Возможно, он просто понимал, что эта лучшая возможность забрать авторитетную силу у Муянга.

Однако Муянг все равно чувствовал, что что-то не так.

Хотя его разум был ослаблен болью, он все равно это заметил.

Впервые он видел Люцифера таким.

Ах…

Муянг понял.

Их души смешались.

Если Муянг был ослаблен, то и Люцифер тоже.

До сих пор Люцифер защищал себя.

Он защищал себя от силы Габриэля, а также от всех других сил, которыми обладал Муянг.

Он закрыл дверь, чтобы не очиститься и не потерять себя.

Однако теперь дверь была взломана и распахнута настежь. Когда душа Муянга ослабла, он больше не мог защищаться.

Сила Габриэля не была активирована, но Люцифер знал, что если Муянг заметит это, он может поглотить его.

Люцифер был уверен, что Муянг никогда не поймет этого.

И если Муянг ослабнет чуть больше, он просто не сможет этого сделать.

Вот почему он пытался еще больше ослабить Муянга, искушая его.

— Отдай ее мне. Я попытаюсь нейтрализовать силу бессмертного существа. Клянусь своим именем, именем Люцифера…

— Вот именно. Ты тоже был бессмертен.

Муянг протянул ему руку.

И схватил душу Люцифера.