Глава 230. Алс Нова (Конец)

Смерть означала конец, и для человека было совершенно естественым врожденное желание не оставлять после себя сожалений, прежде чем издать последний вздох.

Баэ Сунминь не был обычным личем. Он продолжал меняться, даже став им.

И это касалось не только Баэ Сунминя, на самом деле вся нежить вокруг испытывала подобные изменения.

Вся нежить, созданная Муянгом, была особенной, а Баэ Сунминь был самым уникальным среди всех его творений.

Баэ Сунминь снова посмотрел на Баэ Сьюзи. Он почувствовал себя слабым. Он не знал почему, но ему хотелось положить руку ей на щеку и сказать, что все в порядке.

Сунминь не понимал, что это за чувство. Он только знал, что должен забрать ее, чтобы не испытывать никаких сожалений.

— Лич говорит о сожалениях? Это смешно.

Бум!

Энрот с грохотом ударил посохом.

От посоха начали расползаться щупальца и тени. Эти твари двигались к Баэ Сунминю, пытаясь обвиться вокруг него.

Баэ Сунминь заставил свою магическую силу взорваться. Взрыв был такой силы, что едва не разорвал его собственное тело.

Его магическая сила в одно мгновение превысила уровень в 700 очков.

— Магическая сила, достигшая трансцендентности! И как долго ты сможешь это выносить?

Даже Энрот начал нервничать. По крайней мере, в этот момент сила Баэ Сунминя могла сравниться с силой Энрота.

Проблема заключалась во времени.

Баэ Сунминь не мог поддерживать это состояние в течение длительного времени.

Самое большее — 3 минуты. Если он попытается продержаться дольше, то все его тело разорвет.

— Этого вполне достаточно. Амадеус.

Церемония вызова ведьмы.

Раньше он использовал голову гидры в качестве жертвоприношения, но теперь ему это было не нужно.

Переполнение магическими силами!

Это было гораздо лучше, чем голова Гидры.

Кяааааааак!

Тело ведьмы Беатрис стало меньше, когда она вышла из открывшейся «двери», но теперь вокруг ее тела кружилась темная аура.

Она быстро расправилась с тенями и щупальцами, идеально выполнив свою работу.

Благодаря этому у Баэ Сунминя было время подготовиться к новой магии.

Сила Беатрис была способна разрушить и сломать все вокруг, но никто не мог сказать, как долго она сможет продержаться против Энрота. Энрот был самым сильным демоном-королем, поэтому надежд было не много.

— Как это ничтожно.

Энрот снова взмахнул посохом.

Дзинь! Дззизинь! Дзиииинь!

В воздухе появилась пентаграмма, и из нее начали выходить лучники, созданные из теней. Стрелы теней-лучников источали тьму. Они могли проклясть и уничтожить все, к чему прикасались.

Лучников было около трехсот.

Рассредоточившись по полу, воздуху и стенам, они стреляли не переставая.

Кьььяааак!

Даже Беатрис с ее скоростью не могла увернуться от всех этих стрел.

Но нескольких ударов все равно оказалось недостаточно. Беатрис расправилась с тенями-лучниками и направилась к Энроту.

— Рыцарь Гибели.

В тот же момент…

Остатки разбитых теней-лучников собрались вместе, сформировав фигуру огромного рыцаря.

Рыцарь Гибели!

Существо, которое стояло на ступень выше рыцаря смерти!

Окончательная форма рыцарей из числа нежити, о которой ходили легенды.

Бам!

Когти Беатрис и меч рыцаря гибели столкнулись.

Тело Беатрис было единственным, что увеличивалось в размерах от ран.

Согласно легендам, рыцари гибели появлялись после того, как великий герой превращался в нежить, хотя многие верили, что они существуют только в легендах.

Его сила была настолько велика, что он мог убить даже дракона.

Монарх Смерти командовал несколькими батальонами таких рыцарей, но никто не знал, что и Энрот мог управлять рыцарем гибели.

Баэ Сунминь молчал.

Самой мощной силой, которую он мог призвать прямо сейчас, была Беатрис.

Но тот, кого вызвал Энрот, был достаточно силен, чтобы справиться с ней.

Кроме того, Энрот не был специалистом по призыву магических существ.

— Моя магия не имеет границ.

Энрот нарисовал в воздухе круг, и вскоре повсюду появилось бесчисленное количество глаз.

«Глаза смерти»

Это было сильное заклинание из числа проклятий. Магия, которая ослабляла противника, смотревшего на нее.

Но Баэ Сунминь тоже успел закончить заклинание.

«Бездна»

Открытые врата ада.

Все двери, которыми владел Баэ Сунминь, открылись, и оттуда начали появляться огромные монстры. Нежить начала появляться даже из-под земли.

Это была единственная магия «мрамора реальности», которую мог использовать Баэ Сунминь.

Энрот повернулся лицом к врагам, которые продолжали множиться, и слегка удивленно посмотрел на них.

Он видел всех, кроме лича, который сумел создать такое заклинание!

Но на его лице не было ни смущения, ни страха. Только интерес.

— Как не везет, действительно не везем, — пробормотал Энрот.

Потенциал развития лича, который знал, как использовать мрамор реальности, был неограничен. Однако существо, стоявшее за ним, тревожило его.

Он должен был устранить этого лича своими собственными руками, так что, конечно, ему не повезло.

Энрот широко взмахнул посохом.

Свист!

Когда он взмахнул им, как мечом, в воздухе появилась рука огромного зверя и разорвала барьер бездны.

— Передо мной любая магия бесполезна.

Барьер бездны рухнул в одно мгновение.

Баэ Сунминь стиснул зубы.

Противник, с которым не могла справиться ни Беатрис, ни бездна!

Впервые он столкнулся с таким сильным противником. Энрот, несомненно, был одним из самых сильных магов, воюющим с другими магами.

«Оставшиеся козыри…»

Он просчитал все доступные ему ходы. Он обдумал все шансы на победу, которые у него были.

А они были невероятно низкими. Думать о победе, когда твоим соперником был Энрот, было абсурдно само по себе.

«Но я и не думаю о победе»

Он подумал о своей изначальной цели.

Спасти Баэ Сьюзи.

Кости Баэ Сунминя то увеличивались, то снова уменьшались. Волны магической силы, переполнявшие его, плохо влияли на его тело.

Если он будет продолжать в том же духе, то погибнет.

Это было саморазрушение.

Баэ Сунминь снова посмотрел на Баэ Сьюзи.

И отдал секретный приказ Беатрис.

Кььььяааааак!

Беатрис начала проливать кровавые слезы и сходить с ума.

Бешенство. Беатрис тоже пришла в бешенство, как Баэ Сунминь.

Она слегка оттолкнула рыцаря гибели назад, а Баэ Сунминь воткнул свой посох в землю, пока Энрот пытался сотворить какое-то заклинание.

Вся магическая сила собралась на кончике его посоха.

— Только не говори мне…!

Энрот понял, что Баэ Сунминь пытается сделать.

Саморазрушение!

Ничего вокруг не останется, если взорвется сразу столько магической силы.

Но Баэ Сунминь контролировал даже это.

Он установил дистанцию для взрыва и собрал достаточно магической силы, чтобы унести с собой только Энрота.

Способность контролировать магию, не имеющая пределов.

— Бесполезно!

Энрот опустил голову и еще раз ударил посохом по земле.

Что-то черное выплеснулось наружу и накрыло тело Энрота.

Беатрис тем временем забрала Баэ Сьюзи.

Она спрыгнула с замка, держа ее в зубах.

— Ты сказал, что никакие чары на тебя не действуют? Что ж, попытайся остановить это.

Баэ Сунминь поднял свой посох.

А потом выстрелил из него в сторону Энрота.

Магическая бомба, содержавшая невообразимый уроень магической силы, ударила по Энроту, и раздался оглушительный взрыв.

Бааааааааам!

Муянг поднял руку.

С замка на землю летел зверь, а замок поглотил взрыв невероятной магии.

— Баэ Сунминь…

Муянг нахмурился.

Зверь встал перед Муянгом, держа в зубах Баэ Сьюзи. В то же время замок, взорвавшись, быстро начал падать вниз.

« Значит, он уничтожил себя»

Он собрал всю магическую силу в одну точку и взорвал ее.

Но причина, по которой взорвался только замок, заключалась в выдающихся навыках Сунминя.

Если бы Баэ Сунминь вышел из себя и взорвался без какого-либо контроля, то взрыв поглотил бы и его территорию.

Но Баэ Сунминь уничтожил только лишь «оболочку».

Все личи держали свои «жизненные сосуды» отдельно.

Даже Муянг не знал, где он находился, но он сможет оживить Баэ Сунминя, если найдет этот спасительный сосуд.

Однако оставалась одна проблема…

— Энрот.

Битва подходила к концу.

Демоны ослабли, когда появился Муянг. Они не могли справиться с его силой, после того, как он получил половину божественности.

Муянг поднял голову.

Энрот.

Он парил в воздухе из стороны в сторону.

— Простой лич сделал это! Просто лич!

Он получил по-настоящему неожиданный удар.

Энрот, который был самым сильным демоном-королем, не контролировал себя.

Он взмахнул посохом, и тут же с неба дождем полилось черное пламя.

— Я Энрот! Никто не может победить меня!

Даже притворяясь спокойными, дьяволы все равно остаются дьяволами. Когда они взволнованы или возбуждены, они все похожи друг на друга.

Муянг посмотрел на черное пламя, падающее с неба.

Его площадь была огромной. Казалось, что он пытается стереть с лица земли все и вся.

Это пламя было бы отвратительно поглотить.

Поэтому Муянг сказал:

— Он всегда был там.

Это было одно из заклинаний, которое Муянг видел в Алс Нове.

Все пламя исчезло в тот же момент, когда слова слетели с его губ.

Небо стало таким чистым, как будто пламени вообще никогда не существовало.

— Подавитель…! Но как ему удалось это в таком масштабе?

Энрот пришел в ужас.

Было много способов отменить заклинания, но все они были достаточно слабыми по своему действию. Он не был способен свести на нет такое мощное заклинание.

Муянг расправил крылья.

Затем пнул ногой землю и в одно мгновение оказался в воздухе перед Энротом.

Веки Энрота задрожали.

«Он». Запредельное существо. Он стоял прямо перед ним. Он был в этом уверен.

— Так это был ты. Это был ты!

Он мог чувствовать божественность.

Божественность нельзя было сравнить с силой демонов-богов, но она была несравнима и с силой Демонов-Королей.

Разница в уровнях.

Он не может быть одним из четырех трансцендентных существ.

Но откуда же взялся этот монстр?

— Но я же Энрот. Истинный демон-король, который управляет смертью и отчаянием!

Крак! Крак! Крррак!

Черная молния поразила Муянга.

Это… было щекотно.

Энрот потерял половину своей магической силы. Он использовал свою магическую силу, чтобы защитить себя от самовзрыва Баэ Сунминя.

Даже находясь на пике своей силы, он с трудом мог бы противостоять Муянгу, а с половиной своей магической силы он просто не мог нанести ему никакого урона.

Сила Люцифера была воплощением правдивости. У него была склонность игнорировать более слабых существ, чем он.

И не только это.

Кожа Бессмертного была невероятно крепкой и могла устранить действие большинства заклинаний.

Можно было сказать, что «заклинания» были бесполезны в борьбе с Муянгом. Он был естественным врагом магов.

— Еще не конец!

Энрот боролся изо всех сил.

Черная рука и щупальца накрыли Муянга, но не смогли прикоснуться к нему.

Это была сила Габриэля.

Сила, препятствующая разложению. Она достигла своего максимума и не позволяла даже дотронуться до него.

Энрот вздрогнул.

Все его козыри не работали.

— Что за чертовщина! Как… как может существовать человек, обладающий такой властью!

Энрот не мог схватить Муянга, и теперь он был в отчаянии.

Силы внутри Муянга… Ни одно существо не могло обладать всеми ими.

Муянг игнорировал все заклинания Энрота.

Как будто он был неуязвим.

Энрот инстинктивно отступил назад, как только Муянг приблизился к нему.

А потом Энрот спрятался в черном шаре. Он снова развернул черную сферу, которая остановила даже саморазрушение Баэ Сунминя.

Из головы Муянга появился рог.

Чинг!

Он начал двигаться в 64 раза быстрее и рассек черную сферу.

Треск!

Звук, который раздался, когда сфера треснула, был не похож ни на что другое. Сила, сконцентрированная в одной точке, не могла быть заблокировать простым барьером.

— Как…!

Оба его крыла упали вниз.

— Этого не может быть. Как это могло случиться? Кто он вообще такой…

— Ты и есть начало.

Тело Энрота начало разрушаться. Он понял, что не сможет победить этого противника как маг, и попытался стереть свое тело.

Он подумал, что, возможно, Муянг изучил высокоуровневую магию нежити.

Он не мог даже подумать о том унижении, которое принесет ему превращение в нежить, как это случилось с Шар-Шазаром.

Но…

— Он всегда был здесь.

Заклинание Алс Новы.

Оно все свело на нет.

Хотя оно не могло вернуть его тело, оно обладало эффектом отмены заклинания.

Саморазрушение Энрота прекратилось.

Энрот был потрясен.

Но на этот раз он даже не смог закричать. Настолько его шокировало то, что произошло. Он не думал, что Муянг способен остановить его саморазрушение. Он не мог себе этого даже представить.

Муянг ухмыльнулся и сказал:

— Ты станешь нежитью. Станешь моим мечом, поражающим демонов-богов.

Энрот вздрогнул.

А потом Муянг протянул к нему руку.